жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Они договорятся

Они договорятся

Об этом шла речь в ходе бизнес-завтрака, который по традиции провела редакция журнала «Промышленно-строительное обозрение» с членами экспертного редакционного совета в ресторане «Чин-чин». В мероприятии приняли участие ученые и руководители промышленных и строительных предприятий, финансового сектора, консалтинговых компаний, которые высказали свои частные мнения по общим вопросам экономического развития в 2015 году.

История одного кризиса, о котором знали заранее

Почти все эксперты согласились с тем, что сложившаяся ситуация в экономике была предсказуемой, причем о приближении очередного кризиса знали задолго до его наступления.

«Российская экономика шла на «мягкую посадку» последние пять лет, – рассуждает о падении темпов роста руководитель центра «Республика» Сергей Цыпляев. – Но сейчас на это замедление наложились еще два фактора: один – почти неконтролируемый – связан с падением цен на нефть, другой – фактически рукотворный – с последствиями санкций. Сочетание всех трех причин сегодня переводит мягкую посадку в жесткую».

По мнению генерального директора консалтинговой компании «Вильчур и партнеры» Николая Вильчура, нынешний кризис носит не политический, как полагают ряд экспертов, а сугубо экономический характер. Причинами стали внутренние предпосылки: из-за неэффективной структуры экономики и ее зависимости от нефтегазовых доходов предел роста ВВП был предопределен даже без внешних катализаторов, которыми стали события на Украине.

«Мы оказались зависимыми от западных кредиторов, потому что политика Центробанка все время сводилась к тому, чтобы зажать ликвидность, – уверен эксперт. – Идет постоянная борьба с инфляцией с помощью процентных ставок. Уже не первый год в российской экономике мы сталкиваемся с феноменальным явлением – инфляцией издержек. Центробанк вынужден тратить настолько огромные ресурсы, чтобы обеспечить ликвидность, что инфляция все равно растет. Чем больше зажимается финансовый поток, тем больше экономика заходит в тупик. Если бы в следующем году зарубежные банки подняли ставки рефинансирования – а, скорее всего, это произойдет – то мы бы столкнулись с отсутствием дешевых кредитов и все равно пришли к такому же кризису».

С тем, что на появление кризиса в реальном секторе экономики никак не повлияла внешняя политика, согласен профессор СПБГЭУ, д.э.н. Андрей Алексеев. Он, в свою очередь, убежден, что при средней за три года рентабельности 11–13% и низкой ликвидности предприятиям и так не приходилось рассчитывать на инвестиции и банковские кредиты.

«Во-первых, ключевая ставка рефинансирования с 5 ноября поднята до 9,5%, что переводится как «промышленности денег не давать», – перечисляет он основные системные причины кризиса. – Второе – вся выручка от нефтегазовых ресурсов хранится в векселях и акциях, где средняя ставка составляет 7,2%. Третье – в стране отсутствует масштабный частный бизнес (следовательно, он не может влиять на происходящее), поскольку 80% оборота российской экономики обеспечивают государственные деньги. Для государственного капитализма выходом из кризиса является либо создание и стимулирование спроса, либо прямое инвестирование в собственные предприятия. Он не будет делиться деньгами с частным сектором промышленности и строительства, хотя перенаправить финансовые потоки в инфраструктурные проекты было бы сейчас хорошим вариантом, если избежать при этом несовершенной системы распределения государственных ресурсов в виде коррупции и «откатов».

Бизнес в поисках защиты

Увеличение объемов инвестиций до необходимых масштабов отчасти решает проблему, но намного важнее изменить мотивацию предпринимателей, которые мало защищены как от потери доходов, так и от потери самого бизнеса, если он успешен.

«Достаточно посмотреть, как строится система принятия властных решений, и станет понятно, что и федеральная, и региональная власть не ценит бизнес как элемент общественный и ей самой необходимый, – констатирует генеральный директор консалтинговой компании «Решение» Александр Батушанский. – В золотой период высоких цен на нефть вместо создания огромных неэффективных корпораций государству следовало выстраивать инфраструктуру – но не как способ поддержать экономику, а как идею, вокруг которой бизнес мог создавать свой продукт».

