В интересах отрасли


09.04.2008

В лесном секторе экономики стало больше законности и порядка.
Лесопромышленники пришли в этот бизнес всерьез и надолго и заинтересованы в игре по твердым правилам.


Насколько интересен рынок для компаний-производителей, что думают представители бизнеса о степени зрелости отрасли и перспективах прогресса в ней, как складываются их взаимоотношения с местной властью? На эти и другие вопросы ответили участники «круглого стола»:



Александр Сергеевич Шить, генеральный директор ООО «Софид»,

Михаил Анатольевич Агафонов, директор ООО «Амадео»,

Михаил Васильевич Багрянцев, генеральный директор ООО «Свирь Тимбер»,

Федор Игоревич Деев, генеральный директор компании «Вудкрафт»



– Насколько интересен для вашей компании рынок лесопереработки?



А. Шить:

– Настолько, насколько дает зарабатывать и развиваться. Лесом в целом заниматься выгодно. Развиваемся мы, модернизируем и расширяем поизводство в основном за счет лизинговых схем, кредитов. Это дорого, но лучше, чем работать с оборудованием, которое технологически устарело, малоэффективно и непроизводительно. Мы перешли на финскую технологию заготовки леса. Применение автоматизированных комплексов «Харвейстер» и «Форвардер» позволяет получать древесину хорошего качества.



М. Багрянцев:

– Этот рынок представляет большой интерес, так как в предстоящие годы он будет развиваться в русле общего подъема российской экономики.



– Как складываются взаимоотношения с региональными и местными властями, помогает или мешает это развитию компании?



А. Шить:

– Руководство Подпорожского района, где мы работаем, оказывает нам поддержку, ходатайствует перед областным правительством, что очень помогает. И мы идем навстречу в решении социальных проблем. Тесно сотрудничаем с Комитетом по природным ресурсам Ленобласти.

Власть заинтересована в стабильном развитии компании: мы исправно платим налоги, пополняя бюджеты района и области. Много лет мы вырабатывали такие партнерские отношения, и сегодня это дает плоды.



М. Багрянцев:

– Взаимоотношения с властями складываются благоприятно. Доказательство тому – успешная реализация крупного инвестиционного проекта компании «Ботния» по строительству лесопильного завода в Подпорожском районе.



Ф. Деев:

– Взаимоотношений практически нет. Как следствие: на развитие компании власти никак не влияют.



– Какие проблемы лесоперерабатывающей отрасли, на ваш взгляд, сегодня наиболее актуальны?



А. Шить:

– Нестабильность валютного рынка. Доллар падает, евро растет. А мы 95% пиломатериала продаем за рубеж в Турцию и Финляндию. Пытались торговать с Италией, Испанией, Францией. Но они ставят очень жесткие условия по параметрам продукции. Пришлось бы много пересортировывать пиломатериалов, ставить дополнительное оборудование, набирать персонал.

Мы выбираем более простые контракты, лучшие условия. И по ценам, и по поставкам наиболее удобного в производстве сортимента.

Выше качество товара, выше и цена, но зачем делать лишнюю работу, усложнять схему сортировки, если выйдет тот же результат. Пока в России за нашу продукцию предлагают более низкие цены. Выгоднее экспортировать. Но такая ситуация должна измениться. Думаю, через год, когда по-настоящему заработает ипотечная схема строительства малоэтажного жилья, наши доска и брус будут более востребованны здесь и с хорошей добавленной стоимостью.



М. Агафонов:

– Введение нового Лесного кодекса было непродуманно и не до конца подготовлено. Нет основополагающих документов, а именно: лесных планов субъектов Федерации, лесохозяйственных регламентов лесничеств и т. д., что не позволяет планомерно заготовлять древесину. В заготовке леса, в первую очередь, заинтересованы переработчики древесины – им необходимо сырье.



М. Багрянцев:

– Мощные лесоперерабатывающие заводы, такие как завод «Свирь Тимбер», требуют круглогодичного обеспечения пиловочником в значительных объемах. Нужна стабильность лесозаготовки. Но в этом секторе лесной отрасли накопилось много проблем: устаревшая производственная база, отсутствие развитой инфраструктуры лесных дорог, замедленный переход к новому Лесному кодексу.



