Экономический анклав особого назначения


28.03.2009

Создание особых экономических зон – территорий со специальным статусом, где действует благоприятный режим для воплощения в жизнь инновационных инженерных и технологических идей, решений и проектов, – позволит повысить конкурентоспособность многих видов экономической деятельности.


Особая экономическая зона в Петербурге создана на 20 лет, размещается на 2 площадках: «Нойдорф» – 18,9 га и «Ново-Орловская» – 110,41 га.

О том, как идет становление и развитие ОЭЗ в нашем городе, в чем ее отличие от подобных экономических анклавов и насколько сегодня ОЭЗ притягивает бизнес-сообщество, мы говорим с руководителем Территориального управления Федерального агентства по управлению ОЭЗ по Санкт-Петербургу Юрием Михайловым.

– Юрий Анатольевич, пока государство выделило лишь 6 регионов страны, где создание особых экономических зон целесообразно…

– Напомню, что не российское государство волевым, политическим решением обозначило, где, в каких регионах необходимо разместить особые экономические зоны. А субъектам РФ была предоставлена возможность самим определиться с решением этой задачи. В 2005 году был объявлен Всероссийский конкурс на создание ОЭЗ. Его и выдержали в результате 6 регионов, которые предоставили экономически обоснованные заявки, с учетом научного, инвестиционного потенциала территорий.
И сегодня формирование и развитие ОЭЗ технико-внедренческого типа идет в Москве конкретно, в Зеленограде, в подмосковной Дубне, в Томске и Санкт-Петербурге. В Липецкой области и Республике Татарстан в Елабуге создаются промышленно-производственные зоны.
Таким образом, инициативу и ответственность государства, в том числе и финансовую, по формированию зон в полной мере разделяют регионы. И это чрезвычайно важно. Скажем, финансирование проекта по созданию петербургской ОЭЗ осуществляется в равных долях (50% на 50%) федеральным правительством и городом. Из федеральной казны ассигнования идут на сооружение всех объектов, инженерных коммуникаций, расположенных непосредственно на территории ОЭЗ, а за счет города создается подводящая и обеспечивающая жизнедеятельность зоны, инфраструктура. С 2008 по 2011 годы в бюджете Санкт-Петербурга на обеспечение инфраструктуры для двух отделений особой экономической зоны – «Нойдорф» и «Ново-Орловская» – запланировано около 5 млрд руб.

– Как распределяются роли и влияние между федеральными структурами и городом при формировании ОЭЗ в Петербурге?

– На основе Закона «Об особых экономических зонах» прежде всего. И, безусловно, мы действуем в тесном контакте с городской администрацией. Комитет по экономическому развитию, промышленной политике и торговле в рамках реализации проекта по созданию ОЭЗ является нашим официальным партнером. Кроме того, все организационные вопросы в рабочем порядке напрямую решаются с профильными комитетами – КГА, КБДХ, Комитетом по энергетике.
Для строительства объектов на территории особой экономической зоны за счет средств федерального бюджета Правительством РФ создано ОАО «Особые экономические зоны» со 100%-м государственным капиталом, которому РосОЭЗ в соответствии с приказом МЭРиТ поручило выполнение функций заказчика.
Для более качественного управления проектом создания ТВ ОЭЗ в Санкт-Петербурге в 2007 году создан филиал этой компании, его возглавляет Олег Рындин. Проектные работы по большинству объектов ТВ ОЭЗ и некоторым объектам резидентов зоны выполняет ОАО «ОЭЗ Эксперт» во главе с Андреем Стрижикозиным – это дочерняя компания ОАО «ОЭЗ».

Схема финансирования организована таким образом: деньги, выделенные государством на строительство и создание инфраструктуры территории ОЭЗ, поступают в уставной капитал ОАО «ОЭЗ» и используются далее по назначению. Есть и иные предусмотренные законом варианты ведения строительного менеджмента от имени государства, например, учреждение дочернего предприятия ОАО ОЭЗ и субъекта РФ. Но в Петербурге решением МЭР и РосОЭЗ создан филиал, как наиболее эффективная в наших условиях модель.

– То есть ваших полномочий достаточно, чтобы решать задачи, которые поставило перед вами государство...

– Законодатель передал достаточно большие полномочия Федеральному агентству, в том числе в части градостроительной деятельности, чтобы оперативно решать все проблемы формирования ОЭЗ. Например, в Земельном и Градостроительном кодексах появились нормы закона, касающиеся территорий, на которые не распространяются действия градостроительных регламентов.
А территория ОЭЗ таковой и является, что позволяет устанавливать особый порядок выдачи разрешений на пользование земельными участками потенциальным резидентам зоны. Попросту говоря, без проволочек.

– В чем особенность формирования петербургской ОЭЗ?

