Это просто бизнес


15.01.2010

Инвестируя в энергоэффективные проекты, российские предприятия рассчитывают в результате на энергосберегающий эффект в пределах 10% снижения затрат.
На самом деле выигрыш может быть как минимум втрое выше.


– Энергосбережение – это бизнес, который может быть экономически выгоден, а может быть и нет, – уверен Николай Захаров, исполнительный директор компании «Грин Драйвер», член Комитета по экологии и промышленной безопасности Ассоциации иностранного бизнеса в Петербурге. – По моему ощущению, в сфере экологии только 20% предлагаемых проектов могут быть состоятельными при нынешнем потребительском поведении и при существующем регулировании тарифов. То же самое можно говорить о проектах в области энергосбережения.
Факторов, которые могли бы оценить окупаемость подобных проектов, слишком много, чтобы считать набор энергоэффективных мероприятий панацеей. Например, при подсчете экономической эффективности проекта по оснащению склада автоматизированной системой освещения с энергосберегающими лампами в первом приближении разработчики определили срок окупаемости в 12 месяцев. Но когда учли все экономические факторы вплоть до численности персонала и сменности, то получили 120 месяцев. Это говорит о том, что любому инвестору необходимо привлекать независимых консультантов.
У предприятия, которое хочет добиться экономии энергозатрат, есть выбор: либо обратиться к энергоаудиторам для составления полномасштабной программы, либо решать проблему с помощью собственных финансовых аналитиков и инженеров, либо обратиться к немногим работающим в этой области консалтинговым компаниям.
Однако значимость организационных и малозатратных мероприятий, которые сегодня предлагает энергоаудит, явно недостаточна для достижения энергосберегающего эффекта, внутренний энергоаудит не всегда возможен, а довериться консультантам готовы очень немногие компании.
Согласно исследованию Международной финансовой корпорации «На пути к энергоэффективности: опыт и перспектива», руководители российских предприятий недооценивают потенциал энергосбережения. На более 600 предприятиях в пяти отраслях и пяти округах считают, что на энергосбережении можно сэкономить до 8–10% затрат. Западная практика показывает, экономия до 30% вполне достижима, причем в некоторых случаях она может составлять 80–90%.

Подводные камни энергоэффективности

В качестве причин, мешающих руководителям воспользоваться потенциалом энергосбережения, Николай Захаров называет отсутствие опыта в реализации подобных проектов, неэффективное взаимодействие высшего руководства и технических специалистов энергослужб на предприятиях. А также недостаток информации по международным и российским проектам в области ресурсосбережения. Хотя более 60% предприятий считают основным барьером недостаток финансовых ресурсов, главным препятствием является все-таки управленческая проблема взаимодействия.
Первый информационный барьер на этом пути обусловлен разными по мотивациям задачами, которые стоят перед инженерно-техническими и финансовыми службами предприятия. Технические службы отвечают прежде всего за своевременный ввод и успешную эксплуатацию оборудования, а не за экономию ресурсов. Финансовый директор проводит политику сокращений и экономии, но мало осведомлен о технических возможностях.
Второй барьер связан с тем, что разрозненные поставщики оборудования не всегда могут предложить готовые интегрированные решения. Интеграторы, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы поставлять уже опробованные решения, и не готовы отказываться от налаженных отношений с проверенными поставщиками в пользу новых игроков рынка с более выигрышными по энергосбережению технологиями. Таким образом, поставщики современного энергоэффективного оборудования оказываются отделенными от предприятий самими интеграторами.

Популярные принципы энергосбережения

Энергоэффективные инженерные решения достаточно хорошо известны специалистам. Например, ощутимого эффекта можно добиться, применяя люминесцентные и светодиодные светильники, автоматизированные системы управления освещением с установкой датчиков движения и освещенности, а также электронных пускорегулирующих аппаратов.
Комбинированный вариант, сочетающий энергосберегающие лампы и автоматику, приносит максимальный выигрыш. По данным «Грин Драйвер», реализация такого проекта на крупном складе позволила сэкономить 80% на освещении, эксплуатационных затратах в 3 раза (за счет увеличения срока службы ламп), установленной мощности на 30%. Кроме того, были снижены энергозатраты на вентиляцию за счет уменьшения тепловыделений.
Долю общеобменной вентиляции, в среднем составляющей 50–80% от общей энергоемкости инженерных систем, можно снизить до 10–20%.
Речь идет не только о рекуперации, но и об автоматическом управлении ее работы в соответствии с потребностью. Регулирование происходит с помощью датчиков присутствия, температуры, индикаторов функций воздухораспределения и других устройств. Такое оборудование установлено на предприятиях Unilever, Lipton, Caterpillar, «Северное Сияние» и др.
– Проводником подобных решений становятся корпоративные стандарты энергоэффективности компаний, которые реализуют проекты в разных странах мира, – поясняет исполнительный директор «Грин Драйвер». – Например, на всех предприятиях Unilever установлена только энергосберегающая вентиляция. Финская компания «Технополис» по традиции использует в проекте энергоэффективную вентиляцию, как стандарт европейского девелопмента.
Но самой эффективной следует признать комплексную систему управления системами жизнеобеспечения здания, которая экономит до 50% энергозатрат за счет основного принципа энергосбережения – дифференциации использования разных ресурсов.
Такая система управления на основе информации от установленных индикаторов температуры, газового состава воздуха и других датчиков сама определяет потребности в тепле, холоде или объеме приточного воздуха. В случае отсутствия или уменьшения количества людей в помещении система переходит в экономичные режимы работы.