Ф. Деев:

– В отрасли есть естественные сезонные фазы активности. Однако из-за нескольких теплых зим подряд резко снизились сырьевые потоки в сравнении с первой половиной 2000-х. Нестабильность усилило также введение Лесного кодекса без подзаконных актов и рекомендаций по выделению лесного фонда к выработке.

Основной проблемой нашего, как и любого, производства стала нестабильность вследствие изменения законодательства, в том числе в экспортной части. В результате за неполный год цена сырья выросла на 150–250%.



– Какие из названных проблем требуют первоочередного решения?



А. Шить:

– Как лесозаготовитель знаю, что в нашем районе уже 14 лет не проводились мероприятия по лесоустройству. И лесные документы не отражают реальной картины (возраст деревьев, состав насаждений и т. д). Приходится делать много переводов, например, указано, что лес еще не дорос, а он переспел, нести дополнительные затраты на уточнение лесной документации, терять время. Мы не должны брать на себя заботы по лесоустройству, но приходится.



М. Агафонов:

– Главные проблемы, если коротко сформулировать, таковы:

· нет дешевых долгосрочных кредитов для развития производства;

· сложна и длительна процедура оформления земельных участков;

· не развита инфраструктура местности (дороги, электроэнергия, газ, коммунальные сети).



Ф. Деев:

– Необходимы срочные меры по подготовке кадров для работы на достаточно сложном современном оборудовании. Большинство компаний, занимающихся глубокой переработкой древесины, сталкивается с нехваткой способных, имеющих мотивацию к труду работников.



– Как вы оцениваете уровень развития российской лесоперерабатывающей отрасли?



А. Шить:

– Пока вся глубокая переработка древесины на Северо-Западе инициируется иностранными компаниями. Но и местные предприятия пытаются наладить этот процесс. Думаю, еще год-два, и на рынке появятся мощные российские переработчики. Наша отрасль топталась на месте, пока Запад шел вперед. Теперь, как всегда, надо нагонять. Сейчас наши соседи в Белоруссии пытаются на базе бульдозера-погрузчика «Амкадор» создать современную заготовительную технику, харвейстеры и форвардеры. Посмотрим, что получится.



М. Багрянцев:

– Уровень и степень переработки древесины в российской лесоперерабатывающей отрасли весьма далеки, например, от скандинавского, и многое предстоит сделать.



Ф. Деев:

– За исключением отдельных компаний порог отрасли крайне низкий. В массе речь идет о пилорамах с объемом до 250 м3 в месяц и штатом до 15 человек. Есть менеджеры, способные создать и активно развивать производство готовых изделий из древесины, но экономическая ситуация на рынке не позволяет привлекать инвестиции в этот бизнес в связи с низкой рентабельностью, которая возникла из-за разницы в стоимости сырья и реализации продукции.



– Какие из предприятий лесной отрасли, действующих на Северо- Западе, по вашему мнению, можно отнести к лидерам отрасли?



М. Багрянцев:

– В группу лидеров следует включить Светогорский ЦБК, а также современные деревообрабатывающие заводы компаний «Сведвуд» в Тихвине, «ЮПМ-Кюммене» в Пестове, «Ботния» в Подпорожье.



Ф. Деев:

– В Псковской области таким лидером является компания «Вудкрафт». Только здесь наиболее законченный технологический цикл и качество продукции, совместимое с доступной ценой.



– Ваша оценка потребности российского рынка в продуктах глубокой переработки, в частности конструкциях и деталях для индустриального домостроения.



А. Шить:

– Чем шире развернется строительство, тем выше будет потребность. Правительством Ленобласти принята программа поддержки деревянного домостроения. Активнее поддержка – больше объемы строительства, я так понимаю.



М. Агафонов:

– Переработка древесины в строительные материалы, конструкции для бизнеса наиболее привлекательна, т. к. рынок в России еще не насыщен этой продукцией.

Правильный путь – изготовление комплектов домов в заводских условиях и сборка их на стройплощадке. Дом может быть каркасным, из клееного профилированного бруса, круглого леса, каким угодно. Но изготовлен он должен быть только в цехе, с высокой точностью обработки и из хорошо подготовленного, высушенного материала, практически исключающего усадку.

