жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Пока по инерции

Пока по инерции

Смогут ли традиционные отрасли промышленности СЗФО, как основа экономического роста региона, сохранить темпы развития? Какие направления и бизнес – проекты могут стать точками ростами? Эти и другие вопросы обсудили ведущие топ – менеджеры региона на круглом столе в рамках Форума бизнеса Северо-Запада, организованного нашим издательством.

Взгляд экспертов

Характеризуя сложившуюся ситуацию, директор компании «АФК-Консалт» Алексей Столов отметил, что 2015 год будет очень неоднозначным и сложным для экономики страны. Согласно последнему прогнозу Министерства экономического развития, сформированного из расчета цены на нефть в 80 долларов за баррель, в следующем году рост ВВП составит 0,8%, вместо ранее прогнозируемого в 1,2%.

Но цены на нефть уже значительно ниже ожиданий МЭР, и, когда они стабилизируются, пока не понятно. Если даже профильный министр Алексей Улюкаев признает, что «в целом Россия вступила в негативную стадию экономического цикла», то бизнесу в такой ситуации важно понимать, как этот период будут переживать различные отрасли экономии, на какие сферы деятельности ориентироваться.

Как отметил Алексей Столов, бюджет РФ на 2015 год предусматривает рост расходов на оборону более чем на 30% по сравнению с текущим годом, а это около 3,28 трлн рублей. Рост инвестиций в будущем году будет сохраняться преимущественно за счет госфинансирования. Это дает основания полагать, что компании, работающее на оборонно-промышленный комплекс, будут более-менее защищены от негативных влияний.

В свою очередь директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев считает, что все не так пессимистично, как кажется на первый взгляд. Он отметил, что российская экономика по объемам в прошлом году была 5-ой в мире и первой в Европе. Более того, отношение суверенного долга к ВВП в нашей стране – одно из самых низких в мире. Суммарный долг компаний и банков не очень большой – 35% ВВП.

По прогнозам Александра Разуваева, экономика РФ по итогам года вырастет на 1 %, что на фоне санкций неплохо. Кроме того, по его мнению, российское правительство, видимо, поменяло приоритеты. «Идеи Сергея Глазьева сегодня победили идеи Алексея Кудрина. Кудрин – это сильный рубль, низкий процентные ставки и инфляция, развитые финансовые рынки. Глазьев – это поддержка реального сектора экономики», – пояснил он.

Что касается вопросов макроэкономической политики, то сегодня в стране по факту крупнейшим инвестором в экономику остается государство, и в этом плане в ближайшее время кардинальных изменений не произойдет. Также очевидно, что модель ресурсного национализма, которая сформировалась и успешно работала в нулевые, когда 70-80% выручки нефтяных компаний направлялись в бюджет и перераспределялись – уже не работает. «Без государственной руки вряд ли удастся перезагрузить экономику страны», – признает аналитик.

Он считает, что с точки зрения глобальной экономики у России три конкурентных преимущества: это углеводороды, ВПК и атомная промышленность. И дальнейшее развитие будет так или иначе связано с деятельностью этих секторов. Причем, ресурсодобывающая составляющая, в перспективе, как и прежде, сохранит за собой статус локомотива экономики.

Мнение эксперта вызвало неоднозначную реакцию участников круглого стола. Однако Александр Разуваев, обосновал это утверждение следующими данными. Сегодня Россия занимает второе место в мире по экспорту оружия, уступая только США. Но деньги, которые получает страна от экспорта вооружения, не сопоставимы с доходами нефтегазового сектора.

Так за прошлый год объем российского военного экспорта составил $18 млрд, а выручка одной «Роснефти» – $160 млрд, что сопоставимо с ВВП Украины. «Поэтому утверждение – сырьевая отсталость – это миф. Не так важно, что ты продаешь, важно, сколько за это платят. Корейцы и японцы продают электронику, саудиты, также как и Россия – нефть, хотя наша экономика более диверсифицирована. Американцы вообще доллары продают, и неплохо себя чувствуют. Большинство стран вообще ничего не могут предложить глобальному миру.

