жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Расширить горизонты планирования

Павел ПлавникСоздание конкурентоспособной промышленности – одна из стратегических задач экономики. Несмотря на многокомпонентность решения, практики считают, что необходимо вычленить приоритетные направления и оказывать им поддержку через механизм частно-государственного партнерства. Создав положительные примеры, нужно усилить инфраструктуру поддержки модернизации, включая законодательные механизмы, финансовое и кадровое обеспечение.

ОАО «ЗВЕЗДА» является одним из крупнейших промышленных предприятий Санкт-Петербурга, российским лидером по производству легких высокооборотных дизельных двигателей различного назначения.

Завод был основан в 1932 году на базе машиностроительного отдела старейшего предприятия страны – завода «Большевик» (ныне «Обуховский завод») и первоначально специализировался на производстве танков. История производства дизельных двигателей на заводе «ЗВЕЗДА» начинается с апреля 1945 года, когда на предприятии был организован выпуск главных судовых двигателей для боевых катеров ВМФ. В начале 1960-х годов было освоено серийное производство принципиально новых сверхлегких, мощных звездообразных дизельных двигателей ЧН16/17, не имевших аналогов в мире, что стало поводом для присвоения предприятию названия «ЗВЕЗДА».

Сегодня завод разрабатывает и серийно выпускает двигатели для кораблей ВМФ и судов гражданского флота, судовые передачи, двигатели для железнодорожного транспорта и автономные электростанции аварийно-резервного и основного энергоснабжения. К ключевым технологическим компетенциям ОАО «ЗВЕЗДА» относятся литье и механическая обработка металлов, включая высокоточную. В состав предприятия входит собственный Инженерный центр, литейно-кузнечный и механообрабатывающие комплексы, сборочно-испытательный комплекс со специальными испытательными стендами.

Современный период развития предприятия связан с поэтапной модернизацией производственной базы и развитием системы управления. За период с 2000 по 2013 года приобретено около 30 единиц техники для механической обработки деталей на общую сумму свыше 300 млн рублей. Парк оборудования сегодня представлен обрабатывающими центрами и станками с ЧПУ ведущих мировых станкостроительных компаний. ОАО «ЗВЕЗДА» обладает развитой корпоративной информационной системой, автоматизирующей все бизнес-процессы.

На базе ОАО «ЗВЕЗДА» действует центр коллективного доступа, созданный при участии фонда поддержки промышленности Санкт-Петербурга для содействия малым и средним предприятиям.

Благодаря механизму частно-государственного партнерства предприятие разработало принципиально новый продукт – семейство дизельных двигателей нового поколения.

Павел Плавник занимал пост генерального директора петербургского завода «Звезда» с 2003 года. В 2012-м он возглавил совет директоров этого предприятия.

– Павел Гарьевич, каковы, на ваш взгляд, основные механизмы повышения конкурентоспособности отечественной промышленности?

– Вопрос о конкурентоспособности, по сути, является краеугольным как в процессе развития промышленности, таки любой другой сферы жизнедеятельности общества. Его можно воспринимать упрощенно, а можно комплексно. Изначально в основе любой хозяйственной деятельности лежит конкуренция. Конкуренция территорий, людей, стран. Успешно развивается только тот, кто наиболее конкурентоспособен.

Повышение конкурентоспособности отечественной промышленности – это, в конечном счете, и рост благополучия граждан в долгосрочной перспективе, и гарантия экономической безопасности. Мы часто говорим, о том, что должен повышаться уровень качества жизни, и забываем, что он напрямую зависит от качества работы. Между странами, субъектами федерации идет постоянная борьба за интересную высокооплачиваемую работу, за качественный труд. Поддержка создания в промышленности высокооплачиваемых рабочих мест будет способствовать улучшению качества жизни, повышению конкурентоспособности региона, страны. Причем, вложения в промышленность дают длительный эффект, ведь завод имеет жизненный цикл от 20-30 лет и, как показывает практика, до бесконечности.

Из имеющихся возможностей повышения конкурентоспособности городской промышленности основная касается организации спроса. Если говорить о рычагах, которые могут использовать местные органы власти, то это, в первую очередь, бюджетная поддержка.

