Свободная зона не свободна от проблем


23.07.2009

Создание инфраструктуры на площадке «Нойдорф» петербургской особой экономической зоны идет по утвержденному графику. Темпы инженерного обустройства «Ново-Орловской» пока оставляют желать лучшего. И не только кризис тому причина.

Как сегодня идет процесс формирования петербургской ОЭЗ, что определяет конкурентоспособность особых экономических территорий, какие проблемы возникают при строительстве объектов инфраструктуры, мы попросили рассказать руководителя Территориального управления Федерального агентства по управлению ОЭЗ по Санкт-Петербургу Юрия Михайлова.

– Юрий Анатольевич, создание инфраструктуры на площадке «Нойдорф» планировалось завершить уже в конце этого года. Изменились ли планы?

– Пока работы идут по графику, близится к завершению строительство административного корпуса, зданий КПП и таможни, трансформаторных подстанций, монтаж оборудования котельной, активно ведется прокладка инженерных коммуникаций. Думаю, в конце года, как и планировалось, площадка «Нойдорф» будет сдана в эксплуатацию.
Таким образом, в распоряжении петербургской ОЭЗ появится административно-деловой центр с выставочным комплексом общей площадью 14 500 кв. м. из которой 6000 кв. м офисных площадей предназначены для сдачи в аренду предприятиям-резидентам. Уже определена ставка арендной платы, ее утвердило Федеральное агентство. В 2010 году она составит 120 руб. за кв. м в месяц, в 2011-м повысится до 350 руб. за кв. м, включая НДС. Консалтинговые компании, представляющие услуги компаниям-резидентам, смогут арендовать помещения по 150 руб. в 2010 и 400 руб. в 2011 г.
Федеральное агентство и ОАО ОЭЗ на первом этапе дотируют арендную плату резидентов, но в конечном счете затраты на эксплуатацию офисного здания должны оправдываться. Безусловно, мы будем стараться использовать возможности, которые предоставляют существующие в городе программы поддержки инновационного бизнеса, предполагающие дотирование, компенсацию определенных затрат.
Сейчас мы занимаемся привлечением арендаторов, в их числе есть несколько компаний с большим инновационным потенциалом, их разработками заинтересовались специалисты РОСНАНО. Сегодня обсуждаются условия финансирования совместных проектов с корпорацией, как только организационные вопросы будут проработаны, они станут резидентами.
Площадка «Нойдорф», считаю, весьма привлекательна прежде всего в силу своего географического расположения – на въезде в город, рядом с резиденцией президента – она станет визитной карточкой инноваций. Территория интересна компаниям, которые хотят заявить о себе, показать свою продукцию, быть на виду. Возможности ее, конечно, ограничены, сейчас свободными остаются лишь 1,5 га, на которых могут расположиться 3–4 предприятия. Но, впрочем, у потенциальных резидентов есть возможность организовать свою деятельность на площадке «Ново-Орловская», первая очередь которой, надеюсь, будет сдана в эксплуатацию в следующем году.

– Насколько активны сегодня потенциальные резиденты? Известно, например, что «Транзас» уже отказался от намерений по размещению предприятия в ОЭЗ…

– Пока ни от руководства компании «Транзас», ни от других 30 резидентов ОЭЗ не поступало официального заявления о выходе из проекта. Сегодняшняя экономическая ситуация, конечно, повлияла на возможности инновационных компаний. Для всех ключевым является доступность кредита, а условия, которые сейчас предлагают банки, исключают выгодное финансовое партнерство.
Инновационный рынок у нас только формируется, и процесс этот идет медленно: для любого банка инновационная компания более рисковая, чем та, что занимается обычным, понятным бизнесом. Соответственно, ставка процента повышается, что делает деньги недоступными.
Если учесть, что и российский рынок инновационных продуктов также недостаточно развит, то все затраты по их продвижению тоже падают на инноваторов, что еще повышает риски.
Мы ориентируемся на компании, которые намерены создавать новый продукт на основе современных технологических решений, строить экспериментальные предприятия, а это предполагает большие вложения. Но именно мягкий административный режим ОЭЗ должен помочь воплотить в жизнь их проекты.

