жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Реформа с белыми пятнами

Специалисты не отрицают необходимости реформы системы экспертизы строительных проектов и результатов инженерных изысканий, но вместе с тем указывают на недостатки законодательных решений, которые станут препятствием на пути развития рынка экспертных услуг.

Компьютер
Фото: engineers24.ru

Напомним, в числе грядущих законодательных инициатив государства, касающихся деятельности организаций негосударственной экспертизы, которые будут введены в действие со следующего года, – переход на работу в электронном формате не только с заявителями, но и с Государственной информационной системой Единый государственный реестр заключений экспертизы. Кроме того, предстоит и перевод организаций негосэкспертизы на принципы саморегулирования.

В ожидании перемен

«Я считаю, что изменения необходимы, – делится своей точкой зрения на процесс генеральный директор ООО «Центр строительного аудита и сопровождения» Артем Рыжиков. – Пришло время оглянуться назад, увидеть недостатки и оценить возможности для развития существующей системы. Проблем сегодня на рынке экспертных услуг достаточно: большое количество компаний-однодневок и недобросовестных игроков, недостаток квалифицированных кадров, «размытая» ответственность экспертов за качество подготовленных заключений. Все это влияет на качество экспертных услуг в целом, а следовательно, и на безопасность и качество строительства. В результате создаются риски для конечных потребителей. Потребность в реформах действительно назрела, и очевидно, что законодательные инициативы направлены на решение самых острых проблем».

Но не все игроки рынка настроены столь оптимистично. «Я понимаю, что реформы, проводимые правительством РФ в сфере строительства, обусловлены неудовлетворительными итогами качества и порядка в строительстве в целом, отставанием от развития мировых тенденций в этой области, – говорит генеральный директор ООО «СеверГрад», почетный архитектор России Виталий Реут. – Однако ожидать, что нововведения могут повлиять положительно на всю отрасль, – заблуждение. Реформы в строительстве должны быть комплексными и охватывать всю систему, от министерства до рабочего. Одновременно преобразования должны затронуть всю юридическую базу строительства, от выделения земли до ввода объекта в эксплуатацию».

Генеральный директор ООО «Центр ЭСП» Кирилл Белоусов, в свою очередь, полагает, что реформа в системе негосударственной экспертизы, предпринятая Минстроем РФ, обусловлена тем, что участники профессионального сообщества, добросовестно оказывающие свои услуги, не могут повлиять на недобросовестных участников рынка.

«А органы исполнительной власти неэффективно осуществляют регулирование функции отрасли, – говорит он, – и сегодня ответственность негосударственных экспертиз минимальна. Как следствие, на рынке работают компании, некачественно выполняющие свою работу за «три копейки», что негативно отражается на рынке экспертных услуг».

Кирилл Белоусов уверен, задачи, которые государство намерено реализовать с помощью реформы, а именно: повышение качества экспертных услуг, гарантия безопасности зданий и сооружений, контроль над недобросовестными компаниями в сфере негосударственной экспертизы, повышение профессионального уровня экспертов, – можно решить только при утверждении согласованной нормативно-правовой базы, которую добро- совестно реализуют все участники рынка».

Экспертное сообщество в целом готово принять новые правила игры, но при этом, по мнению президента ГК «ННЭ», заслуженного строителя России, вице-президента НОЭКС Александра Орта, законодательные нововведения должны быть понятными и обоснованными. Выступая на XVII практической конференции «Развитие строительного комплекса Санкт-Петербурга и Ленинградской области», он подчеркнул, что обилие разноплановых проектов законодательных актов ставит больше вопросов, чем дает ответов, и что нововведения оторваны от действительности и вносят сумбур в работу экспертных организаций. Александр Орт главную проблему видит в том, что нормативно-правовые акты сырые, а времени на их доработку немного. К тому же разработчики не желают прислушиваться к здравым предложениям с мест. «Например, опытные практики предлагают строго запретить совмещение в одной организации и проектной, и экспертной деятельности, – говорит он. – И это правильно. Тем более что положение зафиксировано в Градостроительном кодексе: лицо, разрабатывающее проект, не имеет права проводить экспертизу своих же материалов. Но есть желающие такой запрет снять, и в уже утвержденных документах его нет».

