жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Опыт работы успешных малых предприятий реального сектора экономики

Своя колея

Согласно данным Росстата, в общем объеме малых компаний доля обрабатывающих предприятий не превышает 10%. При этом количество предприятий, связанных с металлообработкой, машиностроением и производством различного оборудования, составляет более трети в объеме малых компаний обрабатывающего сектора.

Малый бизнес в реальном секторе гораздо меньше защищен от рыночных колебаний в отличие от крупных игроков, но компетентность руководителей и накопленный опыт работы в рамках своей специализации позволяют предприятиям чувствовать себя достаточно уверенно. Как правило, малая компания дорожит каждым заказом, а, следовательно, репутацией надежного качественного исполнителя, лучше ориентируется в выбранной специализации и быстрее реагирует на потребности рынка.

«Оборот нашего предприятия за последние 2-3 года вырос в несколько раз, хотя в Петербурге есть не менее пятидесяти малых предприятий нашего уровня и специализации, также работающих на аутсорсинговых поставках различных комплектующих, – уверяет генеральный директор НПП «Эрго-Люкс» Сергей Зиновук. – Почему нам удалось шагнуть так далеко вперед? Потому что сумели завоевать рынок качественной продукцией, которую поставляем оборонным предприятиям Санкт-Петербурга, загруженным в последнее время госзаказами».

Для успеха на рынке не менее важно диверсифицировать деятельность своего предприятия, считает директор «Эрго-Люкс», который не раз убеждался: работая в одном и том же сегменте, малому бизнесу никогда нельзя быть уверенным, что его не потеснит конкурент. Однако многие малые компании, наоборот, делают ставку на уникальность продукции или применяемых технологий, что позволяет им занимать узкие, еще никем не освоенные ниши рынка.

«Основное преимущество компании – современные технологии. Оборудование и квалификация позволяют нам выполнять заказы, недоступные другим предприятиям, – рассказывает генеральный директор ЗАО «Мезон» Сергей Елгаев, – одного из более пятисот малых предприятий Вологодской области. – Заявки на детали с микронной точностью обработки поступают из Москвы, Санкт-Петербурга, оборонных предприятий Перми, Ижевска, Кирова. Производственное направление мы развиваем с нуля всего лишь четвертый год, но за это время спрос на продукцию вырос настолько, что к концу года планируем достроить новый цех площадью 760 кв. м и расширить производство.

К созданию своего производства компания шла давно, через развитие бизнеса в сфере компьютерного сервиса и обучающих курсов. Вход на рынок высокотехнологичной металлообработки был дорогостоящим: в 2010 году компания приобрела новый японский обрабатывающий центр. Сейчас у нее есть уже четыре центра, современное измерительное оборудование, инструментальная база. Выручка от производственной деятельности ежегодно примерно удваивается и достигла миллиона рублей в месяц. Тем не менее, до получения положительных финансовых результатов еще далеко – современное оборудование требует не только средств, но и времени для его полноценного освоения.

Среди малых машиностроительных компаний ЗАО «Балтийский станкостроительный завод» стоит особняком. Созданный в 1993 году как дочернее предприятие Объединения им. Свердлова, завод в отличие от своего учредителя в рыночных условиях полностью сохранил и структуру, и специализацию.

«Мы по-прежнему можем выпускать практически всю номенклатуру станочного оборудования объединения», – с гордостью говорит генеральный директор ЗАО «Балтийский станкостроительный завод» Алексей Мокшин.

Сегодняшняя деятельность завода отражает состояние отечественного станкостроения – наибольшую долю прибыли предприятие получает за счет работ по модернизации станочного парка промышленных предприятий: устанавливает новые импортные прецизионные узлы, повышая тем самым точность обработки в два-три раза. Модернизация обходится заказчику в 40-50% от стоимости нового станка, и услуга предприятия чрезвычайно востребована практически всеми флагманами российского машиностроения.

Несмотря на разную историю, все эти малые предприятия имеют много общего, прежде всего то, что они волей или неволей нашли свою нишу, на которую не претендуют крупные предприятия промышленного производства.

Большие возможности малых предприятий

По мнению Сергея Зиновука, основное конкурентное преимущество малого металлообрабатыващего производства – в мобильности и быстроте принятия решений.

