жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

В Петербурге продолжается кампания по выявлению диссонирующих произведений архитектуры

В Петербурге не угасает очередной архитектурный скандал. После того как достоянием гласности стал список «диссонирующих объектов» города, который является приложением к проекту изменений в Закон Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга», разгорелась дискуссия о его правомочности.

Архитекторы Петербурга, познакомившись с ним, заявили, что этот список анонимный, подпольный и не имеет юридической силы, а потому его надо «свернуть в трубочку и забыть». Но «свернуть и забыть» не получилось. По поручению президиума Санкт-Петербургского Союза архитекторов было написано коллективное письмо в Министерство культуры РФ с просьбой не принимать этот законопроект. По словам вице-президента Союза архитекторов Санкт-Петербурга Михаила МАМОШИНА, градостроительное сообщество очень ждет ответа, потому что такие вещи больше не должны повторяться.

Между тем проект изменений в упомянутый закон, против которого так активно выступает сегодня архитектурное сообщество города, уже принят Законодательным собранием в первом чтении. Всего же в список диссонирующих объектов, являющийся дополнением этого законопроекта, вошли 77 городских зданий.

ОТ БКЗ ДО «СТОКМАННА»

Эксперты отмечают, что в этот список вошли практически все заметные построй- ки последнего десятилетия. Однако есть и здания, относящиеся еще к советскому наследию. К примеру, в перечень включен БКЗ «Октябрьский» на Лиговском проспекте, а также гостиница «Советская» (ныне «Азимут») на Лермонтовском проспекте, Дворец молодежи на улице Профессора Попова и здание станции метрополитена «Площадь Александра Невского-2» в Чернорецком переулке.

В «современную часть» списка по- пал торговый комплекс ЗАО «Стокманн» на Невском проспекте, 114–116. А также бизнес-центр «Лидер Тауэр» на Ленинском проспекте, 153, БЦ Regent Hall на Владимирском проспекте, 23 и ТРК «Пик» на улице Ефимова, 2. Значится в перечне и еще не достроенный административно- деловой комплекс «Невская ратуша», в который должны переехать комитеты Смольного. Кроме того, в список включен бизнес-центр «Авеню» на Аптекарской набережной, 20. Стоит отметить, что этот комплекс, возведенный по наработкам мастерской Михаила Мамошина, стал победителем престижного мирового конкурса FIABCI-Россия «Лучший реализованный девелоперский проект России – 2009».

Еще больше вопросов возникает, когда речь заходит о жилых комплексах – на них приходится до четверти объектов списка. То, что некоторые из них грубо вторгаются в историческую ткань Санкт-Петербурга, не вызывает никаких сомнений. Это, на- пример, печально известный ЖК «Монблан» на Большом Сампсониевском проспекте, 4–6. Также в списке присутствует ЖК «Империал» на Киевской улице. Попал в него и жилой комплекс на Шпалерной, 60.

Однако присутствие в списке других жилых объектов может вызвать лишь удивление – например, элитного дома на 10-й Советской улице, 4-6. Этот проект в 2008 году получил Гран-при «Архитектона», диплом фестиваля «Зодчество», почетный диплом Всемирного клуба петербуржцев «Современная архитектура в контексте исторической среды» и ряд других регалий.

ПОЧТИ ДЕТЕКТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Чтобы выразить свое несогласие со списком 77-ми, архитекторы попытались для начала найти авторов этого списка. Но, как оказалось, сделать это не просто. Как рассказал глава Архитектурного бюро «Студия 44» член президиума Союза архитекторов Никита ЯВЕЙН, от авторства этого документа отказались все, кто так или иначе мог иметь к нему отношение.

– В КГА отказались, экспертная группа ЗАКСа, занимающаяся вопросами градостроительства, тоже… ГИОП категорически отрицает участие в формировании этого списка. А раз документ аноним, то он и нелегитимен, тем более что трудно относиться серьезно к такой ерунде. Предлагаю воспринимать его как провокацию, – резюмировал архитектор.

Тем более что, по мнению Никиты Явейна, никаких юридических последствий этот список не несет хотя бы потому, что список неряшливый и в нем множество ошибок. К тому же в нем есть адреса, но нет картографии.