«В конце ноября состоялся расширенный совет НОЭКС, на котором обсуждались вопросы реорганизации в сфере экспертной деятельности, – говорит президент ГК «Н.Э.П.С.», почетный строитель России, вице-президент НОЭКС Виктор Зозуля. – К сожалению, ни радости, ни вдохновения, ни восторга, ни яркого одобрения проводимых реформ я не услышал. Хотя участники совета в основном уважаемые эксперты с огромным практическим опытом. Это говорит о том, что все нововведения осуществляются государством бездумно, поспешно, бессистемно, что уже само по себе ставит под сомнение целесообразность этих перемен. Явно прослеживается лоббизм определенных кругов чиновничьей власти, желающей во что бы то ни стало извести эту «зародившуюся напасть» – негосударственную экспертизу. Мало того что она «зародилась», так еще и прижилась, устояла и выжила даже в условиях неравной конкуренции, гонений и притеснений со стороны различных региональных и федеральных госорганов! Считаю провозглашенные задачи, которые якобы будут решены с помощью реформ, профанацией, очередными лозунга- ми. Единственное, что может привести к возрождению института экспертизы проектной документации, – это совершенствование законодательной базы с целью обеспечения истинной, а не мнимой и полной независимости института экспертизы – как одного из основных условий деятельности эксперта. И, конечно, необходимы ужесточение требований к качеству специалистов и создаваемых ими компаний, равные конкурентные условия деятельности государственных и негосударственных организаций, жесткий контроль со стороны министерства (или профессиональной общественной организации) за их деятельностью».

На новый формат

Переход на электронный формат работы с заявителями и ввод в действие Единого государственного реестра заключений (ЕГРЗ), куда документацию тоже предстоит выкладывать в электронном виде, станут реальностью с января будущего года. «Внедрение электронного документооборота – самая предсказуемая из реформ. Мы живем во время, когда большинство процессов так или иначе переходят в электронную среду, – комментирует Артем Рыжиков. – Многие негосударственные экспертные организации уже работают в этом формате, и не только потому, что этого требует законодательство. Когда компания развивается, неизбежно разрастается ее структура, увеличивается количество объектов и эффективно выполнять большой объем работ «на бумаге» становится невозможно. Мы работаем на электронной платформе с момента основания компании и видим в этом множество преимуществ. Для тех, кто только начинает переход на электронный документооборот, это, безусловно, трудоемкий процесс, но результат – повышение эффективности и скорости работы, новые возможности для контроля и анализа рабочих процессов – стоит затраченных усилий», – считает генеральный директор ООО «Центр строительного аудита и сопровождения».

«Перевод всего документооборота в электронную форму, предоставление услуг в электронном виде – чрезвычайно действенный механизм повышения качества работы экспертных организаций и дисциплинирования проектировщиков, – поддерживает коллегу руководитель Санкт-Петербургского городского филиала Мосгосэкспертизы Юрий Добровольский. – Электронный формат позволяет прийти к максимальной прозрачности всего согласовательного процесса, что при правильном подходе дает ощутимый положительный эффект: регламентированы и хорошо отслеживаются сроки рассмотрения и работы проектировщиков над замечаниями, ход взаимодействия, все версии проектной документации. В общем и целом мы позитивно оцениваем это направление реформирования института негосударственной экспертизы».

С этим тезисом не согласен Виталий Реут, считающий, что «конструктивные и объем- но-планировочные решения» в электронном виде – это не улучшение, а ухудшение качества экспертизы.

«Такие решения не гарантируют безопасности зданий и сооружений, – констатирует он. – Повышение профессионального уровня экспертов не лежит в плоскости овладения компьютерными программами, а является результатом труда и большого опыта непосредственно в проектировании, результатом способностей, профессионализма и долгой практики, позволяющих отделить зерна от плевел, главное от второстепенного. А также способность эксперта принимать на себя ответственность за принятое решение».

По мнению Виталия Реута, качество проектной документации останется на прежнем уровне и если и улучшится, то очень незначительно.

Александр Орт напомнил, что государственным экспертизам на внедрение электронного документооборота отводился год, при том что у них прямой доступ к государственным базам, они работали в связке с государственными структурами: МФЦ, РГИС и другими, что сокращало и затраты, и время на внедрение новации. Он подчеркнул, что у негосударственных экспертиз нет подобных преференций, приходится самостоятельно, с нуля, вникать в проблему, искать средства на внедрение этих требований и т. д.