Хиты окупаемости

Отраслевые энергосберегающие решения имеют свои особенности, связанные со спецификой технологических процессов.
– В хлебопекарной промышленности наиболее прогрессивными с точки зрения энергоемкости считаются ротационные печи – благодаря сбалансированному воздушному потоку, высокопроизводительному теплообменнику, эффективной теплоизоляции и управляемой системе парообразования, – говорит Николай Захаров. – Например, установленная на одном из ростовских предприятий такая печь при стоимости 36 тысяч евро окупилась с учетом выплаты кредитных процентов за два года. Снижение удельных затрат на 1 кг хлеба составило 89%.
Еще одним энергосберегающим решением в этой отрасли могут стать экоблоки, которые позволяют использовать тепловую энергию отходящих газов и пара в объеме от 30 до 36% от входящей энергии. В деревообработке один только переход на устройства плавного пуска способен сэкономить до 45% электроэнергии и уменьшить расходы на ремонт до 80%.

Энергосбережение в законе

Как полагают в «Грин Драйвер», новый Федеральный закон «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» затронет, прежде всего, интересы предприятий, осуществляющих добычу, производство и транспортировку энергоресурсов, поскольку для них установлены целевые показатели по энергосбережению и обязательное получение энергетического паспорта.
Кроме того, закон создает поле деятельности для производителей приборов учета, которые уже сегодня торопятся занять свою нишу и готовы сотрудничать с лизинговыми компаниями для обеспечения своей продукцией коммерческих и жилых зданий к 2011 и к 2012 гг. соответственно.
Узаконенный принцип энергосервисного контракта также открывает определенные возможности для компаний-посредников между потребителем и поставщиком ресурсов. Такие фирмы могут заработать на обеспечении энергосберегающих мероприятий заказчика, получая прибыль за счет экономии от этих мер. Подобная схема широко распространена за рубежом, но российский рынок энергосервиса, по оценке «Грин Драйвер», в течение 2–3 лет будет только формироваться.
– Рациональное экономическое поведение бизнеса – еще не устоявшаяся практика, эти процессы только начинаются, – говорит Николай Захаров. – В целях экономии большинство предприятий занимаются так называемой «оптимизацией налогообложения», но это не делает их эффективными. Перспективные компании, нацеленные на публичность, умеющие просчитать окупаемость, так или иначе занимаются повышением эффективности бизнеса. Поэтому с точки зрения экономической логики для них неважно, принят закон об энергосбережении или нет.

Татьяна Рейтер

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Александр Гримитлин, президент НП «АВОК-Северо-Запад»:

– Погоня за энергоэффективными светильниками с непонятной схемой утилизации взамен ламп накаливания несравнима с более эффективными мерами. Такими, как утепление ограждающих конструкций, модернизация котельных или внедрение энергосберегающего инженерного оборудования.
Но ведь результатом от этих мер не отчитаешься завтра. В любом случае хорошо, что об энергосбережении впервые заговорили на уровне федерального закона, хотя из него мало что следует. Американская практика ресурсосбережения предполагает, например, обязанность банков финансировать и курировать предприятия, которые под бизнес-план запрашивают средства на сберегающие технологии, рассчитывая погасить их за счет сэкономленных средств. В этом случае предприятие заинтересовано в максимальном эффекте от выбранных им энергосберегающих мер.

Роман Даниелян, директор по маркетингу ЗАО «НТЦ Приводная Техника»:
– Установлено, что 60% энергии в России тратится на питание электродвигателей постоянного и переменного тока – то есть устройства, которые можно регулировать, добиваясь энергосбережения. И здесь удельные потери в ЖКХ в 2,5–3 раза больше, чем в развитых странах Европы. Для внедрения самого эффективного регулирующего оборудования – частотных преобразователей – существует несколько схем финансирования. В том числе: бюджетная или инвестиционная; лизинговый договор, по которому сэкономленные деньги возвращаются к нам в счет стоимости поставленного оборудования; механизм государственно-частного партнерства и энергосервисные контракты, которые теперь учтены в законе. Энергосервисный контракт позволяет поставщику получать от энергосбытовой компании средства за установленное оборудование за счет экономии. До принятия закона эта схема была проблематичной, потому что энергосберегающие компании теряли свой оборот по поставкам. Но теперь закон обязывает их подписать сервисный контракт, если другие участники сделки будут готовы его заключить.

Количество показов: 850


^ Наверх