жк днепропетровская 37 студия 3.3

Сопромат добровольного применения

Проектировщики сетуют, что в СМИ из уст экспертов в их адрес часто звучит критика. Но ведь основной задачей организаций экспертизы является поиск ошибок и недостатков в проектной документации и результатах инженерных изысканий. Работа у них такая.

Так, например, ООО «Негосударственный надзор и экспертиза» (ООО «ННЭ») выпустило и выложило на сайт альбом характерных ошибок, наиболее часто встречающихся в проектной документации.

Однако ответственность за недостатки проектной документации лежит не только на ее разработчиках. В процесс проектирования активно вмешиваются иные силы. К такому выводу можно прийти, если проанализировать причины несоответствия проектов тем или иным нормативным документам, а также нехватки каких-либо необходимых сведений. Что мы и сделали совместно с рядом руководителей ведущих компаний негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий.

Выжать по максимуму

Резонно предположить, что одним из основных мотивов, влекущих за собой нарушения норм и правил проектирования, становится вполне понятное желание заказчика (девелопера, застройщика) выжать из осваиваемого участка земли максимум прибыли.

Генеральный директор ООО «ННЭ» Александр ОРТ поставил этот фактор на первое место в ряду причин, вызывающих недостатки в проектной документации.

– Попытки превысить допустимые нормы по высоте зданий и плотности застройки наблюдаются уже при подготовке задания на предпроектную проработку, – поясняет свою позицию Александр Орт. – Так, например, КГИОП имеет право для определенных объектов согласовать повышение высотности на 10%. И проектировщику, конечно же, велено закладывать эти десять процентов в проект. Иногда согласование получают, но в большинстве случаев КГИОП разрешения не дает, экспертиза возвращает такие проекты на доработку, и приходится «срезать» верхние этажи. Нарушение плотности происходит из-за того, что застройщикам нередко выдают градпланы без четкого определения границ. В этом случае проектировщик «сажает» здание впритык к красным линиям, без отступов, которые должны быть.

Александр Орт рассказал о заседании «Координационного совета по вопросам организации и проведения экспертизы проектов капитального строительства и результатов инженерных изысканий» при Службе Государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга, которое состоялось 14 августа. Там, в частности, поднимался вопрос о применении положений закона Санкт-Петербурга № 820-7 с учетом изменений, внесенных законом Санкт-Петербурга № 417-65, если вдруг экспертиза выдаст положительное заключение на проект с отклонениями от допустимых параметров, даже если градплан участка был выдан до принятия закона № 417-65.

В п. 6 протокола этого заседания записано решение Координационного Совета о том, что вне зависимости от заключения экспертизы и времени получения градостроительного плана новая редакция закона Петербурга № 820-7 не допускает выдачи разрешения на строительство по проектам с отклонениями от требуемых параметров, и служба Госстройнадзора Санкт-Петербурга отныне такие разрешения предоставлять не будет. Членов Совета, а в него входят руководители ведущих предприятий государственной и негосударственной экспертизы города и области, предупредили о том, чтобы не выдавали к таким проектам положительные экспертные заключения.

Где перемены не идут на пользу

Наше законодательство устроено таким образом, что дата выдачи разрешения на строительство служит своеобразным днем «Х», после которого застройщик может смело разворачивать работы, не зависимо от последующих изменений в Градостроительном законодательстве. Но если какое-либо изменение Градкодекса настигло застройщика с момента начала реализации проекта до получения разрешения на строительство, то он, что называется, попался и будет вынужден проходить все адовы муки хождений по инстанциям снова.

– Застройщики всеми правдами и неправдами стараются узнать, какие в данный момент готовятся изменения в Градостроительном законодательстве, с тем чтобы успеть получить разрешение до выхода новой редакции какой-нибудь статьи в Градкодексе. Это заставляет их спешить, нервничать, подгонять проектировщиков, что, конечно же, неблагоприятно сказывается на качестве проектной документации, – констатирует директор ООО «СеверГрад» Виталий РЕУТ.

Ответственность за недостатки проектной документации лежит не только на ее разработчиках

Строители, а вместе с ними и проектировщики, находятся в такой стрессовой ситуации постоянно. Генеральный директор ООО «Негосударственная экспертиза проектов строительства» (НЭПС) Виктор ЗОЗУЛЯ подсчитал, что в последнее время изменения в Градостроительный кодекс вносятся, в среднем, каждые два месяца (об этом он говорил в интервью нашему журналу № 150, с. 51). Следовательно, одну из причин низкого качества проектной документации нужно искать в коридорах учреждений нашей законодательной власти. И исполнительной. Но это – следующая история.