«Введение электронного документооборота нужно осуществлять в привязке к существующим базам и электронным системам к ним,– говорит Александр Орт.– Сейчас же каждая организация самостоятельно «изобретает велосипед», причем за собственный весьма немаленький счет».

Виктор Зозуля отметил, что электронный документооборот – это прежде всего инструмент, который позволит избавиться только от перевозки бумаги. Не надо путать электронный документооборот с проведением экспертизы в электронном виде. «Не спорю, – говорит эксперт, – часть разделов, содержащих в основном текстовую часть, расчеты, таблицы, – прекрасный материал для рассмотрения в электронном виде. Но как только мы касаемся графической части, особенно сводных схем и планов инженерных сетей, чертежей протяженных линейных объектов, генпланов крупных промышленных предприятий, энергетических объектов и т. д., тут-то и вспоминается милая сердцу бумага. Выход есть – распечатать или требовать эту часть от заявителя. Этот способ применяют, кстати, госэксперты, перешедшие на электронный документооборот с 1 января 2017 года. Чиновникам от строительства пора бы понять, самое главное в экспертизе – не инструмент, которым пользуются при оценке проектных материалов, а эксперт. А точнее – база его знаний, личный опыт, степень квалификации в определенном виде инженерной деятельности, аналитические способности, умение вести диалог с разработчиком проектной документации. По большому счету мне как эксперту все равно, на каком носителе рассматривать проектные решения. И, поверьте, вся эта электронизация никоим образом не повлияет на повышение качества работы экспертных организаций и уж тем более на дисциплинированность проектировщиков и качество проектов», – заключает Виктор Зозуля.

ЕГРЗ – путь к прозрачности

У Артема Рыжикова нет сомнений и в необходимости формирования ЕГРЗ, он убежден, что это необходимый инструмент, призванный повысить прозрачность рынка, контроль результатов работы экспертных организаций, что, как следствие, повлияет и на качество проектной документации, и на ответственность самих экспертов.

«Конечно, потребуется время, чтобы подстроиться под новую схему работы, из-за чего процессы внутри экспертных организаций на какое-то время замедлятся. Тем не менее мы рады, что этот инструмент вводится, и уже начали загружать заключения в реестр в тестовом режиме. Думаю, для серьезных компаний и их клиентов переход на новую систему пройдет практически безболезненно», – утверждает он.

Александр Орт и специалисты ООО «ННЭ», изучив постановление правительства РФ № 878, приказ Минстроя РФ № 883, в которых излагаются требования ведомства, приходят к выводу, что процесс будет далеко не простым.

«Если в СГСН и ЭСПб документы поданы не в том формате, то документы возвращаются с комментарием: «Вы нам ничего не подавали», – поясняет генеральный директор ООО «ННЭ» Ольга Сафронова, – хотя при сдаче пакета в МФЦ сотрудники проверяли наличие прилагаемых документов по списку. Примерно так же будет и в отношении электронного документооборота: если один документ подан не в требуемом формате, возвращается весь пакет».

Или, скажем, без ответа остается вопрос, какие документы направлять для размещения в ЕГРЗ. Если утвержденные заказчиком, как следует из ответа сотрудника Главгосэкспертизы, уполномоченной вести реестр, то это в принципе невозможно, так как заказчик подписывает документы только после получения заключения экспертизы.

«А задумывался ли кто-нибудь, в чем смысл и какова цель ЕГРЗ, – задается вопросом Виктор Зозуля. – Ведь присвоенный положительному заключению единый реестровый номер не несет никакой смысловой нагрузки, кроме статистической функции. К тому же смею всех заверить, что ни одним проектом, который будет в обязательном порядке (в качестве приложения к заключению) направлен в Главгосэкспертизу, никто из заказчиков, инвесторов, проектировщиков никогда пользоваться не будет. А не нарушаем ли мы при этом авторское право, отправляя в одну корзину чужую собственность в качестве приложения, не забываем ли о соблюдении конфиденциальности, которую бизнес регулярно требует соблюдать при проведении экспертизы коммерческих проектов? Для чего или для кого мы создаем огромный массив данных о проектах строительства всех объектов России, базирующийся на зарубежной электронной платформе и сосредоточенный в одном месте? Кто это пролоббировал? Грустные мысли навевает все это в век повышенной террористической опасности».