– Идея создания особой экономической зоны представлялась в большинстве регионов в качестве самостоятельного проекта, как правило, на базе уже существующих научных либо внедренческих центров. Если, например, взять подмосковную Дубну, там с 2003 года предпринимались усилия по реализации проекта «Российского городка программистов». Он и послужил основой для ТВ ОЭЗ, технопарк МИЭТа, успешно действующий в г. Зеленограде, стал базой московской ОЭЗ. Экспериментальный комплекс «Сибнефти» по производству катализаторов для создания высокомолекулярного полиэтилена в Томске оказался центром, вокруг которого образована томская ТВ ОЭЗ.
В Петербурге продемонстрировали, как мне кажется, концептуальный подход. Создание особой экономической зоны – одно из важнейших направлений Комплексной программы мероприятий по реализации инновационной политики, включающей различные аспекты экономической деятельности.

Что касается территории самой зоны, мы получили то, что называется green field – у нас не было никаких строений, голая земля. Это дает больше возможностей, поскольку мы не связаны идейно, технически, технологически и можем формировать зону, которая будет работать с учетом потребностей и возможностей города, стратегических задач.
И в этом смысле она более перспективна для потенциальных резидентов.

– Как вы думаете, может ли кризис повлиять на решение резидентов разместиться в ОЭЗ, ведь в строительство производства они вкладывают собственные средства?

– Думаю, напротив, кризис должен стать толчком к принятию решения о развертывании инновационного бизнеса именно на территории ОЭЗ, поскольку здесь созданы поистине идеальные условия для успешной деятельности.
Резиденты приходят на подготовленную территорию, что снимает массу организационных проблем, существенно сокращает затраты. Землю под строительство предприятия они получают без всяких конкурсных условий. Достаточно заключить с нами договор аренды до 2025 года, причем с правом выкупа участка под строением. Арендная плата невысокая: примерно 10 тыс. евро в год за гектар.

Город обеспечил нас инженерными мощностями, в частности электроэнергией, сейчас рассматривается вопрос о бесплатном подключении к источникам питания, кроме той платы, что будет взиматься управляющей компанией за техническое присоединение. Это небольшая сумма.
Нельзя забывать и о том, что в ОЭЗ действует и особый таможенный режим, что даст возможность снизить расходы на приобретение импортного оборудования, а потом выгодно экспортировать свою продукцию. Наконец, Законом Санкт-Петербурга для резидентов ОЭЗ предусмотрен ряд налоговых льгот

– А как стать резидентом особой экономической зоны?

– Прежде всего, необходимо разработать бизнес-план на технико-внедренческую деятельность, получить одобрение Наблюдательного совета ОЭЗ в Петербурге. Следующий экзамен проходит в столице, где на Экспертном совете под председательством зам. министра экономического развития оценку плану дают ученые РАН, представители территорий, на которых действуют ОЭЗ. На основании их заключения и принимается окончательное решение, заключается соглашение о технико-внедренческой деятельности между компанией и РосОЭЗ, выдается свидетельство, которое подтверждает статус резидента.
Сегодня в нашей особой экономической зоне более 30 резидентов. И должен сказать, что пока никто не отказался от планов на строительство предприятия, которое будет осуществлять инновационную деятельность.
Ну а потенциал ОЭЗ позволяет разместить не менее 100 инновационных предприятий различных отраслей, все они будут работать в условиях мягкого экономического климата до 2025 года – до окончания срока ее существования.

– Предприятия каких отраслей сегодня готовы действовать в зоне, разместив производство?

– Уточню, у нас ОЭЗ технико-внедренческого типа. О поточном производстве пока речи не идет. Резиденты представляют собой предприятия инновационного типа, которые работают над внедрением инновационных разработок, создают эксклюзивный продукт, который только предстоит вывести на рынок. Речь идет о создании технологий производства, изготовлении экспериментальных партий. Необходимость в серийном выпуске продукции возникает, когда рынок уже сформировался.

– Как вы считаете, окупятся ли вложения государства в ОЭЗ, без преувеличения, создание тепличных условий для инновационного бизнеса?

– Это вопрос, скажем так, для следующего обсуждения, но пока не ставится задача полностью окупить проект. В принципе, такова мировая практика: государства всего мира поддерживают инновационные проекты, их внедрение, направляя огромные ассигнования в развитие стратегических отраслей науки и производства. И российское государство, таким образом, вкладывает средства в будущее, в повышение конкурентоспособности экономики.
Ведь уже сегодня те компании, что стали резидентами, заявляют об уникальных разработках, не имеющих аналогов на мировых рынках, и способны производить опытные партии.
Это, например, ЗАО «Транзас», создатель морских электронных карт, авиационных и морских тренажеров, беспилотных летательных аппаратов, уже хорошо известно на западном рынке. ООО «Инжиниринговый центр «Нойдорф», объединившее разработчиков проектов по реновации либо по созданию новых месторождений полезных ископаемых, намерено войти на этот весьма емкий сектор мирового рынка, где наши позиции утрачены полностью.

Можно отметить ООО «Ракурс-Инжиниринг», которое разрабатывает информационные методы управления различными энергосистемами, ООО  «ЛОМО-Прибор», создавшее датчики для измерения объемов жидких и газообразных продуктов, которые транспортируются по трубопроводам. НПО «Лазерные системы» внедряет в производство мощные лазеры, системы для определения химического состава воздуха и, следовательно, степени его химического заражения. И список уникальных инновационных проектов, которые будут реализованы, можно, как говорится, продолжать.

Беседовала Роза Михайлова

Количество показов: 447


^ Наверх