В поисках пейзажа


19.08.2010

Озеленение Петербурга – это не только попечение об экологии и эстетическом восприятии города, но и важнейшая часть культуры его жителей. Вероятно, поэтому так важно многослойное понимание ландшафтно-градостроительной политики.

На неискушенный взгляд ландшафтное убранство Петербурга меняется к лучшему. Центр города, магистрали, парадные окраины пестрят цветами. Хорошим тоном считается украшение кафе и магазинов живой или искусственной зеленью. Скамейки и скульптуры стали приметами городской жизни. Ландшафтными новшествами руководство города как будто пытается доказать, что мы не хуже Европы умеем заботиться о благополучии своих «легких». Профессиональным взглядом на проблему поделилась руководитель мастерской № 9 ЛЕННИИПРОЕКТ Татьяна Михайловна КАРПОВА.


Петербургская стилистика


Рассуждая о том, существует ли у Санкт-Петербурга узнаваемый ландшафтный стиль, Татьяна Михайловна ссылается на XIX век – время расцвета городского паркового искусства. Именно тогда, имея за плечами опыт строительства «российских Версалей», архитекторы разбили в русской столице множество пейзажных садов и парков. И хотя регулярные сады не исчезли из города, зарегулированная петербургская застройка требовала отдохновения в пейзажной теме.


В советский период были продолжены российские пейзажные традиции. Так, в уникальном по своей красоте Московском парке Победы архитектор Кирхоглани сумел совместить очень важную, по-советски прямую и широкую, расчлененную в архитектурной последовательности на обособленные части ось с совершенной структурой пейзажного парка. Его отдельные участки сам Кирхоглани характеризовал как «героический пейзаж». Учитывая исторический опыт, архитекторы понимали, что люди могут отдыхать только внутри пейзажа, а никак не на скамейке с видом на здание, пусть даже с красивым фасадом, но не оттененное листвой.


    

От воссоздания к строительству


Нынешнее садово-парковое пространство Петербурга, по словам архитектора, можно разделить на три группы. Первую из них составляют исторические сады и парки, воссоздаваемые по архивным источникам. Их судьба во многом зависит от позиции КГИОП и ландшафтного архитектора, которому поручена реставрация. Важно умение последнего отказаться от собственных амбиций в пользу первоначального замысла, а также его способность добиться от строителей качественной работы.


Вторая группа – реконструируемые парки, сады и скверы. Это, главным образом, зеленые рекреационные участки советского периода, отмеченные атрибутами того времени. Вместо решеток – банкетки (а если решетки, то по-советски тяжеловесные, монументальные), открытые скверы. Типичные примеры – сад Опочинина и Шкиперский сад на Васильевском острове. Их обновленный облик задан проектом мастерской № 9.


В третью группу входят новые парки, под строительство которых у нас принято отводить «бросовые» территории или бывшие свалки. Из-за этого возникает масса проблем уже у проектировщиков. Характерный случай: из-за неготовности города обеспечить кварталы вдоль Муринского ручья перехватывающим коллектором и остановить сброс в него канализационных стоков задерживаются работы по строительству третьей очереди парка в этом районе.


С появлением паркового массива и повышением уровня комфортного проживания растет и рыночная стоимость земельных участков. Окрестные территории становятся лакомым куском для инвесторов с точки зрения уплотнительной застройки или строительства так называемых «подарков городу» – бассейна, катка. В последнем случае территория парка может стать ответным «подарком», то есть территорией бассейна.

В новых садах и скверах любят воплощать свои новаторские идеи районные администрации. Причем предлагают их тогда, когда проект уже выполнен и согласован с множеством ведомств. Например, устройство гребного канала на территории будущего Парка интернационалистов в Купчино. Люди «у руля» не вполне осознают, что в этом случае парк окажется совсем иным по своим задачам, должен получить определенную инфраструктуру, совершенно отличную от обычного паркового массива. А значит, финансирование проекта из бюджета увеличится в разы. При этом переработка выполненной документации невозможна.


Архитекторы сегодня стремятся проектировать парковое пространство закрытым и камерным, иначе посетители перестают различать границы дозволенного.


    

Скупая щедрость власти


Пропилеи Московского Парка Победы– За долгое время плохой эксплуатации парков и скверов, – говорит Татьяна Карпова, – мы потеряли целый слой зеленых насаждений нижнего яруса. КБДХ пытается восполнить видовой состав кустарников за счет цветов, которые стоят гигантских денег.

Есть и градообразующие зеленые элементы, которые утрачиваются, но не восстанавливаются. К примеру, на Австрийской площади всегда росли липы в «решетке». Их снесли, образовали клумбы. Пространство площади стало шире, изменилось восприятие объема, оголились фасады, образующие сплошной «фронт». Клумбы не держат пространство, нижний ярус которого составляли стриженые липы.

Похожее произошло с территорией у Гостиного двора, где за короткий срок сменили три поколения деревьев. Первые два поколения лип, привезенные из-за границы, не прижились. Наконец, в прошлом году высадили клены. Но у клена другой цвет и форма зелени, крону, видимо, будут формовать.

Тема «скупой платит дважды» проходит сквозным мотивом по нашему бюджету. Пока государство не решит проблему передачи заказа подрядчику, который с этим лучше справляется и грамотнее выполняет проект, смету, подбирает посадочный материал, мы не добьемся хорошего результата.


    

Некоторые выводы


Выход Татьяна Карпова видит в трех государственных мерах. Первая из них – восстановление государственных питомников.

– У нас нет растений, которые всегда культивировались в городе, их привозят из-за границы, и они не приживаются, – говорит архитектор. – Мы не можем себе позволить укрывать и раскрывать прихотливых «иностранцев» по капризу погоды во всем городе. Питомники надо восстанавливать в государственных масштабах. Хотя придется много вкладывать и долго ждать результатов. Частным фирмам это не выгодно и не под силу. Петербургу нужно много посадочного материала. А ландшафтная архитектура стоит очень дорого: еще несколько лет назад 1 га благоустройства территорий стоил от 15 до 21 млн руб., на сегодняшний день – больше.


Во-вторых, городу нужна не только программа озеленения, но и комплексный подход к созданию комфортной среды для жителей каждого района.


Третья мера – правила игры, установленные государством на рынке ландшафтной архитектуры, границы, понятные профессионалам. В вузах будущим архитекторам должны давать ясные ориентиры, как подходить к создаваемому пространству: что можно и что нельзя проектировать внутри уже существующих парков и скверов, а также «с чистого листа». Иначе специалисты со студенческих лет привыкают к вседозволенности. Ведь, по мнению искусствоведов, «низведение исторической среды до уровня личного понимания пейзажной красоты не менее разрушительно, чем дикий массовый отдых».


Наталия Ловецкая

Количество показов: 1027

Новости партнеров:

Загрузка...
RedTram

Жилой комплекс на Большевиков
^ Наверх
/js/script.js">