– А без возможности увидеть на карте, где и какие перспективы перекрывают эти здания, разговор получается беспредметный, – заявил он.

Директор Бюро межевания городских территорий ЗАО «Петербургский НИПИград» Павел НИКОНОВ говорит, что сам узнал о списке «диссонирующих объектов» из СМИ, авторов не знает, но, являясь экспертом ЗАКСа, получил к нему доступ, чтобы откорректировать. По словам Павла Никонова, первоначально в этом списке он насчитал более тысячи объектов.

– Мне пришлось его изрядно проредить, так как похоже, что многие здания явно попали туда по какой-то технической ошибке, – рассказал он.

Так, например, первоначально в этом списке было даже Адмиралтейство и Шереметевский дворец. А некоторые объекты – к примеру, пресловутый «Монблан», наоборот, Павел Никонов внес, как и вторую сцену Мариинки и «Серебряные зеркала». Но вот незадача – из экспертизы Министерства культуры список вернулся уже без «Мариинки-2», да и «Серебряные зеркала» где-то потерялись.

Как предположил Павел Никонов, скорее всего, это произошло в тот момент, когда документ ходил от одного чиновничьего стола к другому. И в процесс утверждения последняя страничка списка «открепилась, упала на пол и затерялась». В итоге в списке осталось 77 объектов.

ОТКУДА РАСТУТ НОГИ

Как считает почетный президент Петербургского Союза архитекто- ров Владимир ПОПОВ, резонансный перечень – порождение деятельности градозащитников. И в этом заключается большая беда.

По мнению г-на Попова, сегодня градозащитой, по сути, занимаются не- профессионалы. В то же время в Европе этот вопрос поручается многоуважаемым и заслуженным людям. Кроме того, архитектор признал, что сегодняшние градостроительные ошибки – это результат постперестроечного беззакония, когда заниматься строительством стали бывшие спортсмены и «малиновые пиджаки». Но, по словам Владимира Попова, эти времена прошли, во власть пришли вменяемые люди. А вот к градостроителям, деятельность которых, по его мнению, «пестрит примерами дилетантских ошибок», у него есть претензии. Один из таких примеров – воссоздание шпиля на бывшей швейной фабрики имени В. Володарского, что на углу Гороховой улицы и набережной Фонтанки.

– Теперь этот шпиль «соревнуется» со шпилем Адмиралтейства, что неприемлемо. Беда, когда градостроительными проблемами занимаются непрофессионалы, а этот список – порождение этой кампании, – считает Владимир Попов.

Чтобы выразить свое отношение к по- явлению «списка 77-ми», архитекторы обратились в Министерство культуры РФ с просьбой не согласовывать этот законопроект.

Впрочем, в кулуарах Дома архитекторов многие признались, что мало верят, что от этого что-то может измениться, так как «процесс уже пошел» и документ по сути дела уже находится в стадии утверждения. Так что вряд ли получится «свернуть в трубочку и забыть».

ПОЧЕМУ МНЕ НЕ НРАВИТСЯ ТВОЕ ЛИЦО?

Между тем сами архитекторы при- знают, что такого исторического центра, как в Петербурге, нет нигде. Множество подобных европейских центров внесены в список охраны ЮНЕСКО, но все они в 4–5 раз меньше, чем наш, петербургский. А субъективные оценки того или иного шедевра возникали во все времена.

Мало кто сегодня помнит, что только чудо помешало снести в 1930-х годах храм Спаса-на-Крови, который, согласно опросам общественного мнения, был признан «уродиной», исковеркавшей вид на канал Грибоедова. Также не приняло в свое время архитектурное сообщество и Дом Зингера на Невском проспекте.

– Культурный уровень общества меняется. А потому при оценке архитектурных объектов нельзя применять такой критерий: что-то мне твое лицо не нравится, – считает Никита Явейн.

По мнению вице-президента Союза архитекторов Михаила Мамошина, список был бы намного объективнее, если бы в нем осталось не более 15–20 объектов, которые на самом деле можно назвать градостроительными ошибками.

При этом для выявления таких зданий эксперты предложили применять единый подход.

