жк днепропетровская 37

Поплавок_160_600_правый

Либерал от архитектуры Евгений Герасимов в проекте «Невская Ратуша»

Архитектура должна быть настолько эмоциональной, чтобы ее было интересно рассматривать.

Е. ГЕРАСИМОВ

проект Невская РатушаРедакция нашего журнала решила внести свою лепту в построение «диалога преемственности». Мы намерены в течение 2010 г. рассказывать на своих страницах об авторах наиболее ярких архитектурных проектов последних лет. О том, как развивались и воплощались их замыслы, каким они видят градостроительное будущее Петербурга. Представляем вам Евгения ГЕРАСИМОВА.

Имя этого архитектора едва ли не самое упоминаемое среди авторов знаковых проектов Петербурга. Мнения коллег по цеху о творчестве Герасимова противоречивы. Его обвиняют в том, что он позволяет себе вмешиваться в исторические ансамбли и «открыточные виды» Петербурга. При этом его проекты получают престижные петербургские, российские и даже международные награды. Четкость, взвешенность идей мастерской Герасимова вкупе с решительностью ее руководителя и умением отстоять свое мнение импонируют инвесторам и строителям. Он ясно дает понять, что хорошую архитектуру можно создать только за хорошие деньги. Он – один из немногих, кто идет на открытый конфликт, если это вредит его реноме. Однако его смелость тянет за архитектором шлейф слухов о наличии у него серьезного административного ресурса. Сам Евгений Львович объясняет причины своих достижений трудоспособностью и слаженностью работы коллектива мастерской.

Система координат

Сам Евгений Львович Герасимов– Каким было начало пути?
– В архитекторы я попал случайно. Закончил с отличием художественную школу и после общеобразовательной не знал, куда пойти учиться. Просто художником себя не чувствовал, но и с рисованием порывать не хотелось. Архитектурный факультет ЛИСИ оказался компромиссом между рисованием и чистым техницизмом.

– Были образцы для подражания?
– Когда человек учится, он испытывает влияние предыдущих мастеров. Для меня ими стали постмодернисты Майкл Грэйвз, Альдо Росси и другие.

– Постмодернизм лег в основу вашей «системы координат»?
– Сегодня нет преобладания какого-то стиля в мире, и в Петербурге в частности. Торжествует либерализм во всех его проявлениях. Мне интересны и тотальный историзм (в духе «итальянского палаццо» сделана гостиница на площади Островского), и транскрипция советского Ар Деко (дом «Финансист»), и еще одно прочтение северного модерна, неомодерн (дом на Тверской, 1), и ренессанс, и совершенно новая архитектура («Дом у моря» на Крестовском острове). «Дом у моря» был нашей первой совместной работой с Сергеем ЧОБАНОМ. Скоро реализуется вторая – комплекс деловой застройки со стеклянным административным зданием банка «Санкт-Петербург» в центре. Наша мастерская сознательно не ограничивает себя в выборе стиля.

– Кстати, Сергей Чобан главным в архитектуре считает детали. Это и ваш постулат?
– Потому мы и работаем вместе, и наша архитектура в чем-то похожа. Мне не интересны коробочные проекты. Интересны чувственные, яркие, сочные детали, в каком бы стиле это ни было нарисовано. Архитектура должна быть настолько эмоциональной, чтобы ее было интересно рассматривать. В отличие от Италии, где детали играют на свету, в Петербурге они всегда должны быть крупнее, сочнее, если хотите, мощнее, потому что свет здесь мягче.

– А как вы относитесь к высказываниям: если в здании нет конфликта, то нет и архитектуры?
– Это лозунги тех, кто не в состоянии нарисовать красивый дом. Я не сторонник такого подхода. Выразить себя с помощью «взрыва» окружающего пространства – это ментальность террориста, поиск славы Герострата. Я – созидатель. Гостиница на площади Островского как-то взрывает площадь? По-моему, наоборот. Многие удивляются, что это построено сегодня. Мне кажется, что такой подход не менее, а может быть, и более достойный.

– Архитектура должна быть дорогой?
– Количество потраченных денег не залог успеха. Но чем больше бюджет строительства, тем больше шансов на хорошую архитектуру. Хорошая архитектура может быть только за хорошие деньги.

– Заказчики с вами всегда согласны?
– То, что мы делаем, не должно быть сиюминутным. В архитектуре будущего должны быть заложены качество и вкус. Если наша архитектура качественна, ее не стыдно показывать и продукт при этом отвечает нуждам заказчика, то надо уметь доказать необходимость такого проекта. Если архитектуру делает человек со вкусом и профессионал, это экономически выгодно заказчику, он оценит это по достоинству. Мне не стыдно ни за один свой проект. Мои аргументы заказчиками воспринимаются охотно.