Такой дом возводится на готовом фундаменте за две недели. Необходимы общероссийские стандарты или ТУ по изготовлению комплектующих, например, клееного бруса. Это упростит и унифицирует процесс строительства.



М. Багрянцев:

– Потребность в конструкциях из древесины и сейчас большая. А с развитием коттеджного и малоэтажного домостроения она будет только возрастать.



Ф. Деев:

– Глубокая переработка позволяет снизить совокупную стоимость продукта и повысить его качество. Естественно, что такие продукты становятся постепенно наиболее востребованными на рынке.



– Насколько переработка как направление повышает экономическую эффективность заготовительной компании?



А. Шить:

– Выпускать продукцию, а не бревна всегда было выгодно. Из круглого леса получается 50–60% доски и бруса. Низколиквидный пиловочник можно разделать или продать балансом. Но все же выгоднее распилить.



М. Багрянцев:

– Заготовительные компании имеют перспективу развития только как часть вертикально интегрированной структуры, где по мере переработки древесины создается все большая прибавочная стоимость, покрывающая низкую или отрицательную рентабельность лесозаготовки.



Ф. Деев:

– Гипотетически переработка повышает экономическую эффективность компании примерно вдвое. Все зависит от совершенства управления и технической базы.



– Какой способ переработки древесных отходов, на ваш взгляд, наиболее перспективен?



А. Шить:

– Мы производим доску и брус, но производство получается безотходным, ничего не пропадает. Другие компании покупают у нас кору, стружки, опилки. Наши отходы для них сырье. Этот рынок быстро развивается. Мы подождем, когда начнет в полную меру действовать Лесной кодекс, и организуем у себя производство топливных брикетов или гранул. Планируем нечто подобное.



М. Агафонов:

– Я давний сторонник переработки отходов древесины в биотопливо. Огромное количество их выбрасывают во вред природе. Отходы необходимо утилизировать. Необязательно делать гранулы по международным стандартам. Можно брикеты для внутреннего рынка по ТУ. Необходима программа утилизации, строительство не только газовых, но и работающих на биотопливе котельных.



М. Багрянцев:

– К наиболее перспективным видам переработки древесных отходов можно отнести производство плитных материалов. В то же время выпуск древесных гранул способствует развитию энергетики, использующей возобновляемое экологически безопасное топливо.



Ф. Деев:

– Однозначного ответа дать нельзя. Все зависит от объема сырья, энергоресурсов, инвестиционной доступности в каждой компании или регионе. ДСП, гранулы, брикеты – любая подобная продукция может быть востребованной и рентабельной в производстве.



– Какова сегодня роль предприятий-арендаторов в реализации мероприятий по лесовосстановлению?



А. Шить:

– Лес должен возобновляться. Если бы продолжался хаос, как в предыдущие годы, уже не с чем было бы работать. Все бы уничтожили. Но мы пришли в отрасль, на рынок не на один сезон. У нас в аренде на 49 лет 44 тыс. га, расчетная лесосека 112 тыс. кубометров.

Рубим по научно обоснованным правилам. И так же по науке сажаем новый лес. Так как согласно Лесному кодексу арендатор обязан производить весь регламент работ по лесовосстановлению. Очищаем места порубок, вспахиваем, сажаем 2-3-летние деревца. Приобретаем в лесхозе только качественный лесной материал.



М. Агафонов:

– Новый Лесной кодекс переложил эту обязанность на арендаторов леса. Они либо сами выполняют весь комплекс лесохозяйственных работ, либо нанимают специализированные организации.



М. Багрянцев:

– Мероприятия по лесовосстановлению являются важнейшим элементом устойчивого лесопользования. Эту практику в последние годы внедряют у нас фирмы, имеющие соответствующие знания и технологии. В основном это дочерние компании скандинавских концернов, где накоплен большой и успешный опыт лесопосадок.



Ф. Деев:

– В Псковской области симбиозных фирм единицы. Предприятия глубокой переработки, как правило, не являются арендаторами или пользователями лесосек. А лесозаготовителям легче и правильнее оплатить работы по восстановлению леса специалистам, чем самим заниматься этими сложными и специфическими мероприятиями.



Подготовил Виктор Малков





Количество показов: 390


^ Наверх