– Предлагаю начать с объектов, которые «выламываются» из регламента более чем в полтора раза. Скажем, если дом в 46 м высотой появился в квартале, где разрешено строить не более чем 25-метровые – долой, навылет, – предложил Никита Явейн.

Впрочем, эксперты не согласились с таким мнением, посчитав, что снос зданий может привести к тому, что на освободившихся лакунах появятся другие дома, чуть менее диссонирующие, но все равно очевидный новодел.

К дискуссии подключились и девелоперы. И по их мнению, проблему по- явления новодела в историческом центре города необходимо устранять другим способом. Они полагают, поскольку город все равно будет расти, городские власти должны не сносить построенные здания в историческом центре Петербурга, а развивать «серый пояс». Прокладывать там инженерные коммуникации, строить инфраструктуру, разбивать сады и парки, чтобы строителям хотелось строить там жилье, а людям туда переезжать.

АВТОРА!

В свою очередь, заместитель председателя Всероссийского общества охраны памятников Александр КОНОНОВ считает, что раз появление «списка 77-ми» вызвало такие бурные споры в архитектурном сообществе, то этот список точно нужен. Вместе с тем он отметил, что в процессе работы над документом произошла идентификация списка диссонирующих объектов со списком градостроительных ошибок.

– Во многом как раз это и вызывает нервную реакцию у авторов этих объектов, – отметил он. Ведь как оказалось, понятие диссонирующих объектов намного шире, чем градостроительные ошибки. Этого бы не произошло, если бы профессиональное архитектурное сообщество было привлечено к дискуссии в тот момент, когда термин «диссонирующий объект» появился в нашем законодательстве.

Александр Кононов напомнил, что в 2009 году, когда был принят упомянутый закон Санкт-Петербурга № 820-7, в ко- тором впервые появилось определение диссонирующего объекта, против никто не выступал.

Александр Кононов также признал, что этот документ получился очень «сырым».

– Жаль, что органы исполнительной власти, создавая рабочую группу Законодательного собрания по вопросу градостроительных ошибок, не сочли необходимым пригласить туда представителей Союза архитекторов, – отметил Александр Кононов.

АУКНЕТСЯ НЕ СКОРО

Между тем, по мнению экспертов, пока все разговоры о списке – это «буря в стакане воды», так как он не несет за собой никаких правовых последствий, в том числе принудительный снос или реконструкцию. Пока это всего лишь своеобразная перепись. Зато, как толь- ко владелец здания задумает провести ремонт или реконструкцию здания из этого списка, захочет что-то изменить в его архитектурном облике, городские власти тут же получат право потребовать от него привести здание в соответствие с законодательными нормами.

– Это значит, что 23-этажная высот- ка «Монблана» на Выборгской стороне должна будет потерять значительную часть своей этажности и выровнена с существующей застройкой, – отметил Павел Никонов. – После чего открыточная картинка Петроградской стороны вновь приобретет свой первоначальный вид. Таким образом, конкретные результаты работы «списка» на самом деле можно будет увидеть не ранее чем через 15–20 лет.

– Со всеми общепризнанными градостроительными ошибками можно бороться только путем сноса зданий – полного или частичного, а в случае зданий-памятников – переноса их на другое место, – соглашается с ним руководитель архитектурной мастерской «Витрувий и сыновья» Сергей ПАДАЛКО.

Вместе с тем он находит появление термина «диссонирующий объект» не- безопасным.

– Это очень лукавый, необъективный и поэтому весьма опасный термин, – считает Сергей Падалко. – Несложно догадаться, какие манипуляции станут возможны в случае его введения в законодательную базу. «Диссонирующим» можно будет признавать все, что не защищено законом о культурном наследии. Думаю, не следует допускать появление термина «диссонирующий объект» в профессиональном обиходе и тем более в законодательстве, регулирующем застройку города.

Тем не менее «машина» по применению этого термина в законодательстве уже запущена. Недавно стало известно, что скоро городские власти намерены приступить к разработке нового законопроекта, который уже определит, какие санкции и когда могут быть применены в отношении диссонирующих объектов.

Светлана Смирнова

Другие материалы по теме

X