– Вы хотите сказать, что курс на создание высокотехнологичных рабочих мест правильный, как в этом случае следует решать задачи по модернизации промышленности?

– Модернизация – не задача в два действия, она требует системного подхода. Не все идет гладко-зачастую случаются ситуации, когда вместо стимулирования отечественных производителей, наши чиновники обращаются к зарубежному поставщику, как, было, например, в случае со снего-плавильной установкой, закупленной у шведов. Это, на мой взгляд, подход «второклассника».

Если решать задачу не в одно действие, а подходить ответственно, то,прежде всего, необходимо поменять масштаб планирования. К сожалению, в силу разных причин он у нас сокращен до одного финансового года, иногда и короче. Максимум – планирование идет в рамках одного избирательного цикла. Поэтому вникать глубже, думать и отвечать за происходящее не получается. Хотя совершенно понятно, что наступит 2018 и 2019 годы, когда неминуемо возникнут различные проблемы. Очевидно, что если сейчас задуматься, то с точностью до 80% можно определить, что и в каких объемах нам понадобится.

Поставить сегодня задачи по обеспечению этих потребностей перед нашей городской наукой и промышленностью вполне по силам. При этом вовсе не обязательно ограничиваться рамками своих предложений, а, скажем, использовать и лучшие иностранные технологии, но учитывая максимальную добавленную стоимость в этих продуктах.

Тогда в 2018 году мы получим в продукции высокую добавленную стоимость, заложенную сегодня. Это совершенно реальная, посильная задача, которой надо заниматься. Где-то есть низко висящие плоды, которые можно сорвать в 2014-2015 году, но в основном работа должна проводиться планомерно. Для этого должна быть четкая политическая воля.

Так же как мы занимаемся вопросами энергосбережения, надо беречь и ресурсы нашего бюджета. Его надо расходовать максимально эффективно.

Но разве правильно все сводить к регулированию сверху? Есть же и другие механизмы?

– Механизмов много, но на современном этапе развития, кроме стратегического планирования, я бы остановился на механизме организации труда в индустрии, где нужно развивать кооперационные связи. Полностью разрушив в 1990-е годы кооперацию в промышленности, мы потеряли конкурентоспособность. Как пример последствий – мы сегодня закупаем литье из высокопрочного чугуна в Бразилии.

Действенным механизмом кооперации могут стать центры компетенции, в рамках которых обеспечивается широкое публичное оказание технологических услуг различным предприятиям. Центры могут быть научными, исследовательскими, измерительными, лабораторными, производственными. У нас есть опыт создания такого центра, передового, с моей точки зрения. Он стал вполне работоспособным, но, к сожалению единственным. А для того, чтобы система заработала, необходимо создать сеть таких центров. За счет их взаимодействия мы получим конкурентоспособную промышленность.

– Если конкретно говорить о промышленности Санкт-Петербурга, существуют ли отличия в методах ее развития в сравнении с промышленностью России в целом?

– И да, и нет. Мы отличаемся тем, что имеем солидный исторический бэкграунд, с одной стороны. У нас особое географическое месторасположение, концентрация науки, высшей школы и производства. С другой стороны, наша уникальность заключается в наличии многоотраслевой промышленности и наличии инновационных наработок, созданных в последнее время. При этом мы не можем игнорировать общие тенденции, от которых зависим. Я имею в виду одно время преобладавшие в экономике псевдолиберальные тенденции, в соответствии с которыми промышленность рассматривалась как саморегулируемая сфера, в которую не надо вмешиваться.

На мой взгляд, такой подход в экономике – это подход двоечника, который не знает, как решить задачу, поэтому предпочитает ее вовсе не решать. Конечно, промышленность – это сложная сфера, в развитии которой играет роль множество факторов – и экономика, и энергетика, и кадровые процессы, и финансовые потоки. Поэтому и решения должны быть многофакторными. А когда задачу начинают решать с помощью одного, например, финансового подхода, упрощенного дебета-кредита,– это оборачивается дополнительными проблемами.

– Вам не кажется, что при наличии множества факторов решать проблемы сложно? Может, стоит, взять за основу какой-то один ключевой фактор, который поможет быстрее выстроить развитие промышленности?

