Основа успеха сложного бизнеса


08.11.2007

Расширение мощностей и модернизация производства – вот лишь некоторые составляющие развития ОАО «Гранит-Кузнечное». Сегодня предприятие достигло той точки роста, когда эффективное ведение бизнеса невозможно без последовательных структурных преобразований, совершенствования менеджмента.


Об особенностях сырьевого рынка, направлениях стратегического развития компании рассказывает почетный строитель России, управляющий ОАО «Гранит-Кузнечное» к.э.н. Василий Кострица.



– Василий Максимович, в этом году строительное сообщество не раз горячо обсуждало предстоящий дефицит на рынке инертных материалов, в том числе и щебня. Каковы перспективы развития этого сектора рынка?



– Мне неоднократно приходилось опровергать утверждение о дефиците щебня. Считаю, подобная оценка рынка, а следовательно, и потенциала региональной сырьевой базы и возможностей компаний – поставщиков инертных материалов непрофессиональна. Повторю: никакого дефицита инертных материалов на строительном рынке Петербурга и Ленинградской области нет. И в ближайшие десятилетия не будет.

Сырьевая база региона уникальна и практически не ограничена. Подобными сырьевыми кладовыми общераспространенных полезных ископаемых в России обладает лишь Уральский федеральный округ.

Разведанных запасов, например, только тех четырех карьеров, которые находятся в распоряжении нашей компании, хватит на 80–100 лет разработки. Но мы не монополисты, на рынке активно действуют наши конкуренты, которые являются пользователями не менее крупных карьеров.

По оценке аналитиков компании «Решение», потребность петербургского строительного рынка в щебне сегодня составляет 9,7 млн куб. м, к 2012 году спрос вырастет до 12 млн куб.м.

Такие объемы поставок основные игроки рынка нерудных материалов способны удовлетворить. Скажем, наша компания нацелена на производство в будущем году более 4 млн куб. м щебня. Уверен, что рынок сырья и материалов будет стабильно расти и развиваться.



– Что, по-вашему, является залогом стабильного роста сырьевого рынка?



– Прежде всего рост потребности в инертных материалах. Очевидно, что объемы строительного производства в регионе увеличиваются, и не только за счет введения жилья, но и за счет реализации крупных инвестиционных проектов. Назову только те, что на слуху: ЗСД, КАД, Комплекс защиты сооружений от новоднений, Орловский тоннель, проект «Северная долина», «Балтийская жемчужина», список, как говорится, можно продолжать. А следствием растущего спроса на щебень как самостоятельный материал, бетон, ЖБИ, где основным продуктом производства тоже является щебень, становится расширение мощностей, появление новых добывающих предприятий.

Несомненно, росту сырьевого рынка способствует интенсивное перевооружение компаний. Известно, что большинство предприятий создавались в советские времена, инфраструктура, оборудование, которыми оснащены заводы по добыче и переработке ископаемых, исчерпали свой ресурс, и сегодня идет обновление мощностей. Внедрение инновационных технологий, направленных на повышение производительности труда, рентабельности производства, сохранение экологии, тоже импульс для развития сырьевого рынка.



– Некоторые участники рынка считают, что развитие добывающих предприятий ограничивается суровыми административными барьерами…



– В этом есть своя правда. Введение нового Лесного кодекса, изменения некоторых статей земельного законодательства негативно повлияли на уровень развития отрасли. И без того непростые процедуры оформления документов на недропользование были усложнены, а скорее, запутаны. Наш бизнес, по меткому определению профессионалов, чрезвычайно «землеемкий». Разработка среднего месторождения требует отвода примерно 50 га земли только под карьер. В целом же стандартные месторождения занимают под 100 гектаров. На решение «бумажных» вопросов: землеотвод, решения, согласования в десятках инстанций – может уйти год. Потерянное время снижает эффективность реализации проекта по освоению месторождения.

Думаю, какое-то время эта неразбериха будет продолжаться, но постепенно все войдет в норму. Во всяком случае, в Совете Федерации готовятся слушания, цель которых выработка мер, направленных на снижение административного давления на потенциальных недропользователей.

С другой стороны, отсутствие административных рамок, слабый контроль над использованием недр со стороны государства – это другая крайность, которая приводит к тому, что произошло, например, в Карелии, когда лицензии на разработку карьеров попросту продавались, как на бирже.



– Василий Максимович, и все-таки позволяют ли те рамки, которые государство определяет для недропользователей, выстраивать долгосрочные планы развития?



– Безусловно. Прогнозировать собственное развитие на несколько лет вперед, то есть определить некую модель ведения бизнеса на перспективу, чрезвычайно важно для любой компании. Мы в 2006 году разработали трехлетний план и убедились в целесообразности такого шага. В этом году впервые создали концепцию развития компании на 5 лет.

Планирование затрат, последовательное обновление и расширение мощностей позволяют определить потенциальные объемы выпуска продукции, темпы продвижения ее на рынке.

Это связано в том числе и со спецификой производства. Невозможно, взяв в аренду месторождение, построив завод, сразу в первый год достичь проектной выработки: горные работы ведутся по определенной схеме, карьер вскрывается поэтапно, порода снимается слой за слоем. На нашем новом месторождении в Заболотном мы только через несколько лет выйдем на проектный уровень добычи, превышающий 1 млн кубометров готовой продукции. По планам в этом году мы начнем здесь монтаж первого дробильно-сортировочного завода мощностью в 600 тысяч кубометров. Таким образом, всего за три года мы введем в строй три завода, два из которых уже вышли на проектную производительность.

Важным направлением стратегии развития компании является программа модернизации и расширения мощностей, которая постоянно корректируется с учетом потребностей производства.

В этом году, считаю, мы совершили настоящий прорыв: провели полное перевооружение горных цехов, что повысило производительность труда в несколько раз. Сегодня в России основным оборудованием по отгрузке горной массы является электрический экскаватор ЭКГ-5 производства екатеринбургского «Уралмаша». Это, несомненно, заслуженная, выносливая машина, но, к сожалению, тяжелая, неэффективная, требующая большого количества обслуживающего персонала.

Сейчас мы заканчиваем замену парка этих машин на более производительную технику производства немецкой компании Terex. В результате вместо 9 экскаваторов ЭКГ-5 операции по добыче и погрузке будут выполняться тремя современными машинами. Сегодня они проходят испытания в производственном режиме, которые показывают: условия труда экскаваторщиков улучшились, производительность труда выросла в три раза.



Роза Михайлова



Количество показов: 452


^ Наверх