Борьба с собой

– Львиную долю времени, отпущенную заказчику на реализацию строительного проекта, съедает получение исходно-разрешительной документации, – говорит Виталий Реут. – На проектирование и экспертизу остается мало времени, и на этих стадиях застройщики начинают «гнать лошадей во все лопатки».

Отметим, что в последние годы наше государство с переменным успехом ведет борьбу с самим собой за «сокращение количества, совокупного времени и расходов на прохождение процедур, связанных с реализацией инвестиционно-строительных проектов». Фраза в кавычках является одной из трех целей строительной «дорожной карты» (плана мероприятий по совершенствованию правового регулирования градостроительной деятельности и улучшению предпринимательского климата в сфере строительства). Надеюсь, вы уже познакомились с нашим материалом в разделе «Экономика и право» под названием «Проверка курса по карте», где рассказывается о ходе реализации этого плана.

Сохранить замысел

Перейдем непосредственно к проектировщикам.

Многие до сих пор испытывают ностальгию по советским временам, когда претензий к качеству проектной документации было меньше. Но сегодня на дворе другая эпоха.

– В целом можно говорить о том, что Петербург развивается не так однотипно, как тридцать-сорок лет назад, – отмечает Александр Орт. – Во многих уголках города новые постройки обращают на себя внимание разнообразием проектных решений.

Прошло время типового проектирования, когда растиражированные утвержденные решения сводили к минимуму творческую мысль инженеров и снижали вероятность ошибок.

– Во времена расцвета типовых проектов профессиональный уровень инженеров-проектировщиков нивелировался, – продолжает Александр Орт. – Сегодня нехватка тех или иных специалистов в отдельно взятой проектной организации видна невооруженным глазом при взгляде на документацию, которая предоставляется на экспертизу.

Сегодня в Петербурге работает много квалифицированных архитекторов, а специалистов, воплощающих замысел зодчих в проектах строительных конструкций и инженерных систем, не хватает. Этим во многом объясняются упрощения и искажения архитектурных решений.

– Бывает, на стадии проектирования конструкций убираются детали, не имеющие значения для безопасности, но важные для эстетики фасада, – рассказывает Александр Орт. – И в момент ввода здания в эксплуатацию главный архитектор проекта при взгляде на постройку отказывается подписывать акт приемки. Во избежание таких ситуаций мы рекомендуем нашим клиентам, и даже требуем от них согласовывать фасады и архитектурно-планировочные решения с главным архитектором города.

Скупой… экспертизу не пройдет

Если продолжать сравнение советского проектирования с нынешним, то для первого характерно строительство с запасом прочности (что, кстати, встречается в некоторых проектах и в наше время, – желающих перестраховаться у нас всегда хватает). Однако сегодня суровые рыночные условия подвигают застройщика более пристально следить за расходами на строительство. К сожалению, сейчас застройщики, а с ними и проектировщики нередко стараются сэкономить, например, на марке бетона или количестве арматуры. Александр Орт вспоминает один такой случай из его экспертной практики:

– При прохождении экспертизы проекта дома, который заказчик собирался растиражировать, выявились ошибки в расчетах. Исправление влекло за собой удорожание строительства на миллион долларов! Естественно, заказчик упорно отстаивал свои решения, но мы были неумолимы. В конце концов, после жарких споров наши эксперты в рамках своих полномочий подключились к решению этой непростой задачи и подсказали заказчику способ достигнуть требуемую жесткость и устойчивость строения за счет незначительного изменения конструктива. Проектировщики заказчика детально проработали наши рекомендации, и в результате «цена вопроса» снизилась с миллиона до трехсот тысяч долларов, что уже было приемлемо.

Устанешь звать

Если проектировщики сознательно идут на сомнительные решения – это еще полбеды. На их пути встанет экспертиза, которая не позволит поступиться безопасностью будущего объекта. По-настоящему неприятно, когда проектная организация в принципе не может дойти до экспертизы. Опытом работы в подобных ситуациях делится Виталий Реут:

– Нередко заказчик отбирает часть разделов у генпроектировщика и передает их дешевенькой проектной фирме. Я уж не знаю: из соображений экономии, по блату или за откат. Это приводит к тому, что проектная документация становится хаотичной. Получается ералаш. Разные люди отвечают за свои участки. И в конечном итоге заказчик говорит: вы экспертиза, вы и разбирайтесь. А генпроектировщик открещивается от ответственности за разделы, которые проектировал не он: это не мое, заказчик сам кого-то нанял! Ну а тех, кого отдельно наняли, попробуй заставь прийти в экспертизу. Устанешь звать.