– Но многие российские разработчики предпочитают воплощать инновационные проекты в свободных экономических зонах, которые находятся за пределами России. Петербургская ОЭЗ выдержит конкуренцию?

– Так поступают не только российские компании. В мировой практике при реализации инновационных проектов существует такое понятие, как цепочка добавленной стоимости. Ее можно эффективно сформировать, размещая различные структуры компании в тех ОЭЗ, где создаются наиболее выгодные условия. Скажем, штаб-квартира базируется на родине, научный центр – в Сингапуре, а производство – в Малайзии. Продукция поставляется на интересные с точки зрения продаж рынки. Таким образом, крупные международные корпорации базируются по всему свету, где приемлемый для них налоговый режим, дешевые кредиты, и в результате имеют устойчивую прибыль, рынки сбыта.
В этом смысле наша петербургская ОЭЗ становится участником международной конкуренции, она должна в мир ОЭЗ вписаться и доказать, что условия работы здесь лучше, чем в любой другой.
Пока наша особая экономическая зона не может конкурировать, к сожалению, с мировыми, и для глобального капитала, так скажем, ее инвестиционный климат достаточно суров.
Начнем с того, что по российским законам компания с иностранным капиталом вообще не может претендовать на статус резидента зоны. Для этого нужно создать «дочку» с частью российских активов. Кроме того, у нас вообще размещение в ОЭЗ рассматривается как некая привилегия, отсюда выдвигается столько условий для компаний, которые хотят получить статус резидента.
В то время как большинство особых экономических территорий в мире готовы предоставить инновационным компаниям гранты, обеспечить займами под небольшие проценты.
Сегодня наша ОЭЗ привлекает внимание в основном российских компаний, нацеленных на экспорт инновационной продукции, разработок, идей. И у нас нет проблем с резидентами. Но мы заинтересованы в кластерном подходе при формировании зоны. Если в одном месте сосредоточены предприятия одной направленности, синергетический эффект несравнимо выше.
Административный режим ОЭЗ позволяет им стать конкурентоспособными по сравнению с аналогичными нашими или западными фирмами, ориентирующимися на российский персонал, научно-техническую базу, которая есть в Петербурге. Часть компаний-резидентов уже выполнили проекты, в этом году у них запланированы деньги на строительство, они располагают реальными средствами. В частности, 4 фирмы намерены построить более 40 тыс. кв. м офисно-производственных площадей.

– Вероятно, конкурентоспособность ОЭЗ будет зависеть и от уровня управления ею?

– Безусловно. Попытка администрировать всё на уровне государства, считаю, неверна. Наша задача – создать инфраструктуру, затем, когда ОЭЗ начнет действовать, определить, каким образом инфраструктурные затраты будут компенсироваться. А дальше привлекать частные компании, они более эффективно управляют недвижимостью и инновационным процессом.
Сейчас, пока в ОЭЗ не обосновались резиденты и активная деятельность еще не развернулась, затраты, связанные с эксплуатацией объектов, перекладываются на Федеральное агентство, то есть на государство.

– Юрий Анатольевич, вернемся к насущным проблемам. Скажите, почему до сих пор не состоялись торги на строительство объектов инфраструктуры в «Ново-Орловской»? Это влияние кризиса?