«Конечно, на таких питерских гигантах индустрии, как «Арсенал» или «Аврора», можно выпускать большое количество разнообразной машиностроительной продукции и комплектующих, но у нас при таком же качестве исполнения деталей намного проще организован процесс принятия решений, – рассуждает он. – Там, где из-за большого потока заказов и сложной иерархии руководства, чертежи заказчика будут изучать два месяца и еще месяц согласовывать договор, мы за две недели сделаем всю подготовительную работу от разработки технологии и подбора материала до подписания договора. При этом мы не продаем кота в мешке: заказчик, заключая договор, обязательно приедет на предприятие, чтобы убедиться в оснащенности его необходимым оборудованием, в наличии системы контроля качества, в квалификации персонала. Иначе получить серьезный подряд сегодня невозможно, особенно от оборонных предприятий.

Обладая скромным конструкторским бюро из пяти инженеров, «Эрго-Люкс», тем не менее, постоянно работает над усовершенствованием деталей для своих заказчиков. В результате улучшаются эксплуатационные характеристики продукции, а в компанию зачастую обращаются с конкретными просьбами что-либо изменить в конструкции, чтобы «не стучало» или «лучше поворачивалось».

«На малых предприятиях основной собственник, он же топ-менеджер, обычно один. Он работает тут же, и согласовать с ним любой вопрос можно достаточно быстро, – со своей стороны аргументирует быстроту и эффективность принятия решений генеральный директор завода металлоконструкций «СварогМетПром» Максим Дерябин. – В штате всего 25 рабочих заняты выпуском широкой номенклатуры металлоконструкций для строительства, на монтажных работах задействованы еще 15 человек. У нас каждый рабочий знает, что директор ведет прием по личным вопросам с двенадцати до часу каждый день. То же касается распределения полномочий: например, в компании нет отдела продаж – эта функция распределена между сотрудниками. Каждый из них может в равной мере заниматься поисками заказчиков и продавать продукцию юридическим и физическим лицам».

По экспертной оценке, только треть малых предприятий инвестируют значительные ресурсы в научную и проектно-конструкторскую деятельность, в сфере НИОКР работают лишь 5% малых и средних предприятий, а их доля в производстве патентов ничтожно мала. Но за результаты малые предприятия умеют побороться.

На «Балтийском станкостроительном заводе» четыре года назад взялись довести до реализации предложенный специалистами Воронежского технического университета проект ветряной турбины с вертикальной осью вращения.

Инвестируя в разработку часть прибыли, на предприятии прошли весь инновационный цикл: получение патента на изобретение, ОКР отдельных узлов, проведение натурных испытаний, создание собственного испытательного стенда, наконец, активный поиск заказчика на серийные поставки, в том числе через электронные тендерные процедуры. По словам Алексея Мокшина, инвестиции уже превысили 80 млн рублей, зато интерес к уникальному автономному ветряку, эффективно генерирующему до 10 тысяч кВт при необычайно низких ветровых нагрузках, сегодня проявляют многие предприятия – от российских госкорпораций до зарубежных концернов.

Опытно-экспериментальное производство ОАО «ВНИТИ ЭМ», которое сегодня входит в концерн «Станкинпром» (Ростех), напротив, специализируется на выпуске уникальной высокотехнологичной продукции более 70 лет. При этом за последние годы предприятие перешло от выпуска опытных промышленных образцов к производству малых серий, как отдельных узлов, так и изделий полного цикла.

«Наша специфика – информационные электромашины: датчики угла, тахогенераторы, редуксины и другие приборы, – говорит д. т. н., генеральный директор ВНИТИ ЭМ Сергей Турусов. – Кроме того, в институте по-прежнему проводятся научные разработки по заказу Минобороны и Минпромторга по созданию электрических машин и электрических аппаратов для решения современных задач. По сравнению с девяностыми годами производство сильно изменилось: персонал сократился вчетверо, оборудование устарело, были утрачены некоторые технологические процессы. Многие серийные заводы остались за пределами РФ – сегодня нам приходится производить продукцию, которая создавалось когда-то в рамках всесоюзной кооперации, переходить от зарубежных комплектующих к отечественным».

