жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Запустить процесс


ЗАПУСТИТЬ ПРОЦЕСС

Энергоэффективность: промежуточный результат

Пятилетие с момента принятия Закона «Об энергосбережении…» № 261-ФЗ – своего рода повод подвести первые итоги его действия. Они малоутешительны: реализацию планов правительства по снижению энергоемкости российского ВВП как минимум на 40% к 2020 году эксперты уже сегодня называют проблематичной.

По словам президента Национального объединения организаций в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности Владимира Пехтина, заявленные пять лет назад показатели по энергосбережению оказались практически невыполнимы.

«Достигнутый уровень энергосбережения составляет 17%, – заявил он на ноябрьском конгрессе «Энергоэффективность XXI век». – Но нам нужно серьезно поработать и законодательно, и технологически, чтобы к 2018–2020 годам приблизиться к показателю 22%».

Основные пути достижения этих показателей обозначил другой участник конгресса, руководитель отдела энергосбережения и повышения энергоэффективности Департамента энергоэффективности и ГИС ТЭК Минэнерго Роман Неуступкин. По его мнению, задача государства сегодня – создать инструменты для повышения энергетической эффективности. Он также отметил ряд неточностей, допущеных в законодательстве. Например, при введении обязательного энергетического обследования не было предусмотрено внедрение мероприятий, предлагаемых энергоаудиторами.

Отделение энергоаудита от реальной работы эксперты называют одним из главных просчетов в политике энергосбережения, поскольку он закономерно привел к формализации энергетических обследований, демпинговым ценам на эти услуги и низкому качеству большинства энергетических паспортов.

Исправить эту ситуацию призваны поправки к закону об энергосбережении (Федеральный закон № 399ФЗ). С 1 октября 2014 года для организаций, обязанных проводить энергоаудит каждые пять лет, планка совокупных затрат на потребление всех видов энергии и ресурсов повышена до 50 млн рублей в год. Поправки коснулись также увеличения минимального уставного капитала СРО энергоаудиторов до 2 млн рублей и требований к энергетическим паспортам, которые должны содержать конкретную информацию по энергосбережению, а не о типовых мероприятиях.

Вместе с тем в Минэнерго совместно с Минэкономразвития разработан проект закона, который полностью заменяет обязательное энергетическое обследование декларированием потребления энергетических ресурсов. Ключевые показатели по обязательному снижению энергопотребления сохранятся. Но если для бюджетных организаций Закон об энергосбережении устанавливал уровень снижения энергозатрат на 15% к 2015 году (по 3% в год), то сегодня в планах Минэнерго обсуждается снижение еще на 2% ежегодно после 2015 года.

Низкий старт энергосервиса

В соответствии с Законом «Об энергосбережении…», одним из инструментов внедрения энергоэффективных технологий призван стать энергосервисный контракт, который позволил бы потребителю использовать преимущества энергоэффективного оборудования без первоначальных инвестиций в его внедрение.

Однако, несмотря на многолетнюю и успешную практику энергосервиса в странах Европы, США, Индии и Китая, а также на потенциал отечественного рынка энергосбережения, который был оценен экспертами Сбербанка в астрономическую сумму 3,5 трлн рублей до 2015 года, широкого распространения в России энергосервисные контракты не получили.

Пока в этой сфере уверенно чувствуют себя дочерние компании или подразделения организаций, которые являются для потребителя энергосервисных услуг инвесторами (ЕБРР, Сбербанк, Внешэкономбанк, Газпромбанк и др.), поставщиками ресурсов (Россети, Ленэнерго, Тюменьэнерго и др.) и многочисленными производителями оборудования, рассматривающими энергосервис как способ сбыта своей продукции.

По подсчетам РБК, общее количество компаний, предлагающих услуги энергосервиса, превышает 250. Однако лишь небольшой процент из них готовы работать с заказчиками по классической модели контрактов, когда проект реализуется за счет экономии энергозатрат с участием нескольких сторон: энергосервисной компании (ЭСКО), поставщика энергосберегающего оборудования, финансовой структуры, ресурсоснабжающей организации, а также страховой компании.

Исполнитель подобного пилотного контракта на одном из промышленных предприятий Санкт-Петербурга в 2010 году, генеральный директор ООО «Балтийская энергосервисная компания» Павел Караулан считает основной причиной интереса к энергосервису со стороны производственников недостаточную подготовку специалистов на местах и отсутствие опыта работы по энергосервисным договорам.

«Службы главного инженера и главного энергетика на промышленном предприятии зачастую загружены текущими делами и мало заинтересованы, чтобы заниматься дополнительной работой в рамках подготовки и реализации энергосервисных контрактов, – рассказывает он о собственном опыте энергетических обследований и продвижения ЭСКО. – Я уже не говорю о низкой квалификации специалистов: хороший энергетик становится очень большой редкостью. Мне доводилось делать энергоаудит предприятия, где функции главного энергетика выполнял начальник отдела капитального строительства».

