жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Экологическая выгода

Стандарты и национальные особенности

Бионическая архитектура, энергоснабжение здания за счет аккумулированной фасадом солнечной энергии, создание комфортного микроклимата за счет устройства зеленых крыш, сбор и использование дождевой воды в системах кондиционирования и канализации… Для отечественного девелопера все это звучит вполне инновационно. Однако для инвесторов и девелоперов в экономически развитых странах, где энергия дорога, а потребитель взыскателен и настроен экономить, эти и многие другие инженерные решения превратились в стандарт. Точнее – в несколько стандартов. С их помощью оценивается экологичность и энергоэффективность зданий: английский BREEAM, немецкий DGNB, американский LEED и менее распространенные GreenStar, Code for Sustainable Homes. Все они обеспечивают так называемую sustainability, или «устойчивое развитие» в области недвижимости.

Критерии, заложенные в эти системы, различны. Но, как правило, они охватывают вопросы энергоэффективности здания, систем его освещения и вентиляции, экологию использования земельного участка, проблемы водосбережения, утилизации отходов, транспортной доступности, использования в строительстве экологически чистых материалов. И, наконец, качество проектных и управленческих решений в процессе строительства здания. Многое зависит от национальной специфики. Так, в Испании больше внимания уделяют экономии воды, в Северной Европе – экономии энергоресурсов.

Мимо России

Толчком для разработки зеленых технологий и внедрения их в массовое строительство на Западе стал энергетический кризис 1973 г. Именно тогда сформировались потребительские предпочтения, ориентированные не только на комфортабельное, экологически чистое, но и экономичное в эксплуатации жилье. Сегодня, когда участники российского рынка находятся в сложных раздумьях, какой продукт будет востребован покупателями на выходе из кризиса, а государство обращает более чем пристальное внимание на проблемы энергосбережения, энергоэффективные здания могут стать модным трендом в строительстве.

Организаторы деловой программы PROEstate задались целью доказать, что затраты на экологические энергосберегающие технологии при строительстве и реконструкции недвижимости могут, вопреки убеждению российского бизнеса, принести коммерческую выгоду.

Дело в том, что грамотное использование явлений природы, например, солнечной и ветровой энергии, возможностей естественного освещения, ливневых и геотермальных вод, тепла, выделяемого человеком, не только позволяет снизить выбросы в атмосферу CO2, но и приносит существенную экономию на этапе технического обслуживания и эксплуатации здания. Экономический эффект очевиден и поддается точному расчету.

Сертификация построенного жилого или офисного здания по одному из распространенных в мире стандартов, как правило – LEED или BREEAM, в последние годы положительно влияет на капитализацию проекта. Экономичные и гарантирующие хорошее самочувствие и работоспособность помещения востребованы и покупателями, и арендаторами. Соответственно, проекту гарантирован устойчивый спрос, он эффективно продается, его риски становятся значительно ниже.

В 40 странах мира сейчас работает американский LEED-стандарт.

Более 300 зданий сертифицировано по этому стандарту только в соседней с Россией Финляндии.

Более 200 тыс. зданий в мире сертифицировано по английской системе BREEAM. Ее приняли как основную Франция, Испания, ряд других развитых стран. Еще 800 тыс. объектов недвижимости находятся в стадии сертификации.

Однако пока стандарты экологического и энергоэффективного проектирования приходят в Россию только благодаря иностранным компаниям. Так, LEED-стандарт предусмотрен корпоративной стратегией Deutsche Bank, и по нему строятся все офисы этой организации независимо от местоположения и страны. Сейчас в соответствии с ним проектируется и оснащается офис банка в Петербурге.

С отечественным заказчиком дело пока обстоит сложнее. Российский застройщик редко идет на дополнительные затраты, если они не сулят мгновенной прибыли. Что же касается градостроительных проектов, то они, по словам западных экспертов, до сих пор воспринимаются российскими девелоперами как красивая картинка. Вопросы сбора и сжигания отходов, очистки и повторного использования сточных вод, дождевой воды, локального производства и сбережения энергии глубоко не прорабатываются.

По свидетельству Гая ИМЗА, исполнительного директора Prosperity Management Group, генерального директора Совета по экологическому строительству в России, в нашей стране строится сегодня не более 10 «зеленых» зданий.

Экономический парадокс

По мнению Сергея БУРЦЕВА, управляющего партнера ГК «Бюро техники», у российского девелопера есть куда более мощный, чем у его западных коллег, стимул внедрять «зеленые» технологии в строительство. На технологическом подключении к сетям такого здания можно сэкономить до $100 с каждого квадратного метра – запрашиваемые мощности окажутся значительно меньше. Плюс снижение затрат на оборудование.

Проект «Офисный центр на Обводном», который Бюро техники совместно с Архитектурной мастерской Цыцина реализует этой осенью в Санкт-Петербурге по стандарту LEED, обещает 47% экономии по расходам на эксплуатацию здания. Создатели проекта рассчитывают сократить затраты на подключение к электросетям и расходы на электроэнергию на 43%, расход тепла – на 47%, воды – на 45%.

Если применение экологически чистых технологий для сертификации здания по LEED-стандарту увеличивает затраты западного инвестора на 3-12%, то в российском проекте интегральные инвестиции оказались на 9% ниже, чем в стандартном проекте.

Создатели Офисного центра на Обводном подчеркивают – здание очень небольшое, проект носит пробный характер. Кроме того, это историческое здание, традиционные формы которого, с одной стороны, органично соответствуют принципам экологического проектирования, а с другой – ограничивают творческие замыслы проектантов. В массовом строительстве эффект от «зеленых» технологий может оказаться гораздо выше.