В результате преобразований опытное производство было расширено за счет новой номенклатуры продукции (коммутационные аппараты, источники питания, преобразователи), что позволило выйти на новые рынки сбыта. Сегодня предприятие работает в условиях избыточного спроса и за четыре года увеличило оборот со 180 до 260 млн руб.

Еще один плюс небольших предприятий, который отмечают руководители, – «творческий» подход к ценообразованию, особенно в отношении крупных заказов, за счет низких накладных расходов. При этом большинство малых компаний реального сектора имеют возможность существенно наращивать объемы производства и готовы инвестировать дополнительную прибыль, прежде всего, в модернизацию станочного парка – был бы только спрос на их продукцию и услуги.

По словам Алексея Мокшина, даже в случае, когда объемы заказов вырастут в два-три раза, найти еще специалистов под их выполнение не проблема – после банкротства и закрытия ряда предприятий целые бригады станочников остались не у дел.

«Возможно, в связи с планами по импортозамещению ситуация изменится, – рассуждает он. – Но я горжусь, что нам удалось сохранить пусть даже небольшой коллектив высококвалифицированных специалистов, которые настолько хорошо знают технологию станкостроительного производства, что могут за год воссоздать завод законченного цикла. Тратить годы и средства для его проектирования не придется.

«Я не вижу большой заинтересованности со стороны государства в развитии малых предприятий реального сектора, – отмечает, тем не менее, Максим Дерябин. – Возможно, ему проще иметь дело с крупными заводами, но малые компании – это непаханое поле: если копнуть, то их совокупный валовый продукт может оказаться не ниже, а производительность всегда была выше».

Проблемы и перспективы

Несмотря на многообещающий потенциал, ряд преимуществ и отдельные успехи малых обрабатывающих предприятий, нельзя сказать, что ситуация на рынке складывается благоприятно для их дальнейшего развития.

«Проблема в том, что даже опыт деятельности в выбранной сфере, просчитанный бизнес-план, готовый рынок сбыта или административный ресурс еще не гарантируют прибыльность создаваемого предприятия, – говорит Максим Дерябин. – Поэтому и без того дорогостоящий вход на конкурентный рынок несет в себе определенные риски: общая ситуация на рынке может оказаться слишком неустойчивой.

Для компаний, занятых в реальном секторе и создающих технологически сложную продукцию, успех определяется производственными ресурсами – оборудованием и кадрами. При этом многие малые предприятия продолжают работать на оставшейся в наследство советской станочной базе или вынуждены покупать станки б/у.

Ограниченный доступ к заемным финансовым средствам и свойственные малому бизнесу низкие горизонты планирования (от нескольких месяцев до двух-трех лет) тормозят их планы по модернизации предприятий».

По словам Сергея Турусова, старение станочного парка – одна из основных проблем, которые затрудняют решение задач построения современного производственного комплекса. Собственные инвестиции в модернизацию за четыре года позволили предприятию приобрести импортный автоматизированный обрабатывающий станок, оборудовать участок лазерной резки и гравировки и заказать намоточный станок у отечественного производителя. Реальные потребности предприятия в технологическом переоснащении намного выше.

«У нас разработана программа замены оборудования, есть предложения по лизингу на приемлемых условиях, но мы пока не можем реализовать эти планы в полной мере, – рассказывает руководитель «Эрго-Люкс», где на двух участках размещаются около 200 станков, которые в той или иной степени требуют обновления. – Пока импортных автоматизированных станков у нас единицы. Если бы мы могли получать 80%-ю предоплату, как крупное предприятие, то инвестировали бы часть средств под этот заказ в новое оборудование».

По подсчетам Алексея Мокшина, совокупная мощность всех отечественных заводов станкоинструментальной отрасли составляет сегодня не более 10% потребностей рынка. Тем не менее, станкостроительные компании вынуждены самостоятельно решать свои задачи, в то время как за рубежом поддержкой отрасли занимается государство, которое заинтересовано в обеспечении технологической независимости.

В качестве примера он ссылается на нерешаемую проблему с получением дополнительной электрической мощности, которая позволила бы установить новое оборудование – стоимость услуги монополиста за подключение лишних 500 кВт оказывается попросту неподъемной для малого предприятия.