Еще одной не менее важной причиной эксперт называет отсутствие законодательных актов, гарантирующих исполнителю получение выплат по энергосервисным контрактам. Банкротство заказчика, отсутствие ожидаемого уровня энергосбережения, низкий экономический эффект от применения энергоэффективного оборудования – все эти риски банк, финансирующий контракт, перекладывает на энергосервисную компанию. В итоге получается значительное – вдвое и более – увеличение суммы и сроков контракта. За это время оборудование может выработать свой ресурс и не принести ожидаемой прибыли.

О превращении эффектов в деньги

С этими доводами согласен технический директор НП «Инженерные системы – аудит» Роман Крумер: процесс внедрения энергосервиса тормозится отсутствием единых методик расчета эффективности контракта, утвержденных на федеральном уровне.

«Затраты на энергосервисные контракты подрядчик должен возмещать из полученной экономии ресурсов, но каких именно, физических или финансовых, в законодательстве не указано, – поясняет он. – Заказчик очень часто настаивает на заключении контракта в рублях без учета роста тарифа – так ему проще фиксировать свою экономию в денежном выражении. Для энергосервисной компании, наоборот, выгоднее заключать контракт в физических величинах сэкономленных ресурсов – за счет роста тарифов затраты окупаются быстрее.

Но тарифы растут на 8–10% в год, а хороший энергосервисный контракт, как показывает практика, поможет сэкономить в лучшем случае 10–15% энергоресурсов. Если учесть, что полученная за счет энергосбережения экономия облагается налогами на прибыль, то у заказчика может просто не оказаться средств на выплату. Поэтому для него оказывается выгоднее не связываться с ЭСКО, а заключить с поставщиком контракт на поставку и монтаж энергоэффективного оборудования в рассрочку – в этом случае вложенные средства пойдут на себестоимость продукции».

По мнению специалиста, экономическую выгоду контракта рассчитывать возможно, если на время его исполнения зафиксировать тарифные ставки, но тарифы устанавливает не потребитель, а поставщик ресурсов.

Как считает генеральный директор консорциума «ЛОГИКА-Теплоэнергомонаж» Павел Никитин, действующие российские тарифы и раньше с трудом вписывались в экономическое обоснование энергосервисных проектов, так как цены на оборудование растут быстрее, чем тарифы. Европейские страны были вынуждены снижать энергоемкость экономики из-за кризиса в 1970-х годах, который привел к резкому скачку цен на энергоресурсы, но и теперь продолжают ежегодно снижать энергопотребление в соответствии с требованиями Директивы по энергоэффективности 2012/27/EU. Для российских энергосервисных компаний сейчас, когда и ставки по кредитам, и стоимость импортного оборудования возросли, окупить затраты становится просто невозможно, по крайней мере в области теплоснабжения.

Есть и еще одна проблема – у рядового потребителя ресурсов нет инструментов для формирования пакета мероприятий, которые становятся предметом контракта, и ЭСКО реализует наиболее прибыльные и быстроокупаемые мероприятия, вместо самых необходимых для заказчика на данном этапе.

Со своей стороны, подрядчик не всегда может довериться методике расчета энергоэффективности, которую производитель гарантирует для своего оборудования.

«Для составления технико-экономического обоснования по замене приборов освещения на светодиодные в первую очередь нужны данные о мощности источников света и их энергоэффективности в лм/ватт, – рассказывает Павел Караулан. – Но согласно калькулятору расчета энергоэффективности компании «Оптоган» я при тех же параметрах получаю меньший срок окупаемости проекта, хотя светильники «Оптоган» стоят вдвое-втрое дороже тех, с которыми я работаю не первый год. Очень осложняет работу в конкурсных процедурах и то, что конкуренты, предлагающие, к примеру, люминесцентные лампы, зачастую оставляют за пределами контракта многие эксплуатационные затраты».

Получается, что для успешного продвижения энергосервиса надо начинать с самого начала – учиться составлять контракт так, чтобы соблюсти баланс противоречивых интересов всех участников – и заказчика, и банка, и поставщика оборудования, и ЭСКО. Но здесь единые правила, подкрепленные подзаконными актами, еще только начинают формироваться.

Совместными усилиями

«Банкам сложно финансировать энергосервисные контракты, не имея четкого механизма возврата средств, нет методики подсчета эксплуатационной экономии контракта, ЭСКО не гарантирована от одностороннего расторжения договора заказчиком, ей трудно обеспечить кредит залогом, особенно если речь идет о малых компаниях, – перечисляет многочисленные проблемы энергосервисного рынка директор недавно зарегистрированного Некоммерческого партнерства «Энергосервисная Палата» Виталий Млынчик.

