жк днепропетровская 37 квартиры

Планка для градостроителей. Архитектурные конкурсы: пробы и ошибки

По прошествии времени выбор победителей многим видится ошибочным. Опираясь на этот опыт, город пришел к поэтапной организации конкурсов – новой для России.

 

Львиная доля метаморфоз, происходящих после конкурса с проектами, имеет общие корни – промахи в подготовке и организации архитектурных состязаний. Анализ промахов проводится и КГА, и в Союзе архитекторов СПб. Но узкие места конкурсной процедуры сохраняются годами.

В Петербурге действует местное «Положение о градостроительных и архитектурных конкурсах». По нему все крупные градостроительные проекты должны проходить конкурсную процедуру. По словам архитектора Михаила КОНДИАЙНА, возглавляющего комиссию по проведению конкурсов при Союзе архитекторов СПб, Союз принимает участие в организации подобных соревнований в зависимости от того, на каком уровне они проводятся. В том числе предлагает помощь по подготовке программы конкурса, консультирует неискушенных в этой области, помогает информационно, в подборе жюри, участников и пр.

Проанализировав опыт ошибочных решений, КГА СПб вместе с заказчиком очередного крупного проекта решили отработать систему поэтапного решения задачи. Перед проведением конкурса проекта «Набережная Европы» была приглашена интернациональная команда специалистов для подготовки мастер-плана. В качестве консультанта от Петербурга выступила мастерская «Земцов, Кондиайн и партнеры». Мастер-план представлял собой матрицу архитектурных, градостроительных, транспортных, культурно-исторических, экологических, инженерных решений, формулируя принципиальный подход к этому месту. На основе мастер-плана была сформирована программа конкурса.

– Для крупных объектов очень полезно, когда возникают двухэтапные работы, – говорит Михаил Кондиайн. – Это может быть разработка мастер-плана на первом этапе или его замена широким градостроительным конкурсом, который на эскизном уровне помогает выбрать принципиальную идею. А на ее основе выстраивает программу второго этапа, на котором детально прорабатываются здания, части комплексной застройки.

Практика такова, что в основном проводятся заказные, а не общедоступные конкурсы. Организаторам это значительно легче, таким образом они отбирают профессиональные команды, которые в состоянии реализовать свой проект. Никакой одноэтапный конкурс не выявит всех ошибок в работе.

Тяжесть административного ресурса

Одной из основных причин происшедших промахов многие архитекторы считают доминирование администрации города, позиции власти в работе жюри. По словам руководителя ООО «Проектно-производственная фирма «А.Лен» Сергея ОРЕШКИНА, мнение губернатора, представителей комитетов часто «весит» 60–70% в общем решении конкурсной комиссии.

– Мнение властей важно, – считает архитектор, – но оно должно быть «одно из», а его «доля» в общем решении не должна превышать 30%. Еще 30% нужно отдать профессионалам из разных областей строительства, 30% – экономистам. Тогда позиция будет наиболее взвешенной.

Михаил Кондиайн также считает, что когда в меньшинстве оказываются специалисты, выбор получается в большей степени политический, чем профессиональный.

С точки зрения Кондиайна, многое зависит от состава жюри и поэтому важно правильно расставить акценты и силы. Иногда для города полезно, когда в жюри присутствуют иностранные специалисты, не привязанные к нашей административной системе. При этом нельзя допускать преобладания иностранцев, поскольку они не в состоянии почувствовать Петербург изнутри, сделать совершенный выбор.

Участники состязаний

Второй основной проблемой, по мнению Сергея Орешкина, является случайность подбора участников. Чаще всего это архитекторы из одной «обоймы» или, напротив, совершенно неизвестные команды, которым дают шанс выдвинуться.

Двухэтапный конкурс позволяет снять эту проблему. На первом этапе большее количество участников отсеивается, и в финал выходят 3–4 команды, которые демонстрируют глубоко проработанный проект. Кондиайн находит очень важным на каждом этапе конкурса расчленять сложную задачу на более простые составляющие, чтобы было легче ее решать.