– И за неоднозначно воспринятый общественностью «Финансист»?
– Мы гордимся этим зданием. Посмотрите, каков «Финансист» в деталях! А по поводу его высоты – если регламент позволяет, любой девелопер выберет максимум. Город должен заниматься более четкой регламентацией. Если власти считают проект ошибкой, то надо принимать меры, выкупить здание у девелопера, обрезать его на пять этажей или сравнять с землей целый дом, засеять травой это место. Но я что-то не слышал, чтобы власти считали его ошибкой. «Большой дом» на Литейном тоже возвышается над небесной линией, но это суперархитектура. И неизвестно, панорама города без него была бы хуже или лучше. Я считаю, что «Финансист» не испортил Петербург.

Второй облик Смольного

Проект элитного делового комплекса «Невская Ратуша», выполненный Евгением Герасимовым и Сергеем Чобаном, недавно прошел государственную вневедомственную экспертизу. Треть комплекса займет «филиал» администрации Санкт-Петербурга.
– Проект задан внутренней площадью, – рассказывает Евгений Герасимов. – По ее периметру с выходом на Дегтярный переулок будут расположены здания офисов и на углу Дегтярного – гостиница.

проект Невская РатушаВ основе идеи – петербургская периметральная застройка с созданием новой внутриквартальной площади.
Здания администрации города и офис напротив него стоят на главной оси. Доминанты подчеркнуто легкие, стеклянные, прозрачные, это два главных «актера» ансамбля. Остальные постройки заметно ниже, массивные и каменные, с разными фасадами и «начинкой», они тяготеют к рядовой питерской застройке. Это будет не совсем традиционная архитектура, но она попадет в контекст городской среды. По периметру площади из здания в здание протянется галерея. В каждый деловой центр, сквозь разные по конфигурации атриумы, будет проникать дневной свет. Под всем участком расположится двухэтажная парковка, мест для автомобилей хватит на всех.

– Купол «Смольного-2» сравнивают с куполом берлинского Рейхстага, архитекторы которого в свое время добивались эффекта «прозрачности власти»…
– Купол для нас не новость, купол есть на Главном штабе, над Мариинским дворцом… Наш купол будет соединен с обзорной площадкой. Здесь можно провести параллель с Исаакиевским собором, где есть обходная обзорная площадка. Это еще один взгляд на известный архитектурный прием.
Кроме того, мы хотели сделать здание администрации не закрытым, как «Большой дом» на Литейном, в который просто так не войти, а прозрачным, чтобы в него могло беспрепятственно приходить большое количество людей, подниматься по центральному лифту наверх и видеть власть близко. Туда каждый сможет прийти и прочувствовать здание снизу доверху, посмотреть на город.

– Присутствуют ли в проекте приемы, не используемые вами ранее, в отделке ожидаются ноу-хау?
– Я еще не создавал галереи, хотя это сейчас очень востребовано. Мы обязательно поищем новые материалы. Из отделочных материалов нам очень интересны легкие панели, у которых лишь наружный слой сделан из натурального камня. Возможно, будем использовать навесные панели с кирпичными штучными материалами. Любопытны технологии керамических гранитов, новые камни и технологии их крепления.

– Вас считают дерзким архитектором. Этот проект говорит об обратном…
– Это очень спокойный, взвешенный, контекcтуальный проект. Именно поэтому он и победил: благодаря своей ясности, внятности, гибкости, как с точки зрения девелоперов, так и в глазах власти. В облик проекта закладывалась основательность, которая уместна в историческом центре. В данном случае важно было прочувствовать городской контекст, предложить что-то понятное, не взрывающее градостроительную ситуацию.

– Вы также ведете проект в Кудрове, где планировалось строительство администрации Ленинградской области. В связи с этим некоторые СМИ называют вас «архитектором власти».
– Сейчас девелопер развивает проект в Кудрове, первые корпуса сделаны. Гипотетическое здание администрации не входит в сферу интересов наших заказчиков. Просто наш проект сделан с учетом расположения здесь здания администрации. Нами было лишь зарезервировано место под строительство.

Вместо эпилога

– Если бы так случилось, что вы стали главным архитектором города?
– Не дай Бог!

– И все-таки, что вы сделали бы в городе в первую очередь?
– Не знаю. В городе масса градостроительных задач. Та же реконструкция исторического центра. Надо заниматься промышленным поясом, который находится между центром и новостройками, вместо того чтобы намывать какие-то территории, острова в Финском заливе или двигаться еще куда-то вширь или вглубь. Это поле деятельности для девелоперов, а город должен создавать такие условия, чтобы владельцам площадок было убыточно иметь одноэтажные запущенные сараи в километре от исторических ансамблей и выгодно запускать их в оборот. Упорядочить все это – задача города.

Наталия Ловецкая

Похожие сообщения

X