– Не всё так однозначно. Кризис, безусловно, влияет на все процессы развития экономики, рынок, уровень спроса, планы компаний. И наш проект тоже не исключение. Но нельзя всё объяснить кризисом.
Инженерная подготовка площадки «Ново-Орловская» действительно идет не так быстро, как хотелось бы, и связано это с рядом причин. Одна из них – качество подготовки исходной разрешительной документации, представленной нам городом. Например, в проекте планировки площадки «Ново-Орловская», который мы получили, отсутствовал аналитический расчет красных линий.
Когда мы его сделали, выяснилось, что в границы участка застройки, определенного проектом планировки, ограниченного красными линиями, то есть на территорию ОЭЗ, попали городские улицы. Но ОЭЗ является свободной таможенной зоной, следовательно, мы должны будем эти улицы перекрыть. Сейчас время уходит на то, чтобы пересмотреть исходную документацию, вновь согласовать и утвердить.
Еще одним фактором, который может повлиять на темпы реализации проекта, является то, что предприятия-монополисты существенно изменили технические условия, которые были ранее определены и учитывались при проектировании. Изменение условий подключения к энергомощностям подстанции «Стенд» заставило нас практически полностью видоизменить схему подключения объектов.
Существенно отличается от первоначального и способ организации систем водоотведения и канализования. Предполагалось, что часть стоков уйдет в коллектор, который будет проложен в теле Парашютной улицы. А часть направится в магистраль, проходящую с восточной стороны. Сейчас стало ясно, что коллектор на Парашютной в ближайшее время не будет проложен, поскольку в связи с сокращением финансирования откладывается строительство самой улицы.
Это означает, что нам предстоит вносить изменения в проект, менять схему водоотведения, нести дополнительные затраты, откладывать строительство объектов инфраструктуры. Но главное, что задержка со строительством Парашютной улицы до дороги на Каменку напрямую отразится на привлекательности, конкурентоспособности территории «Ново-Орловская».
Для компаний, уже имеющих статус резидентов, и тех, кто предполагает войти в инновационный бизнес, чрезвычайно важна транспортная доступность. Чтобы не потерять персонал, надо обеспечить нормальные условия проезда транспорта. Можно, безусловно, организовывать подвозку людей со стороны Каменки, но это дорогой и не лучший вариант для потенциального работодателя. А коли мы решили развиваться на основе инновационной экономики, то неплохо было для начала потратиться на создание инфраструктуры.



– Значит ли это, что город не выполняет взятых на себя финансовых обязательств по созданию ОЭЗ?

– Не совсем так, финансирование ведется, кроме того, на этом этапе формирования особой экономической зоны у города затраты существенно выше, чем у Федерального агентства. Другое дело, что именно бюрократические препоны тормозят дело. Если бы не задержка с недоработками проекта планировки, мы бы уже начали строить, но, не имея исходной документации, отражающей реальное положение вещей, мы не можем предъявить проект на экспертизу. И, следовательно, определить стоимость подряда, выставить его на торги.
Парадокс в том, что федеральная составляющая финансирования в бюджет заложена, у нас есть деньги. В этом году мы должны освоить больше 2 млрд рублей, а конкретно на площадке «Ново-Орловская» – около миллиарда. Мы планировали, что в марте завершим организационную работу, представим проект на экспертизу, а в июне проведем торги. Но проходят совещания за совещанием, принимаются решения, а дело не двигается с мертвой точки.
При этом мы отлично взаимодействуем с экономическим блоком администрации городского правительства, с земельным комитетом. Как только дело доходит до корректировки и согласования градостроительной документации, проблема повисает в воздухе. Не очень понятно, ведь мы готовы дать работу не одной городской подрядной компании и при этом исправно платить.

– А что должно быть создано в «Ново-Орловской» к концу 2010 года?

– Произошло существенное сокращение объемов строительства объектов инфраструктуры, которое планировалось возводить за счет бюджетных ассигнований. Мы ограничимся возведением таможни и инженерной подготовкой территории.
Таким образом, Федеральное агентство сделает всё для того, чтобы подготовить площадку, обеспеченную инженерными мощностями, где потенциальные резиденты смогут эффективно вести деятельность, согласно требованиям ОЭЗ.

Беседовала Роза Михайлова

Количество показов: 626


^ Наверх