жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

«Яблоки устойчивости висят низко»

Первые попытки выстроить концепцию энергосберегающего жизнеустойчивого жилого здания
для Балтийского региона выявили разницу как в подходах к проблеме, так и в нормативах разных стран. Но участники проекта уверены, что инновационные технологии и стандарты не имеют границ.

Пять стран и одна цель

Международный проект Longlifе с участием пяти стран Балтийского региона стартовал в 2009 году. Целью работы стало создание типового проекта жизнеустойчивого энергоэффективного и ресурсосберегающего жилого многоквартирного дома. В работе, рассчитанной на трехлетний период, принимают участие специалисты из Германии, Дании, Литвы, Польши и России.

Важнейшим условием создаваемого прототипа является его конкурентоспособность. Несмотря на предполагаемое использование наиболее перспективных технологий и возобновляемых источников энергии, проект не должен быть дороже традиционного здания, так как предусмотрен для создания жилого дома, доступного для «широкой общественности».

– В каждой стране для работы над проектом участвуют по три партнера, – рассказывает профессор Берлинского технологического университета Клаус Рюкерт. – Это, как правило, университет, городская или муниципальная админи-страция и представитель промышленно- строительного сообщества. Такое партнерство позволяет охватить весь спектр вопросов: технологии, планирование, нормативно-правовые аспекты, строительство и девелопмент. Это помогает оптимизировать, гармонизировать и согласовывать процедуры проектирования и строительства.
С российской стороны участниками проекта стали СПбГАСУ, ОАО «Ленинградское областное жилищное агентство ипотечного кредитования», НП «АВОК-Северо-Запад». Однако это не ограничивает круг желающих создать жилой дом с удельным энергопотреблением до 40 кВт/кв. м в год.
Надо отметить, что эти условия не самые жесткие, если учесть, что новые требования к энергоэффективности зданий, принятые в ЕС в 2010 году, предусматривают почти нулевые показатели к 2021 году. Проект финансируют различные фонды Евросоюза, и в России есть реальная возможность получить грант по программе Longlifе.
По замыслу инициаторов, совместные усилия специалистов разных стран должны привести в итоге к глобальному уменьшению энергопотребления, эффективному ресурсосбережению и минимизации издержек в течение жизненного цикла строящихся зданий.
Именно такой подход, учитывающий полный жизненный цикл, низкие эксплуатационные издержки и широкое использование вторичных стройматериалов и ресурсов позволяет говорить об экономичности устойчивого здания, несмотря на более высокие первоначальные затраты (см. рис).
Казалось бы, все просто – имея примеры практической реализации таких зданий, достаточно объединить усилия, гармонизировать национальные стандарты, создать некий единый проект и тиражировать его в ряде стран. Но на деле все оказывается гораздо сложнее.

«Подводные камни» проекта

Партнеры проекта начали с того, что выпустили специальный глоссарий на пяти рабочих языках, в котором определились со значением более 50 основных понятий. Среди них – «парниковый эффект», «застройка, отвечающая климатическим требованиям», «реновационный потенциал», «энергетический стандарт», «экономически эффективное здание» и другие термины из области архитектуры, градостроительства, экономики, экологии и энергетики.
Еще одним итогом первого этапа Longlifе стал сравнительный отчет по различным аспектам создания устойчивого здания. Помимо строительных технологий, специалисты проекта проанализировали механизмы принятия проектных решений, процедуры получения разрешений на строительство, инструменты финансирования и управления, а также развитие стандартов энергоэффективности и жизнеустойчивости зданий в странах-участницах проекта.
Один из авторов Марек Крзажек, к. т. н. из Гданьского технологического института, выделяет ряд факторов влияния, имеющих свою специфику в каждой стране. Например, использование одних и тех же материалов зависит от традиций, применяемых технологий и подготовки специалистов. Удельные затраты на строительство оказываются самыми высокими
в Дании и минимальными в Польше. Сильно отличаются уровни доходов населения и метраж жилой площади на человека. Большой разброс показателей есть по ценам на энергоносители и степени использования.
Отмечены существенные несовпадения в нормативно-правовой базе. Так, система сертификации по жизнеобеспечению зданий есть только в Германии. Кроме того, ни в одной стране нет общего стандарта по измерению энергоэффективности.
Анализ государственного финансирования программ по энергосбережению и энергоэффективности показал, что максимальную поддержку оказывают в Германии. Она же является единственной страной, где само «устойчивое строительство» стимулируется за счет субсидий и кредитов.
Учитывая многочисленные различия, авторы отчета пришли к выводу о необходимости не столько формировать единые стандарты, сколько встраивать варианты прототипов в местные правовые нормы и условия.
– Говоря об энергоэффективном доме, подразумевают «умные», «зеленые» или «нулевые» дома, – говорит
Йосифас Парасонис из Вильнюсского технического университета им. Гедиминаса. – На самом деле, это три разных здания: «умный» дом не обязательно будет «зеленым», а «нулевой» – использовать только возобновляемую энергию. Задача в том, чтобы грамотно сочетать разные ресурсы в каждой стране. Если энергоресурсы в России дешевле, чем в Европе, то экономически выгоднее использовать их, а не источники «зеленой» энергии.
В Латвии уже построен пассивный коттедж площадью 200 кв. м с годовым энергопотреблением на отопление 15 кВт ч/кв. м. В университете пересчитали его энергозатраты для разных стран. Как оказалось, при одних и тех же стартовых параметрах дом окажется почти в 5 раз эффективнее в Ирландии и в полтора раза более затратным в Хельсинки.