Такие ситуации стали возможными из-за недостатков нашего законодательства, которое нивелирует понятие «генеральный проектировщик». С позиции Гражданского кодекса РФ главное для квалификации субъекта как генерального подрядчика (проектировщика) – это его право привлекать к разработке проектной документации (или хотя бы отдельных ее разделов) субподрядчиков.

В то же время, известным приказом недавно упраздненного Минрегиона от 30 декабря 2009 года № 624 предусмотрены так называемые «работы по организации подготовки проектной документации. Это в большей степени комплексное управление процессом подготовки проектной документации «под ключ», нежели выполнение отдельных видов работ с привлечением субподрядчиков (генподряд). Например, если предприятие выполняет лишь отдельные виды проектных работ даже с привлечением субподрядчиков, то это совершенно не означает, что оно занимается организацией подготовки проектной документации. И допуск СРО к проектным работам в данном случае не нужен.

Следовательно, можно заниматься организацией подготовки проектной документации собственными силами – и это не будет генпроектированием. В то же время можно выступать в статусе генерального проектировщика, но при этом не заниматься организацией подготовки проектной документации.

Микробизнес

Ни у кого не отнимешь свободы предпринимательства, в том числе у проектировщиков. Вот и стали характерной приметой времени маленькие проектные фирмы, которые большую часть работы отдают на субподряд, потом мучительно сводят результаты трудов всех своих фрилансеров в один комплект проектной документации.

Изучая характерные ошибки в проектной документации, я с удивлением обнаружил, что, например, в проектах предприятий общественного питания часто отсутствуют умывальная раковина для рук в моечной кухонной посуды, места для мытья и дезинфекции тары для пищевых отходов и т.п. Я подумал, что дело в низкой культуре.

– Нет, культура здесь ни при чем, – ответил мне Виктор Зозуля. – Причины в составе организации и уровне подготовки персонала. Эти объекты должны проектировать не архитекторы, а грамотные специалисты-технологи в области общественного питания. Но где их взять, если в проектной организации пять человек, из которых двое – директор и его секретарша, а еще трое – конструктор, и два архитектора. Или наоборот. Расклад специалистов можете придумать сами, не ошибетесь. Вот и вся проектная организация.

– Крупные проектные предприятия сейчас редкость. Многие практически сошли на нет, – сетует Виталий Реут. – А маленькие фирмы борются за выживание, готовы исполнять любую прихоть заказчика, им некогда развиваться и расти, в их стенах никто никого не учит, поэтому падает базисная культура проектирования. Я как-то был свидетелем разговора двух заказчиков. Один жаловался на трудности в подготовке проектной документации к экспертизе. Другой ему говорит: «А чего ты мучаешься? Собери все, что у тебя есть, скомпонуй под видом разделов и отдавай в экспертизу. Они все разгребут».

И разгребают.

– Я бы не сказал, что с проектированием у нас дела обстоят плохо, но нередко доводить документацию до соответствия нормативам приходится на стадии экспертизы, – отмечает Александр Орт. – Особенно это касается, например, инсоляции, шумоизоляции и других вопросов раздела «Мероприятия по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения и работающих». Специалистов в данных областях в Петербурге не хватает.

Сложно как дважды два

Не хотелось бы рассуждать на тему подготовки инженеров-проектировщиков, которая тоже не может не влиять на качество современных проектов. Уж слишком безрадостными будут наши размышления. Но, увы, от этого вопроса не уйти. В свое время мы посвящали этому целый материал (интервью с Ю. П. Панибратовым в СГХ № 149, с. 10–12).

Квинтэссенцией всех рассуждений на эту тему можно считать слова Виктора Зозули:

– Вот уже три года я состою в Главной аттестационной комиссии Политехнического университета и наблюдаю деградацию нашей образовательной системы, насажденной в свое время господином Фурсенко по одному ему, видимо, известному «западному принципу обучения». И получаем инженеров, которые два на два без компьютера умножить не умеют.