– Я считаю, что одного узелка, за который можно потянуть, и все развяжется, нет. Их много. Но вы совершенно правы в том, что надо выделять приоритеты, нельзя браться при решении сложных вопросов за все проблемы одновременно. Но дальше возникает вопрос ответственности. Кто готов сказать, что мы выделяем в качестве приоритетов деревообработку или судостроение, а остальные отрасли будут саморегулироваться?.. Кто-то должен взять на себя это определение приоритетов и параметров поддержки выбранных направлений. Чтобы суметь провести многофакторный анализ и выбрать основные приоритетные направления экономики, необходимо иметь не только полномочия, но и определенные знания. И, здесь как раз не хватает и профессионализма, и знаний, и смелости.

На мой взгляд, у нас в городе есть определенные заделы. Они связаны, в первую очередь, с судостроением, машиностроением и приборостроением. Есть направления, имеющие хорошую долгосрочную перспективу. И это не обязательно суперсовременные технологии, инженерные разработки, фармкластеры и нанотехнологии. Время от времени мы подвержены влияниям моды, и ничего в этом страшного нет. Но одновременно городу в каждодневной жизни нужна самая простая продукция, которой тоже надо заниматься.

Если взять, к примеру, дизелестроение, то на нашем заводе «Звезда» мы создаем сегодня дизель нового поколения, обладающий широким спектром новых параметров. Этот продукт, по сути, становится над отраслевым, точнее скажем, многофункциональным. Потому что если он устанавливается на тепловоз, то мы получаем суперсовременный, экологически безопасный и экономичный маневровый тепловоз. Если мы его ставим на морское или речное судно, то опять же, получаем абсолютно конкурентоспособное, соответствующее современным требованиям, судно. При использовании дизеля для привода генераторов аварийного энергообеспечения объектов, получаем новые сферы развития для автономной и малой энергетики. Ими так же можно оснащать карьерные самосвалы «Белаз», на которые сегодня в основном ставятся американские двигатели. Этим мы разорвем зависимость от импортных поставок и осуществим индустриальную кооперацию. Получается, что развивая только одну отрасль дизелестроения, мы одновременно развиваем еще и другие, увеличивая экспортный потенциал нашей экономики и обеспечивая ее эффективность за счет современных продуктов.

Еще в 2011 году Владимир Владимирович Путин особо обозначил приоритетность развития дизелестроения вместе со станкостроением. Не побоялся выделить эти два направления. И за его словами последовали определенные действия в виде принятых федеральных целевых программ, благодаря которым мы сегодня работаем и развиваемся. Но есть еще много других направлений, которые тоже должны быть выделены в число приоритетных и получать поддержку, концентрируя не только государственные, но и частные инвестиции. И тогда в рамках частно-государственного партнерства, за счет командной эффективной борьбы мы можем получить конкурентоспособную промышленность и независимую экономику.

Мировой опыт организации развития промышленности имеет немало хороших примеров. Может, нам стоит скопировать мировую практику, поучиться у стран, завершивших индустриальную революцию?

– Не стоит слепо копировать ту или иную модель. Но положительные примеры можно адаптировать к нашим реалиям. Интересен опыт Франции, где в свое время выбрали 70 направлений, по которым было решено развивать центры превосходства. Сначала провели анализ, собрали предложения из различных сфер, включая науку и промышленность. Заявленные проекты государство поддержало финансированием в различных формах – где-то через организационные мероприятия, где-то помогли с оснащением. Через несколько лет выяснилось, что восемнадцать проектов оказались неудачными. Вместо того, чтобы просто закрыть неперспективные направления, было решено нарастить процесс новыми проектами и продолжить госпрограмму. Это говорит о том, что при реализации долгосрочной программы всегда накапливается некий негатив. Это нормально.