Поэтому в принципе развивая три сектора – нефтегаз, оборонку и атомную промышленность – мы можем перезагрузить нашу экономику, особенно, если учитывать, что доля государства напрямую или косвенно в этих секторах является доминирующей. Нужно учитывать, что нефтянка – это не только добыча, переработка и сбыт, это еще и нефтесервис, а это очень интересный рынок» – пояснил свою позицию Александр Разуваев.

Если же посмотреть на перспективы отечественной экономики в ближайшие год-два, то из-за того, что она работает по простой схеме, все будет напрямую зависеть от стоимости нефти, – уверен аналитик. В тоже время обвала ВВП и массовой безработицы, не будет. Инфляция, скорее всего, будет такая же, как в нулевые годы – на уровне 12-14%.

Традиционная устойчивость

Президент Ассоциации судостроителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области Владимир Александров подтвердил мнение экспертов. «Судостроители Северо-Запада чувствуют себя уверенно. И эта уверенность базируется на разработках и планах поставок кораблей и судов по линиям Минобороны РФ и военно-технического сотрудничества. Рентабельность таких заказов составляет в среднем 25%».

По его информации, Минобороны при размещении заказа обеспечивает судостроителям 80% допоставочного финансирования. Такой принцип позволяет верфям вовсе отказаться от займов или минимизировать кредиты, привлекаемые у банков, особенно с учетом нынешних процентных ставок. Говоря о транспортном судостроении, где рентабельность составляет всего 3-4%, Владимир Александров отметил, что заказчикам, при строительстве гражданского флота, следует переходить на такую же схему финансирования. «Весь мир работает за счет денег заказчика – 70-80% допоставочного финансирования. И тогда, при разумном поведении судостроительных заводов, их экономические показатели будут хорошими» – сказал Александров. Но все это касается ближайших двух – трех лет. Чтобы ситуация в отрасли была стабильной и в дальнейшем уже сейчас верфям необходимо формировать портфель заказов на период после 2018 года и решать вопросы модернизации производств.

Неплохие перспективы открываются перед предприятиями, которые рассчитывают принять активное участие в программе импортозамещения. По словам директора НИИ «Севкабель» Геннадия Ковалева, работа специалистов ГК «Севкабель» направлена на совершенствование кабельных конструкций и разработку импортозамещающих новинок. «Завод выпускает серийную продукцию востребованую на рынке, и будет пополнять ее новыми видами. Сегодня НИИ «Севкабель» разрабатывает кабельные изделия в основном для «Росатома». Тем не менее, ведем поиск новых подходов к созданию кабельно-проводниковой продукции для кораблей нового поколения. И находим. Первые результаты обнадеживают», – отметил Геннадий Ковалев.

Перспектива будущего года для предприятий энергетического машиностроения пока, более – менее, ясна. «Контракты на 2015 год у нас заключены. 2016-й нам менее понятен», – признает первый вице-президент компании «РЭП Холдинг» Сергей Никаноров. – В условиях санкций и курса на импортозамещение, холдингу, как и многим другим машиностроительным компаниям, приходится параллельно в срочном порядке локализировать производство комплектующих. По этому направлению холдинг работает с европейским филиалом General Electric, чтобы использовать их наработки и навыки для производства компонентов в газоперекачивающих агрегатах.

«Если мы хотим, чтобы страна не только добывала нефть и газ, но и могла производить что-то более сложное, то должная быть четкая государственная политика, направленная на создание необходимых условий для развития отечественного машиностроения: приемлемые условия кредитования, подготовка кадров, целостная и последовательная стратегия, бизнес-план на государственном уровне. Если этого не сделать, то мы будем постоянно зависеть то от США, то от Саудовской Аравии», – считает Сергей Никаноров.