По мнению Александра Батушанского, страна упустила шанс совершить в 2000-е годы гигантский экономический скачок. Если бы денежные потоки тогда направить иначе, то малые предприятия смогли стать средними, средние – крупными и заменить собой малоэффективные крупные компании, которые поддерживались государством.

В результате средние предприятия сегодня застряли в своем росте – при годовых оборотах свыше 200 млн рублей они рискуют попасть на глаза контролирующим органам, силовым структурам или аффилированным с государством крупным компаниям, и тогда уже практически не защищены от рейдерства во всех его видах.

«Экономика зависит от того, как чувствует себя предприниматель, – утверждает Сергей Цыпляев. – Если он видит перспективу, уверен в своем будущем и готов трудиться, то рост обеспечен. Если, как сейчас, инвестиционный климат арктический, то шансов на подъем экономики нет, дальше нас ждет стагнация и социальный протест. Вместе с тем в обществе понимание какой-либо иной роли предпринимателя в обществе, кроме как потенциального преступника, зачастую отсутствует. Что же ждать в этом случае предпринимателю?»

Неудивительно, как отмечают руководители консалтинговых компаний, что самая востребованная в 2014 году услуга – вывод капитала из страны. Растут заказы на защиту от полицейских проверок, налоговых служб, административного давления.

В отличие от западных стран, где в кризис стараются поддержать бизнес, у нас стараются «отжать» оставшееся, отмечает Николай Вильчур, для которого такие обращения предпринимателей – самый верный индикатор наступающего экономического коллапса.

Наоборот, в благоприятных условиях российским компаниям зачастую удается совершать подлинные прорывы и в НИОКР, и в серийном производстве продукции, не уступающей зарубежным аналогам. На волне импортозамещения такие разработки обещают быть особенно востребованными на внутреннем рынке.

«У нас нет недостатка в резидентах. На смену ушедшим по разным причинам компаниям приходят новые предприятия, которые в связи с политикой импортозамещения получили возможность создавать продукты, конкурентные и по качеству, и по ценам, – рассказывает заместитель руководителя филиала ОАО « ОЭЗ» Виталий Семилетко.

Этот оптимизм разделяет представитель компании ЭлТех Юрий Школьников, который рассказал об опыте создания продукции с высокой научной составляющей в региональных технопарках Мордовии, Калининграда, Татарстана. По его словам, инвестиции в высшую школу, сделанные правительством за последние пять лет, уже приносят результат: многие наукоемкие технологии, которые компания внедряет на новых предприятиях, разработаны в вузах и не уступают западным образцам. Давать этим разработкам «зеленый свет» намного выгоднее, чем импортировать – в отличие от заимствованных за рубежом, они способны развиваться дальше.

Впрочем, такая благостная картина складывается далеко не во всех регионах, хотя сейчас конкуренция между ними за участие в ФЦП, бюджетные деньги и стратегических инвесторов развернута очень широко.

Против стереотипов

Если предыдущие спикеры постарались опровергнуть устоявшееся мнение о неумении отечественных предприятий выпускать качественную и высокотехнологичную продукцию, то генеральный директор НТЦ «Технологии 21 века» Михаил Кнатько показал, что и инвестиционные проекты в России могли бы стать по-западному экономичными и эффективными.

«Все предыдущие кризисы не затронули основополагающие механизмы принятия решений в нашем обществе, в этом смысле мы по-прежнему живем при социализме, – заявил он, имея в виду и устаревшую нормативную базу, и чиновничий подход к финансированию объектов, и работу проектировщиков и строителей, не заинтересованных в конечном результате. – Сначала конструктор выдает проект по давно наработанным и устаревшим решениям, чтобы без потерь пройти экспертизу, потом строители льют тонны бетона, потом на высшем и на среднем уровне вступает в действие «распределительный механизм» в виде откатов.