Жизнь после конкурса

Осложняет жизнь победителям отсутствие предварительной договоренности между заказчиком и архитектором о цене проектирования и самого объекта. Архитектору-победителю могут предложить такую низкую цену, что он попросту откажется от дальнейшей работы. Взамен приходит проектировщик, который оценивает свою работу дешевле и делает по просьбе заказчика либо «попурри» на тему эскизного проекта, либо абсолютно «оригинальное» изобретение. Часть так называемых градостроительных ошибок – плод этого явления.

– Чтобы избежать подобного, – комментирует ситуацию Михаил Кондиайн, – потенциальными участниками должны быть озвучены ценовые предложения на проектирование. И заказчик с этими предложениями должен согласиться. Наконец, есть этап – еще до начала работы над конкурсом, когда заказчик может поторговаться с потенциальными участниками, понять, за какую цену в случае победы будет готов работать конкретный участник. При этом с каждым конкурсантом можно заключить договор на разную цену и на иных условиях. На практике так происходит далеко не всегда. А когда происходит, проблем становится несравнимо меньше.

У организатора конкурса есть право, объявляя правила игры, сказать: «Я хочу знать реальную цену реализации проекта, и я потребую от будущего автора, чтобы он в эту цену вписался, причем я потребую это не на словах, а на деле». И если архитектурное бюро-победитель этого не сумеет сделать, то оно понесет за это ответственность. Тогда все станет быстро на свои места.

Если бы в случае с Мариинкой-2 была именно такая постановка вопроса, Перро показал бы свою реальную цену, перед этим гораздо больше внимания потратив на расчеты. И любой другой участник сделал бы точно так же. Но здесь есть один нюанс: заказчик должен сказать, какие компании он предполагает привлечь к реализации проекта: российские, китайские, европейские или среднеазиатские. Проявится «цена в коридоре». Если есть желание, это все можно организовать.

Достичь гармонии

Судьба любой проблемной территории вызывает дискуссию в разных кругах общества, профессиональных группах, между представителями власти. Трудно найти людей, способных оценивать проблему комплексно и независимо. Председатель СПб отделения ВООПИК Александр МАРГОЛИС считает, что результаты прошедших в Петербурге архитектурных конкурсов можно назвать градостроительным преступлением и пора искать ответственных за него.

По мнению главного архитектора города Юрия МИТЮРЕВА, ошибки заключались не в организации конкурсов, а в выборе победителя.

– Мы даже не предполагали, что, например, у Перро могут быть такие проблемы с реализацией проекта Мариинки-2. Это яркий пример того, когда выбор жюри был заранее обречен на трудности. Важно проводить более детальную экспертизу проектов, с тем чтобы решение было технически и экономически выверенным, что уже, в принципе, делается. Петербург для России в этом является примером. Последний конкурс – на реконструкцию стадиона «Динамо» в Москве – организовывала питерская команда «Паритет-групп», проводившая конкурс по проекту «Набережной Европы». И с задачей блестяще справилась.

Михаил Кондиайн по поводу происходящего с Мариинкой-2 придерживается иного мнения:

– Когда начались проблемы с реализацией проекта Перро, всем показалось, что совершена ошибка. Но будет ли правильно то, что построят сейчас канадцы?

М. Кондиайн допускает, что проект Перро был бы лучше, если бы довели его до логического завершения. И приводит в пример северные города, которые выдерживают рядом со старой архитектурой талантливые, «острые» образцы современных зданий и от этого сочетания выигрывают. Важно, чтобы это было сделано мастерски и уместно, чтобы современные проекты укладывались в градостроительные рамки и не теряли планки уникальности. В эти рамки, например, вписывался проект Нувеля, этакий горизонтальный небоскреб, фоновая стена на другой стороне Невы для центрального Петербурга, но его на конкурсе отмели, испугавшись технических сложностей.

Когда речь идет об инвестиционном проекте, связанном с застройкой такого города, как Санкт-Петербург, найти правильный баланс между разумным, красивым и экономически полезным очень сложно. Конкурсы дают городу шанс в каждом конкретном случае выработать взвешенную позицию.

Наталия Ловецкая

Другие материалы по теме

X