«Чтобы решить проблему импортозамещения, необходима воля государства и принятие конкретных решений, стимулирующих интерес бизнеса. Для этого есть элементарные механизмы: субсидирование 2/3 процентной ставки по кредитам, изменение тендерных процедур, налоговые преференции, – дополнил коллегу генеральный директор компании «Звезда-Энергетика» Николай Хаустов. – Напрямую на деятельность нашей компании санкции пока не повлияли, но такая опасность есть. Эту проблему надо решать, так как зависимость от импорта серьезная».

Пока же бизнесу приходится инициировать проекты в рамках программы импортозамещения. Как рассказал Николай Хаустов, в ноябре «Звезда –Энергетика», «Коломенский завод» и «НПО «Ленинградский электромашиностроительный завод» («НПО «ЛЭЗ»), подписали трехстороннее соглашение по созданию модульных электростанций для нефтегазового комплекса на основе оборудования и агрегатов российского производства, рассчитанных на различные виды топлива. Участники проекта договорились об объединении усилий для создания опытно-промышленного образца газопоршневой блочно-контейнерной электростанции мощностью 800, 1100, 1650 к Вт на базе агрегата Коломенского завода. Планируется, уже в первом квартале 2016 года вывести на рынок конечное изделие полностью отечественного производства.

Тревожные симптомы

Несмотря на кардинальные перемены во внешнеэкономической деятельности страны и изменение товарных потоков, грузооборот морских портов России за январь-октябрь 2014 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года показывает уверенный прирост в 6%, констатировал генеральный директор Гильдии профессионалов ВЭД «Гермес» Роман Козлов.

Такая же тенденция характерна и для российских портов Балтийского бассейна, где объем перевалки грузов увеличился на 4,6%. Не смотря на положительную динамику грузооборота, которая выстраивается в основном за счет наливных и сыпучих грузов, реальная ситуация в транспортно – логистическом бизнесе региона заметно ухудшается из-за падения доли импортных грузов в контейнерах.

В большом порту Санкт-Петербург отмечается резкое снижение на 6% контейнерооборота, а это грузы с повышенной добавленной стоимостью. В то же время статистика указывает на интенсивное перетекание контейнерооборота из портов Санкт-Петербурга и Ленобласти в порты Прибалтики. Объем перевалки контейнеров в Риге растет на 1,7%, Клайпеде на 11%, Таллинне на 3,7% .

По мнению Романа Козлова, это, в основном, объясняется двумя причинами: неконкурентно высокими ставками на погрузочно-разгрузочные работы стивидорных компаний, осуществляющих деятельность в портах Санкт-Петербурга; неэффективностью и нерасторопностью чиновников, в частности, ветеринарных и фитосанитарных служб, ведущих госконтроль в отношении контейнерных грузов.,.«Необходимо менять ситуацию путем упрощения и ускорения госконтроля и принципов администрирования тарифной политики естественных монополий стивидорных компаний», считает Роман Козлов.

В целом, пока традиционные для Северо-Запада сферы экономики не испытывают катастрофических проблем. В тоже время топ – менеджеры некоторых отраслей уже готовятся к консервативным сценариям дальнейшего развития бизнеса. По словам руководителя проектов повышения эффективности «ТГК-1» Марии Лучко, с 2007 года по настоящее время компания инвестировала в обновление генерирующих мощностей 75 млрд рублей(в том числе на обновление ГЭС), в расчете на увеличение объемов потребления электроэнергии. Однако произошла обратная ситуация – спад потребления в 2013 году относительно 2008 составил 1%.

Другие производители энергии в регионе, такие как Киришская ГРЭС (ОГК-2), ОАО «Юго-западная ТЭЦ», Ленинградская АЭС («Росатом) также активно вкладывали средства в модернизацию существующих и строительство новых мощностей, и теперь активно конкурируют на рынке энергии и мощности с ТГК-1. В такой ситуации ТГК-1 по мере завершения работ на объектах, вводимых в рамках договоров по присоединению мощности, не готова расширять инвестпрограмму, признала Мария Лучко.