Целью нового объединения, учредителями которого выступили две СРО энергоаудиторов НП «ТриЭ» и НП «Горная и промышленная энергоэффективность», как раз должно стать преодоление бюрократических и нормативных препятствий, препятствующих распространению энергосервисных контрактов. Для этого в палате планируют обеспечить профессиональные коммуникации между участниками – представителями государственной власти, финансовых структур, энергосервисных компаний и производителей оборудования. Обязательным для разрешения противоречий между членами палаты станет Третейский суд. Только таким образом, по мнению инициаторов, можно выработать единые правила и типовые документы, которые устроили бы всех участников.

«То, что сейчас рынок складывается в пользу так называемых расчетных контрактов и дает поставщикам оборудования возможность продавать его в рассрочку, не настолько критично для развития энергосервисных услуг, – комментирует ситуацию Виталий Млынчик. – В США энергосервисный бум на 60% обеспечили производители энергоэффективного оборудования, примерно на 20% – финансовые учреждения и на столько же – компании, обладающие компетенциями в области инвестиционного энергоаудита.

Важно другое – на российском рынке имеются как энергосберегающие технологии и оборудование, так и средства на их внедрение. Суть контракта в том, чтобы частично перенаправить средства потребителя, которые все равно идут и будут идти в счет поставки ресурсов, на внедрение энергоэффективного оборудования. Такое перераспределение поможет выйти на совершенно другие масштабы экономии и пустить в оборот финансовые ресурсы, которые лежат в банках без движения».

Понятно, что для финансистов очень важна надежность возвратности кредитов, и здесь напрашивается законодательное обоснованное решение – разрешить энергосервисной компании стать дополнительным звеном между поставщиком и потребителем, чтобы любой собственник мог заключить с ЭСКО контракт на поставку ресурса. Тогда ЭСКО смогли бы применить наиболее конкурентоспособные наработки, снизить тем самым энергопотребление и возместить затраты за счет экономии.

Причем такой механизм решил бы не только проблему с гарантированным возвратом кредитов, но и с массовым внедрением лучших технологий. К примеру, производители автоматизированных систем освещения, несмотря на небольшие первоначальные затраты и существенный выигрыш по энергопотреблению, сегодня работают с управляющими компаниями точечно. Но если бы они получили доступ к общедомовым системам электроснабжения, то за короткий срок перевели бы на «умный свет» практически весь жилой массив многоквартирных домов.

Будущее энергосервиса – за бюджетными организациями?

Основные сегменты энергосервисного рынка – бюджетный сектор, компании ТЭК, ЖКХ и промышленности, коммерческие фирмы, жилой фонд. Для каждого из основных потребителей в той или иной степени созданы законодательные предпосылки для осуществления энергосервиса, и работа над совершенствованием методической и нормативной базы продолжается.

В Минэнерго подготовлена методика расчетно-измерительного способа определения базового потребления ресурсов по освещению, теплоснабжению и электродвигателям для бюджетной сферы. В планы созданной в марте 2014 года ассоциации РАЭСКО включены подготовка изменений в Налоговый кодекс, разработка методики по верификации экономии ТЭР в бюджетной сфере, а также предложения по определению потребления ресурсов расчетно-измерительным способом.

В промышленном секторе энергосберегающие мероприятия проводятся чаще всего без привлечения ЭСКО: предприятие может достичь снижения энергопотребления за счет применения новых технологий в рамках инвестиционных программ, введения системы энергетического менеджмента или бережливого производства.

Кроме того, для предприятий и ресурсоснабжающих предприятий на государственном уровне создаются модели, стимулирующие энергосбережение: в Минэнерго разработан типовой стандарт и методика по внедрению системы управления энергоэффективностью на предприятиях ТЭК, для промышленных компаний предусмотрены компенсации за внедрение энергосберегающего оборудования и т. п.

По мнению Виталия Млынчика, снижение или отсутствие бюджетного финансирования, необходимого для реализации энергосберегающих мероприятий, в ближайшее время может сделать энергосервис одним из востребованных продуктов для бюджетников.

«Начиная со следующего года бюджетные предприятия должны будут отчитываться о достигнутой экономии 15% энергопотребления, – полагает он. – Поскольку денег на внедрение энергосберегающего оборудования в бюджетах не будет, иного пути, кроме обращения к ЭСКО, у школ, поликлиник и детских садов не остается. С одной стороны, в этой сфере есть множество готовых типовых энергосберегающих решений, с другой стороны, банки охотно пойдут на финансирование энергосервисных проектов для государственных учреждений, потому что не видят в этом особых рисков невозврата кредитов. Поэтому бюджетные учреждения обещают стать системообразующим потребителем на рынке энергосервисных услуг».

Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

X