– Это означает, что в разных странах пассивные дома будут строить по-разному. Поэтому создавая дома с низким энергопотреблением, надо исходить не из экономических, а из объективных технических критериев, – уверен Йосифас Парасонис. – Мы предлагаем использовать коэффициент энергетических ресурсов, равный соотношению использования в проекте невозобновляемых и возобновляемых источников энергии.

Сегодня в Европе он равен 10, для пилотного проекта Longlifе в Литве определен в 2, а в перспективе для ЕС должен стать единичным. То есть использование ВИЭ составит 50%. Если внести коэффициент в нормативы, то он, наряду с другими параметрами, может стать точкой отсчета для проектирования энергоэффективных домов.

Учиться у соседей

С градостроительных позиций будущее городов за малоэтажными компактными застройками с низкой плотностью населения, полагает профессор университета Ньюкастла Штеффен Леманн, председатель комитета ЮНЕСКО по устойчивому и энергоэффективному развитию городов Азиатского и Тихоокеанского регионов.
Как убежденный противник высокоэтажного жилья, он активно пропагандирует идею подхода к энергосбережению на уровне малоэтажных районов, а не отдельных зданий. Это должны быть застройки со всем необходимым для проживания, работы и отдыха, возможно, с производством базового количества энергии.
Примером таких районов в Европе становится новое жилье на месте доков, промышленных предприятий или военных поселений, как это происходит в Амстердаме, Копенгагене, Галене, Фрайбурге.
– Я привозил туда коллег из Китая, чтобы показать, что можно строить удобные города, не пародируя высокоэтажную Америку и обеспечивая при этом низкую энергетическую и экологическую нагрузку на окружающую среду, – рассказывает Штеффен Леманн.

Еще одним условием энергоэффективности он называет «метаболизм городов». Этот термин включает приоритетное использование местных ресурсов, рециклинг отходов с получением вторичного сырья и вторичной энергии. Примером служит г. Маздар со 100%-м использованием всех видов отходов: примерно половина их идет в переработку, остальное служит ресурсом для производства энергии.

Отсюда следует необходимость применения малоэнергоемких строительных материалов с минимальным по стоимости жизненным циклом и перспективой рециклинга.
Чем меньше энергоемкость материала, тем дешевле строительство домов и тем короче срок их окупаемости.
С этих позиций большие перспективы имеет дерево.
По словам профессора Леманна, практика возведения деревянных зданий получает большое распространение в Европе. При этом в Швейцарии возводят
6-этажные деревянные дома с бетонным каркасом, в Норвегии освоены 5-этажные полностью деревянные дома. В Лондоне, Берлине и на территории Австрии можно встретить 10-этажные сборные деревянные здания.

«Яблоки устойчивости висят низко», – любит повторять Штеффен Леманн.
Сегодня в мире очень сильны традиции энергоэффективного строительства, во многих городах накоплен опыт по созданию как отдельных зданий, так и районов с низким потреблением энергии. Этот опыт становится доступным, в том числе благодаря проектам Longlifе.

Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

X