жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное
Строим Добро

Переправа для зодчих

Московских и питерских зодчих отличает редкое единодушие в оценке градостроительного бума последних лет. Это скепсис и сожаление. Огромная доля построенного осознается сейчас как ненужная.

Сожаление вызвано особенностями спроса: отказом от уникальных проектов в пользу понятных, если не сказать примитивных. При этом петербуржские архитекторы проявляют сдержанный оптимизм. Москвичи, у которых количество заказов упало в отдельных случаях на 90%, готовятся к худшему.

Архитекторы – люди зависимые. Руководители мастерских утверждают, что у заказчиков деньги есть, но вкладываются эти средства в новые проекты с чрезвычайной осторожностью. Осторожность усугубляют принятые недавно в Петербурге Правила землепользования и застройки. Инертность государственной машины на редкость не вовремя подпортила инвестиционный климат Северной столицы.

Архитектор Никита ЯВЕЙН считает, что ПЗЗ запоздали как минимум года на 2–3.

Ему вторит руководитель мастерской Михаил МАМОШИН:

– Правила оформлялись, когда в обществе был сильный перегрев. При буквальном прочтении ПЗЗ не всегда адекватны.

Не столь лояльно к инвесторам относятся московские зодчие. Столичный архитектор Андрей ЧЕРНИХОВ категоричен:

– Последние 15 лет мы строили бизнес-класс – дома для богачей и офисы для толстосумов. И не строили ничего, что можно было бы назвать социальной архитектурой. Проекты, представленные на выставке «Архитектура 2009», служат тому подтверждением.

Мы строим по всей стране панельные дома, которые по сравнению, скажем, с социальным жильем во Франции могут считаться даже довольно комфортабельными. Но на Западе социальные программы не имеют никакого отношения к коммерческому жилью. А у нас только малая часть из построенного действительно идет на погашение социальных проблем очередников, большая часть выставляется на рынок. Мы строим панель не потому, что она дешевле пеноблоков или кирпича, а потому что панельная технология позволяет строить быстро. Значит, быстро оборачиваются деньги. Сейчас это основной критерий.

Если стране удастся вырулить из кризиса, мы неизбежно начнем делать социальную архитектуру.

Срез готовящихся сегодня проектов отражает текущие экономические тенденции.

По словам архитектора Сергея ОРЕШКИНА, уходит в прошлое ажиотажный спрос на проекты торговых комплексов. Перестали заказывать архитекторам проекты автосалонов, бизнес-центров. Зато пользуются спросом проекты отелей, предприятий пищевой промышленности.

Московский архитектор Сергей КИСЕЛЕВ, автор нашумевшего проекта небоскреба на проспекте Просвещения, так комментирует ситуацию:

– Мы проектируем квартал в Рублево-Архангельском, рассчитанный на реализацию после кризиса, три небольших объекта в Крыму… Переделываем несколько проектов, оптимизируя их бюджет по принципу: вместо $120 млн инвестиций – $70 млн, не потеряв в метраже. Проекты разбиваются на более мелкие автономные очереди.

В текущие жилищные проекты заказчики вносят коррективы, требуя уменьшить площади по всей номенклатуре квартир. Квартиры «сдуваются» на 15–20% по своим параметрам.

Дома превращаются в скучные коробки за счет устранения декоративных элементов, отказа от применения камня, объемной керамики, исчезновения композитов, замены китайским керамогранитом. Часто меняется инженерное оборудование на аналоги от более «дешевых» производителей. Над нами, как дамоклов меч, висит вопрос о рентабельности проектов. При этом многие клиенты отреагировали на кризис спокойно. Они понимают, что на выходе из него выиграют те, кто не остановился.

По словам архитектора Олега РОМАНОВА, проектируется жилье, строящееся по госзаказу:

– Думаю, что механизмы поддержки застройщиков, предложенные властями города, позволят оживить экономкласс. Нам сейчас приходится существенно переделывать проекты, изменяя квартирографию. Появляется больше квартир-студий, почему-то наполовину уменьшается число однокомнатных квартир, в паритете – «двушки» и «трешки». «Выжимается» каждый квадратный метр. Жилье бизнес-класса фактически не проектируется, элитное – с осторожностью.

Никита Явейн подтверждает, что необходимость экономить вызвала определенный регресс в плане применяемых проектных решений и строительных технологий.

Большинство архитекторов отмечают, что проекты стали отчетливее отражать социальное расслоение будущих потребителей.

Снижение количества заказов отразилось на стоимости услуг архитекторов. В Петербурге удешевление работ и случаи отказа заказчика от оплаты проекта пока не стали массовым явлением. В Москве же это случается довольно часто. Профессионалы вынуждены умерить свои амбиции и аппетиты, иначе их место занимают коллеги с периферии.

Архитектурные мастерские начинают осознавать, насколько они перегружены кадрами, в Москве отдельные бюро сократили до 2/3 сотрудников. Предстоящий переход к СРО тоже приведет к некоторой «чистке рядов». Вместе с тем паники среди архитекторов не замечается.

– Качественная архитектура востребована всегда, – говорит москвич Сергей Киселев. – С кризисом у нас появилась возможность больше думать, нет гонки. Жилье от этого получается качественней. Когда рынок перегрет, работу имеют все, независимо от профессиональных качеств. Сегодня те из наших коллег, которые предоставляли некачественные услуги, потеряли заказы и уходят в иной бизнес.

Подобного рода кризисная «фильтрация» всегда оздоравливает рынок, главное, чтобы она не привела к необратимой для отрасли потере кадров.

Не потеряться в мире

Пропадать по одиночке архитекторам не хочется. Открытие Санкт-Петербургского академического центра МААМ говорит об этом.

С одной стороны, появление в Санкт-Петербурге отделения МААМ даст дополнительные шансы для выхода петербургских архитекторов на западный рынок. С другой – придаст им вес на своей родине.

Так уж повелось, что в России своих зодчих начинают ценить только после признания их на Западе. Хотя сегодня зависимость заказчика от западной моды уже воспринимается как тривиальная и, к счастью, уходит в прошлое.

Это подтверждают и слова Никиты Явейна:

– Архитектура всегда содержит некоторый элемент шоу-бизнеса и культуры потребления. Они же, в свою очередь, тоже находятся в кризисе. Сегодня усиливаются давно наметившиеся тенденции деглобализации архитектурного процесса и разделения на две части – на реальные, региональные проекты и на архитектуру «аттракционов», чистое шоу, чаще всего – от заезжих архитекторов. Поле для последней резко сужено кризисом.

Наталия Ловецкая

Другие материалы по теме

X