жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

Семиотика пейзажа

Современные ландшафтные архитекторы ищут свое прочтение городского пространства.

Сквер им. А. Петрова на Каменностровском проспекте Международная конференция «Исторические ландшафты и современность», проходившая в июне в Петербурге, обозначила намерение отечественной ландшафтной отрасли выйти из затянувшегося застоя конца XX – начала XXI века.

По свидетельствам участников форума, ландшафтная индустрия России последние лет пять находится на подъеме. Впрочем, о глубине и качестве этого процесса говорить пока рано.

В то же время, если сузить оценку до Петербурга и окрестностей, то нельзя не заметить попечение об их зеленом убранстве со стороны правительства города и даже государства. Исторические парковые ансамбли также не забыты: передан в руки реставраторов Летний сад, реанимирован парк Константиновского дворца. Запланировано восстановление парка в Ораниенбауме, Александровского парка в Царском Селе.

Появляются отдельные частные инвесторы. В частности – новые владельцы старинных помещичьих усадеб, берущие на себя заботу о прилегающих парках. Развитию рынка как такового немало способствует мода на ландшафтное оформление частных коттеджей.

Однако пока, по оценкам специалистов, происходит переписывание старых советских приемов и снятие «кальки» зарубежного опыта.

«Их» ответы вызовам времени

По словам Дайаны МЕНЗИЕС, президента IFLA (Международной ассоциации ландшафтных архитекторов), вызовы времени в исторических городских ландшафтах разнообразны. Примеры удачных «ответов» всегда основываются на уважении к истории, культуре, даже философии места, а также умелом использовании современной науки и практики. Такой пример – появление Олимпийского лесного парка в Пекине, сочетающего в себе концепцию древней китайской философии искусства «Шань-шуй», «Фэн-шуй» и современных технологий. Второй пример – возрождение парка «Чапультепек» в Мехико. Реабилитация этого парка основывалась на анализе и оздоровлении состояния деревьев, дренажной системы парка, археологии и возрождении древних ацтековских колодцев и построек. При этом не была упущена социальная сторона: велась работа с посетителями и регулирование торговли.

Ближе всего Петербургу пример, связанный с технологическим вызовом времени, – преображение бельгийского города Гента, наследника средневековой культуры. В 1970-х годах неповторимые улочки Гента превратились в парковки для автомобилей. Это нарушило расположение открытых пространств и экологию в городе. Его власти признали необходимость оздоровления городского ландшафта, создав вначале несколько пешеходных зон. Потом последовал «велосипедный план» 80-х годов. Скорость движения автомобилей снизилась до 30 км на 1400 улицах. В Генте увеличили площадь тротуаров, упростили перекрестки для пешеходов. На 95% улиц с односторонним движением, на набережных разработали сеть велосипедных дорожек. Была проведена программа вечернего освещения. Экология города преобразилась.

Властям и горожанам Гента удалось решить те проблемы, с которыми борются многие исторические города мира: сочетание культурных символов, исторического прошлого ландшафта и современных потребностей людей, сохранив при этом «дух места».

Поиски российской парадигмы

Специалист КГИОП Алексей МИХАЙЛОВ считает, что у нас так же предметами охраны должны стать пейзажи, ландшафты. Без обращения к многослойной истории городов дальнейшие шаги ландшафтной архитектуры окажутся безликими. Национальные традиции в парковом, садовом искусстве фиксировались в докладах о возрождении усадебных, дворцовых парков, монастырских садов.

Заведующая кафедрой ландшафтной архитектуры Нижегородского ГАСУ Ольга ВОРОНИНА привела несколько примеров, как сегодня формируются ландшафты в городах, появившихся в 20-30-е годы XX века. Процесс возник как реакция на функциональность, безликость городского пространства, где нет своих сакральных мест, храмов, нет истории благоустройства, выразительных средств самоопределения людей.

Так, архитекторы нашли в городском пространстве место для прошлого, переданного в малых формах, скульптурах, благоустройстве набережных. Экологически неблагополучный город Дзержинск «вспомнил», что за сосновые боры и удивительный климат его когда-то называли Ялтой на Оке, а Петр I здесь строил корабли. Ландшафтными зодчими не были забыты и нынешние символы, продиктованные градообразующим химическим предприятием. В элементах уличной «мебели» Дзержинска появились мотивы таблицы Менделеева, капель воды, а цветочные вазы-«шары» стали напоминать кристаллы.

Профессор СПбГАСУ, доктор архитектуры Юрий КУРБАТОВ считает, что у ландшафтной архитектуры, наконец, появился свой язык, хотя ему и не хватает современной философской основы.

– Мир изменился. Меняется и представление об архитектуре, нарабатываются новые парадигмы. Сегодня перспективными направлениями в архитектуре считаются ландформы, «органика», эко-тек, диктующие изменения и в ландшафтной архитектуре. А последняя топчется на месте, повторяет то, что уже сделано на Западе. Нам нужно серьезное осмысление накопленного опыта для того, чтобы сформировать язык современной ландшафтной архитектуры, сотрудничество практиков, теоретиков, историков, философов, – сказал ученый.

Петербуржцы ждут креатива

– Пока программа развития пешеходных территорий в историческом центре Петербурга, принятая в 2004 году, реализована только частично, – отметила на форуме главный ландшафтный архитектор Петербурга Лариса КАНУННИКОВА. – Тем не менее эта программа принесла видимые экономические и социальные результаты. Дизайнерские разработки опирались на множество факторов, начиная с исторических справок и заканчивая пожеланиями жильцов. Каждая такая работа имеет индивидуальный характер.

Было время, когда нам приходилось уговаривать предпринимателей взять в аренду необустроенные подвальные помещения в домах, выходящих на Малую Садовую.

Сегодня рекреационные зоны, созданные вокруг Большого пр. В.О. и Большого пр. П.С., не менее востребованы предпринимателями и горожанами, чем пешеходные зоны вокруг Невского.

Среди удачных примеров ландшафтной реконструкции последних лет были названы Захарьевская улица и сквер имени Андрея Петрова, выполненные в 2008-2009 годах.

Генеральный план Санкт-Петербурга сегодня предусматривает развитие всех зеленых территорий города, в том числе новостроек и въездных зон. Примером, по словам Канунниковой, может служить реконструкция улицы Турку. Завершается разработка проекта реконструкции Долгоозерной улицы, реализация которого пока отложена из-за кризиса. Изменению ландшафтного облика Петербурга способствует активность горожан в озеленении дворов. При этом жителей уже не привлекают стандартные подходы к благоустройству кварталов, они ждут от специалистов креативных решений.

Другие материалы по теме

X