Если нацеливаться на развитие, инвестировать в процесс, надо понимать, что он неизбежно будет сопряжен с потерями, которые для финансистов, бухгалтеров невозможны. Мы не готовы потерять рубль –боимся идти такой дорогой. А подход экономиста с широким кругозором – это понимание, трезвый расчет: мы вложим три рубля, потеряем рубль, зато два дадут перспективу движения вперед. У нас же зачастую до
минирует чисто бухгалтерский подход. Так, в проекте федерального закона о промышленной политике виден пример консервативного мышления, между строк так и проглядывает испуганный чиновник. Читаем: «При осуществлении поддержки субъектов промышленной деятельности из федерального бюджета могут быть установлены следующие особенности: первое – использование конкурсных механизмов, второе – установление штрафных санкций в сумме, эквивалентной предоставленной субсидии или более при не достижении субъектом промышленной деятельности показателей эффективности». Если первый пункт звучит разумно, то со вторым мне трудно согласиться – такой подход не мотивирует инициативу.

– Говоря о глобальном разделении труда, мы очевидно должны найти свое место. Как вы считаете, есть ли технологии, в которых мы сильны, или наша судьба копировать мировой опыт в ущерб экономической безопасности?

– Отвечая на этот вопрос, надо прежде понять, чего мы хотим. Если мы готовы полностью отказаться от имперских амбиций, то тогда надо принять мысль о том, что мы перестанем быть определяющей силой в распределении мировых благ, в том числе и на содержательный труд, а будем просто выполнять чужие решения. Тогда с нас вполне достаточно прикручивать колеса к автомобилям. Если нет, то мы неизбежно вступаем в определенный конфликт интересов.

Конечно,есть вещи, в которых мы сильны. И очень важно зафиксировать стабильное положение в этих отраслях, обеспечив динамику развития, движение вперед.

Например, мы в дизелестроении создали новый продукт. Теперь совместно с Политехническим университетом решили основать лабораторный испытательный центр. Благодаря комплексу испытаний, двигатель будет непрерывно совершенствоваться. Такой метод раньше в нашей стране и в нашей отрасли не применялся. По-моему, и в других сферах надо шаг за шагом собирать у себя необходимые компетенции и развиваться в тех направлениях, где труд может быть интересным, где высокая добавленная стоимость, высокий экспортный потенциал.

– Любая модернизация требует серьезных затрат. Что вы думаете о финансовых механизмах поддержки индустриального развития? Как решаете задачу поиска инвестиций?

– С одной стороны,у нас высокие кредитные ставки, и это всем известно. С другой – большое количество налоговых обременений, которые не способствуют развитию. С этим каждый промышленник сталкивается. И последовательность при приобретении нового оборудования известна: сначала надо заплатить все налоги, получить чистую прибыль, и только потом задуматься, как купить новый станок. Раньше, если предприятие вкладывалось в развитие, то на этот объем затрат уменьшалась налогооблагаемая база.

В деле модернизации финансовые ресурсы банков нам не помощники, коммерческие банки – не попутчики. Единственная реальная возможность провести перевооружение сегодня – это получить поддержку государства в той или иной форме.

Понятно, что процесс развития любого индустриального предприятия имеет несколько этапов. Первый – разработка нового продукта, второй – организация его производства, и третий – организация сбыта. От того, насколько эффективным будет каждый этап, зависит успех любого промышленного предприятия. По степени капиталоемкости два первых этапа – создание продукта и организация производства – равнозначны. При разработке нового высокотехнологичного продукта, как показывает практика, никакие кредитные ресурсы не работают. Нам решить эту задачу помогла федеральная целевая программа «Национальная технологическая база», в соответствии с которой в 2011 году «Звезда» на принципах софинансирования, 50 на 50, приступила к созданию нового поколения дизелей.

Создание производства мы планируем осуществить в рамках соглашения с Внешэкономбанком. В третьем квартале этого года должны приступить к строительству нового завода стоимостью больше 8 млрд рублей. Собственные ресурсы не позволили бы нам создать такое принципиально новое производство, которое будет, не побоюсь это заявить, лучше, чем у зарубежных конкурентов.

В нашем случае высокая эффективность вложений обеспечена частно-государственным партнерством. Мне кажется, это очень хороший, правильный пример того, как надо использовать национальные ресурсы – финансовые, научные и кадровые – для того, чтобы обеспечить стабильное будущее экономики нашей страны.

Беседовала Любовь ЕжелеваЖурнал «Промышленно строительное обозрение» 159-160 Сентябрь 2014

Другие материалы по теме

X