«Главных проблем две: слишком дорогие деньги и дефицит высококвалифицированных кадров, – считает Сергей Елгаев. – С точки зрения финансов особенно негативно на планах компании сказываются рост курса доллара, рост средней зарплаты, высокая стоимость кредитов, высокое налогообложение, рост стоимости транспортных расходов. В вопросах оснащения предприятия новым оборудованием все тоже упирается в финансирование. Для решения используем все варианты – отсрочки платежа, кредиты, собственные средства компании.

Кадры стараемся готовить сами, ищем способных к обучению людей, привлекаем пенсионеров, имеющих опыт и желание работать. К сожалению, реально развернуть к взаимодействию Вологодский технический университет в плане подготовки кадров нам пока не удается, но мы поддерживаем с ними очень хорошие отношения, решаем отдельные кадровые и технологические вопросы».

«Малый бизнес в большей степени зависит от уровня квалификации своего персонала, чем крупное предприятие, – соглашается Сергей Зиновук. – Мы, например, лишились расточника, который на универсальном станке выполнял такую же по сложности обработку, как на станке с ЧПУ – на его работу специально приезжали смотреть и учиться. Такого профессионала теперь не найти. У нас, в основном, трудятся специалисты среднего возраста 40-60 лет, которые в полной мере владеют технологическими и конструкторскими компетенциями, но за ними никого нет. Молодых специалистов удержать трудно – они набираются опыта и уходят на большую зарплату».

Чаще всего, на малых предприятиях приходится обучать работников самостоятельно – или прямо на местах под руководством мастера или наставника, или оплачивать их подготовку в учебных комбинатах, если специальность предполагает получение сертификата. На это уходит в среднем полгода – год. Но как потом удержать специалиста и обезопасить свое предприятие от утечки кадров?

«Тут есть разные варианты, – делится опытом Максим Дерябин, – можно выдать работнику кредит, долгосрочный беспроцентный заем, снять ему квартиру, обеспечить бесплатным обедом, медицинской страховкой или создать другие привлекательные условия на предприятии. Но главное – если твой сотрудник видит, как на работе что-либо меняется в лучшую сторону, ему, скорее всего, захочется остаться».

Финансирование и кредитование остается одной из ключевых проблем для малого бизнеса. Программы банков имеют большое количество ограничений по срокам, целям, способам предоставления денежных средств малым предприятиям. Кроме того, кредиты обходятся слишком дорого.

«Если раньше можно было развивать производство без кредитов, то сейчас, если не пользуешься кредитами, то не существуешь. Но эти кредиты даже по ставке рефинансирования Центробанка для малого предприятия не удобны, – комментирует ситуацию Максим Дерябин. – Авансовые платежи заказчика не превышают 50% стоимости заказа, в нашем случае это не покрывает даже затраты по материалам, которые в структуре себестоимости составляют примерно 70%.

Поэтому малым предприятиям часто приходится пользоваться товарными кредитами, но в этом году ставки по ним выросли сразу на 6%. Кроме того, налоги без их оптимизации просто непомерны. Из-за этих проблем существование малых предприятий с рентабельностью ниже 10-12% можно поставить под сомнение».

«Несмотря на идею создания единого регионального субконтрактингового центра для промышленных предприятий, он так и не был создан, – обозначает еще одну проблему Сергей Зиновук. – В городе действуют различные объединения, например, Инженерный клуб, Торгово-промышленная палата, Ассоциация промышленных предприятий Санкт-Петербурга, но конкретной помощи для нас все-таки нет.

Получается, что есть крупные компании, которые делят почти весь объем бюджетных госзаказов между собой, а есть мы, небольшие, но востребованные, успешные и не очень, по-разному выживающие на этом рынке, имеющие различное технологичное оборудование.

Возможно, что сегодня для пользы дела будет правильным создание собственного союза или ассоциации, где малые предприятия могли бы на равных условиях представлять свои интересы. Думаю, что даже крупные серийные промышленные заказы на основе такой кооперации будут нам по силам».

Татьяна Рейтер

Журнал «Промышленно строительное обозрение» 159-160 Сентябрь 2014

Другие материалы по теме

Другие материалы по теме не найдены.
X