При этом у проекта, выполненного по LEED, нет ничего общего с венчурными разработками, результаты которых непредсказуемы. LEED – это мощный инструмент управления проектным процессом, который требует от проектировщика серьезной подготовки. Разработчику проекта необходимо методом математического моделирования доказать заказчику целесообразность, функциональность и рациональность каждого инженерного решения. Здание сертифицируется по системе LEED только после того, как будет проведена сверка фактического расхода ресурсов с теми объемами, которые были заявлены в проекте.

Неисчерпаемая емкость

Распространение в России принципов экологического проектирования и строительства откроет новый рынок для отечественных и зарубежных компаний, занятых разработкой и внедрением энергосберегающих технологий – независимо от того, какой стандарт предпочтут российские девелоперы.

В этом году создан Совет по экологическому строительству в России. Его учредители – представители компаний CB Richard Ellis, Raven Russia, Prosperity Project Management и Denton Wilde Sapte. Создание совета поддержало некоммерческое партнерство «АВОК». Несмотря на численное преобладание англичан среди учредителей, организация призвана объединить российских архитекторов, инженеров, строителей и девелоперов, способствуя более глубокому осознанию проблемы.

В задачи Совета по экологическому строительству входит разработка российского стандарта экологических энергоэффективных зданий на базе английского BREEAM.

Организация будет курироваться Всемирным советом по экологическому строительству (World Green Building Council), который работает над созданием здоровой и комфортной среды обитания, основанной на принципах устойчивого развития территорий.

Выше догм и стандартов

Бора КОВАЧЕВИЧ, архитектор, руководитель консультационного сектора компании Ove Arup&Partners Intl. Ltd (Великобритания), переводит термин sustainability как «сбалансированное развитие», т.е. ориентированное на будущее и не угрожающее природе и человеку.

– В России уже сейчас есть люди, которые поддерживают принцип устойчивого развития применительно к строительству и к городской среде. Но их идеи пока не стали бизнес-схемами. Для этого в России необходимо, чтобы энтузиастов поддержало государство. Что касается девелоперов и застройщиков, то, ду-

маю, они разделят с нами интерес к sustainability, когда поймут, насколько такая недвижимость лучше продается.

– В государственной корпорации «Олимпстрой» вроде бы заинтересованы в том, чтобы внедрить ряд принципов экологического проектирования на стройке в Сочи.

– Это положительная тенденция. Однако пока я не слышал, чтобы какая-то из

компаний, занятых проектированием олимпийских объектов, получила техническое задание, которое содержало бы требование сбалансированного развития. В то же время Ove Arup сейчас выполняет большой объем консалтинговых работ по заказу комитета, организующего Олимпийские игры-2012 в Лондоне. Главным образом они касаются контроля за выделением СО2 от источников энергии, транспорта на территории Олимпийского парка. Проектирование и строительство объектов с низким или нулевым уровнем выделения углерода в атмосферу – основная специализация компании.

– Продвижение идеи экологического энергосберегающего строительства в России входит в задачи Ove Arup?

– Мы не занимаемся рекламой sustainability, но Ove Arup объединяет людей разных профессий (градостроителей, инженеров, экологов, дизайнеров), которые очень верят в эту идею. Несмотря на успешную работу в России с 1994 г., нам пока немногое удалось сделать здесь в этом отношении. В Восточной Европе, где стоимость энергии значительно ниже, чем на Западе, другие стандарты поведения людей и ведения бизнеса. Сейчас, в кризис, заказчику даже типовой объем проектирования кажется очень дорогим. Для российского застройщика «сегодня» в бизнесе намного важнее, чем «завтра». В то же время мы можем грамотно спланировать этапы реализации проекта. Тогда начальные вложения будут минимальны, но у собственника останется возможность развивать объект из первой прибыли от его эксплуатации.

С другой стороны, большинство проектов экологического строительства реализовано в странах с более мягким климатом, чем Россия. У нас недостаточно данных по Северной Европе, чтобы говорить, как энергоэффективные решения будут работать здесь, по крайней мере, в градостроительных масштабах. Недавно компания подписала контракт на проектирование нового экологически чистого города рядом с Хельсинки. Также специалисты Ove Arup работают над генеральным планом и инженерными системами города Воскресенское в Московской области, на территории 1200 га, где целью также является создание рационального и сбалансированного поселения. Эта работа даст нам обширный материал для исследований и получения сравнительных данных.

– Технические решения, которые выходят за рамки действующих СНиПов, достаточно трудно проходят экспертизу.

– Мы в таких случаях говорим российским коллегам: СНиП не догма. Если он плохой или старый, давайте его менять. Отмечу, что русские инженеры, иногда и не дожидаясь дополнительных заданий от заказчика, понемногу продвигают энергосберегающие системы, закладывая их в проекты. Но делать это лучше медленно, без шума. Не надо предлагать сразу несколько грандиозных технических решений, тем более – копировать их из английской практики, создавая себе проблемы с экспертизой. Надо начинать с маленьких шагов, например, с пассивных энергосберегающих систем. Использовать элементарные решения – форму здания, цвет и материал фасада.

То же самое касается стандартов, будь то BREEAM или LEED. Эти термины придуманы для экономического мира. Мы делаем все необходимое, чтобы здание могло быть сертифицировано по одному из этих стандартов, но всегда интересно предложить заказчику немного больше.

Наталья Андропова

Другие материалы по теме

X