В итоге за объект, в который вбухали столько денег, становится стыдно. Понятно, что сейчас подобная система, которая держалась на излишках нефтедолларов, жить не сможет. В ближайшее время произойдет либо ее слом, либо дальнейшее скатывание вниз. Думаю, что страна этот кризис переживет, но переделывать придется многое – такая экономика не имеет права на существование».

«Каждый на своем месте должен будет научиться работать в более сложных условиях, анализировать ситуацию и для своей компании решать целый ряд вопросов, связанных с выходом из ситуации, – резюмирует генеральный директор компании РЗКИ Галина Иванова. Она отметила, что западный бизнес с еще большим желанием хочет работать в России, привнося свои технологии и инвестиции, поскольку низкий курс рубля им выгоден, а отечественный производитель ищет новые направления и рынки и нуждается в поддержке.

Надо отметить, что и Галина Иванова, и Михаил Кнатько имеют опыт по оптимизации инвестиционных строительных проектов, в которых капитальные затраты были вдвое-втрое снижены по сравнению с аналогичными объектами.

Как не перевернуться, оказавшись в одной лодке

Мы движемся по пути смены парадигмы, но изменение ситуации лежит вне плоскости политики государства, поясняет главную для российских компаний проблему очередного кризиса Александр Батушанский.

«Идет глобальный передел в мировой экономике, – согласна директор СПб филиала ВБРР Елена Кондратюк. – Что делать с этими вызовами, которые коснутся и строительства, и банковской сферы? Создать инвестиционный климат для предпринимателей, не увеличивать налоги, дать шанс компаниям самим найти путь выживания, не разбрасываться и сосредоточиться на главном.

Подчеркивая потенциал российского бизнеса, представитель Санкт-Петербургского Союза промышленников и предпринимателей, глава Союза литейщиков Владимир Евсеев первым из собравшихся заявил о том, насколько важным для всех в этой ситуации будет, не откладывая, начинать договариваться между собой:

«Мы требуем от власти стабильных экономических и законодательных условий работы, чтобы понимать ситуацию и иметь возможность грамотно привлекать инвестиции в промышленность, – обозначил основные запросы бизнес-сообщества эксперт, один из инициаторов «общественного договора» с властью. – Нас ждут слишком тяжелые времена, чтобы ходить с вилами друг на друга. Всем – и банковскому сообществу, и власти, и бизнесу, и общественным институтам – надо договариваться, кто кому может помочь, на каких условиях и чем при этом поступиться.

«В кризис 2008 года уже появилась тенденция договариваться, и в 2015 году это станет ключевым пунктом в экономических отношениях», – прогнозирует руководитель отдела развития бизнеса Северо-Западного регионального центра КПМГ Алексей Лазутин. Он напомнил, что в предыдущий кризис его компания вывела из наиболее просевшего строительного сектора три петербургские фирмы на IPO и научилась применять финансовые инструменты, позволяющие осуществлять трансфер технологий. Извлечь положительные уроки можно даже из безнадежного экономического спада, о чем свидетельствует опыт многих компаний с мировым именем.

«Когда наступает кризис, правительству надо генерировать разнообразие вариантов для поиска выхода, давать волю предпринимателю и резко сокращать государственное регулирование, – категоричен Сергей Цыпляев. – Не стоит ждать большого чуда от импортозамещения, изолироваться от мирового распределения труда и делать все самому. В закрытой экономике техническое отставание сегодня может нарастать колоссальными темпами. Наоборот, стоит пойти на все, чтобы открыть двери для технологий и патентов, как это сделано в Китае, до этого – в Японии, в период индустриализации – в советской России. Ключевой момент для российских производителей – это не просто научиться делать то же самое, но хуже и дешевле, а найти в итоге то, что будет продаваться во всем мире».

Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

X