На принципы саморегулирования

Самым сложным для понимания экспертного сообщества стала необходимость перехода на систему саморегулирования в экспертной деятельности. О нестыковках с действующим законодательством они высказывались на страницах нашего издания в начале года («СГХ» № 172, статья «Эксперты против»).

Виктор Зозуля назвал проект внесения изменений в Градостроительный кодекс РФ, который «втаскивает» негосударственные экспертизы в СРО, – «бездумным».

«Прежде чем создавать саморегулирование в системе негосударственной экспертизы, необходимо, видимо, отменить часть регулирующих функций государства – аккредитацию, постановления, регламентирующие деятельность экспертизы, и т. д. Только тогда СРО может вести деятельность в рамках функций, предписанных Градостроительным кодексом в части установления стандартов деятельности, выдачи допусков к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, и т. д. И потом, нельзя же под одну финансовую «гребенку» ставить проектные компании и негосударственную экспертную организацию – доходность от проектных работ и стоимости проведения экспертизы несовместимы», – считает президент ГК «Н.Э.П.С.».

Напомнив, что объединиться в СРО экспертным компаниям предстоит через полгода, Александр Орт пояснил, что пока только обсуждается, сколько членов должно состоять в саморегулируемых организациях, какие взносы предстоит им платить и сколько таких СРО будет в стране.

«Если число членов установят не менее 25, в Петербурге можно создать одну СРО, поскольку в городе зарегистрированы 35 негосударственных экспертиз. Если же будет решено, что СРО должна объединять 100 компаний, создать одну организацию даже на федеральный округ не получится, потому что в СЗФО всего 80 компаний, действующих в секторе негосударственной экспертизы, – пояснил он. – Впрочем, обсуждается и вариант одной СРО на всю страну».

Также непонятно, по мнению Александра Орта, почему СРО негосударственных экспертиз намерены включить в НОПРИЗ, хотя существует НОЭКС – Национальное объединение организаций экспертизы в строительстве, которое сплотило экспертное сообщество страны, хорошо знает все проблемы, задачи и нужды профессионалов в этой области, отстаивает их интересы, участвует в законотворческой работе. И могло бы стать головной саморегулируемой организацией.

«Внедрение электронного документооборота и ЕГРЗ скажется в первую очередь на внутренних процессах экспертных организаций, а вот появление института СРО серьезно изменит ситуацию на рынке в целом, – комментирует Артем Рыжиков. – Условия перехода на саморегулирование окончательно еще не сформированы, но судя по текущей редакции законопроекта, требования к компаниям будут жесткими. Раньше войти на рынок негосударственной экспертизы было несложно, сейчас государство фактически создает барьер для новых компаний, не обладающих необходимыми ресурсами. Для компаний-однодневок, безусловно, будет проблематично соответствовать новым требованиям. Рынок сузится, но это и есть одна из важных задач – очищение отрасли от недобросовестных компаний. Законопроект ужесточает требования и к самим экспертам и, что особенно важно, устанавливает ответственность за подготовку заключений с нарушениями. То, что специалисты будут осознавать последствия недобросовестной работы, – это важный шаг к снижению доли некачественных заключений».

В целом же, полагает Артем Рыжиков, отрасль движется в верном направлении, важно то, что делаются первые шаги к решению накопившихся проблем, повышению качества экспертных услуг. «На выполнение амбициозных задач, которые государство ставит перед отраслью, требуется время, – уточняет он. – Не думаю, что можно говорить о моментальном эффекте от изменений, результат, который мы точно увидим, – это уменьшение количества игроков на рынке. Схема работы экспертных организаций кардинально меняется, а это требует ресурсов, которых у многих организаций просто нет».

«К сожалению, все по-разному трактуют проекты документов, направленные на ре- организацию негосударственной экспертизы, – говорит Александр Орт. – Даже в ходе совещаний на уровне Главгосэкспертизы чиновники не могут ответить на все вопросы, возникающие у участников процесса. Мнений разных очень много, как и пока не уточненных положений, белых пятен. Надеюсь, что к моменту утверждения постановлений правительства, касающихся таких основных нововведений в негосударственной экспертизе, как саморегулирование, изменение аттестации, новые требования к аккредитации и переход на электронный документооборот, все несоответствия и нестыковки будут устранены и мы получим рабочее руководство к действию», – резюмирует Александр Орт.

Лилиана Глазова

Другие материалы по теме

X