Добрая воля технических регуляторов

И на «десерт» оставили вопрос качества нашей нормативно-технической базы. Ну как же без этого! Тем не менее, побережем нервы наших читателей и коснемся лишь одной стороны этой неисчерпаемой проблемы, а именно – наличия нормативов добровольного применения, которые, по деликатному выражению Александра Орта, «вносят некоторую сумятицу в проектное дело».

– Доходило до таких курьезных ситуаций, что зацепившись за «добровольное применение», некоторые проектировщики отказывались предоставлять расчеты конструкций, – вспоминает Александр Орт. – Дескать, методики расчета не регулируются законодательством, значит, они не обязательны в применении. Приходится объяснять, что основополагающие законы природы (физики, механики, сопромата) никем не отменены, в том числе законодательством о техническом регулировании.

– С появлением нормативов добровольного применения проектировщику стало труднее выдерживать давление заказчика, – отмечает Виталий Реут. – Раньше в ответ на какие-то авантюрные решения можно было смело говорить: нет, голубчик, так нельзя, смотри, что написано в документе. Сегодня «добровольное применение» дает возможность для всякого рода спекуляций. От юридических игр последних лет страдают, в первую очередь, проектировщики. Да и экспертиза тоже. Запутавшись в противоречиях постоянно меняющихся нормативных актов, проектировщик махнет рукой и начинает уповать на экспертов: что они потребуют, то он и сделает. А экспертиза в таких условиях вынуждена в какой-то степени становиться соавтором проекта, что запрещено.

Резюме

В прошлом номере мы опубликовали материал о давлении на экспертизу (СГХ № 151, с. 26–29). Сейчас затрагиваем тему давления на проектировщиков. Размышляя о недостатках проектной документации с руководителями ведущих экспертных организаций города, мы видим, что проектировщики сегодня находятся под сильным давлением со стороны всех, кого только можно, точнее, бизнеса и власти.

Бизнес давит на проектные организации, преимущественно, в лице заказчиков, ведомых жаждой наживы, спешкой, а подчас и слабым пониманием специфики проектирования.

Законодательная власть создает массу неудобств проектным организациям, постоянно меняя градостроительные законы и другие нормативные документы. Причем, все эти перемены в своем большинстве касаются, в основном, юридической стороны. Техническая же подчас просто игнорируется, хотя профессиональное проектное сообщество уже давно ждет серьезных подвижек в этой сфере.

С давлением власти исполнительной все уже давно ясно. Рынок не покидает надежда хотя бы на минимальное сокращение числа административных процедур, необходимых для получения исходно-разрешительной документации. Строители ждут воплощения в жизнь дорожной карты, методично обивая пороги чиновничьих кабинетов.

И под этим удушающим давлением в сотни технических и физических атмосфер проектные организации находят силы бороться со своими внутренними проблемами: повышать квалификацию своих специалистов, обучать молодежь, развивать и совершенствовать свой инструментарий.

Антон Жарков

 

ПАРТНЕР ТЕМЫ – ООО «ННЭ»

 

(ООО «Негосударственный надзор и экспертиза»)

ООО «Негосударственный надзор и экспертиза» предоставляет полный комплекс услуг в области негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, начиная с консалтинга по вопросам разработки и комплектации проектной документации, экспертного сопровождения, прохождения экспертизы и выдачи заключения и заканчивая строительным контролем.

Основана в конце 2012 года заслуженным строителем России, кандидатом экономических наук, почетным академиком РАН Александром Ортом. Свидетельства об аккредитации № РОСС RU.0001.610044 от 21 января 2013 года и № РОСС RU.0001.610230 от 27 января 2014 года.

По результатам добровольного аудита в рамках программы оценки субъектов предпринимательской деятельности в строительной сфере компании был присужден рейтинг 0,89 (А) – Лидер рынка.

Входит в пятерку наиболее авторитетных экспертных организаций Северо-Запада РФ.

В первом полугодии 2014 года экспертизой рассмотрено проектов более чем на 1 235 000 кв. м.

ООО «ННЭ» рассматривает проекты от Северо-Запада до Дальнего Востока, учитывая федеральные и региональные нормы градостроительной деятельности.

Организация делает упор на долгосрочные программы сотрудничества с заказчиками.

Действительный член НОЭКС, ССОО, СПб ТПП, а также членом Межведомственной рабочей группы Минстроя РФ по улучшению инвестиционного климата и снятию административных барьеров в строительной сфере.

Другие материалы по теме

X