Очевидно, что за счет внутренних резервов и инерции, характерной для промышленности с длительными циклами производства, компании смогут продержаться год-два. А дальше, если не произойдут изменения экономической политики на уровне регионов и страны в целом – неопределенность. Что касается инвестиций, то в основном компании придерживаются политики разумной достаточности, то есть, предпочитают делать то, без чего нельзя обойтись, а не то, что может пригодиться, поэтому горизонт планирования инвестпрограмм сократился максимум до двух-трех лет.

Потенциал роста

Вполне закономерно дискуссия переключилась на обсуждение возможных точек роста и бизнес-проектов, которые смогут придать дополнительный импульс развитию региональной экономики. Палитра мнений оказалась довольно разнообразной. Как заметил начальник управления транспортных операций компании «Тамарикс Лоджистикс» Сергей Попов, группа компаний «Таmarix», будучи крупнейшим таможенно-логистическим провайдером Севео-Запада, в сложившихся обстоятельствах приняла решение пересмотреть принципы управления бизнесом.

Трансформация внутри корпоративной системы KPI, привлечение иностранных клиентов и партнеров, кадровая оптимизация – станут важной составляющей для роста бизнеса. «Мы сбросили вес, пересмотрели кадровый состав и получили достаточно «заряженную» и динамичную команду для работы в сложных экономических условиях, в том числе и по новым направлениям деятельности, что непременно будет способствовать устойчивому развитию компании», – рассказа Сергей Попов.

Помимо внутрикорпоративных резервов, в регионе есть потенциальные точки роста, развитие которых может стать новым стимулом для экономики. Как считает директор направления логистических и аналитических исследований компании «Морстройтехнология» Александр Головизнин, драйвером развития Северо-Западного региона может стать многофункциональный Морской порт «Усть-Луга». «Потенциал порта в Санкт-Петербурге для дальнейшего индустриального развития города практически полностью исчерпан. Конечно, он будет способствовать работе различных отраслей, но дравйером для появления нового автокластера, или иного направления, к сожалению, не станет», – высказал свою позицию Александр Головизнин.

При этом, заметил он, такая возможность есть у многофункционального торгового порта Усть-Луга. В частности, там сейчас начала группироваться новая для региона «хоть и не очень приятная нефтехимическая промышленность». Не исключено, что за нефтехимическими компаниями начнут подтягиваться и другие новые для территории производства, предположил спикер.

Это предположение подтвердил директор по развитию транспортно-логистической группы «Трансойл» Александр Подулов. Он рассказал, что компания, несмотря на то, что находится под санкциями, реализует долгосрочную программу развития до 2020 года объемом 25 млрд рублей. Эти средства планируется инвестировать в три ключевых направления: закупку нового подвижного состава, локомативную тягу, создание собственной ремонтно–сервисной инфраструктуры. В частности, компания заинтересована в усилении своих инфраструктурных позиций в Усть-Луге. Как пояснил Александр Подулов, это обусловлено перспективами развития порта и трансформацией системы грузопотоков страны.

Говоря о нереализованных возможностях Петербурга, Головизнин обратил внимание на развитие городской инфраструктуры, направленной на повышение мобильности населения. «Мощнейший потенциал Петербурга не до конца раскрыт. Если приложить усилия для дальнейшего формирования инфраструктуры для мобильности населения, то это может стать реальным стимулом для развития города, предпринимательской среды и будет способствовать экономическому росту», – уверен Головизнин.

В ходе дискуссии стало очевидно, что бизнес видит перспективные и прибыльные направления для развития и готов участвовать в них. Однако без действий чиновников по поддержке инициатив бизнеса и внедрения стимулирующих механизмов для развития промышленности это проблематично. Что подтвердила заместитель директора по коммерческой недвижимости компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Мария Кравцова, представляющая проект индустриального парка Greenstate. «К нам обращаются российские и иностранные компании с проектами и планами по созданию своих производств. Мы считаем, что у российской промышленности есть деньги, есть желание активно инвестировать. Проблема в том, что фактически компаниям сложно реализовать свой проект как из-за бюрократических административных барьеров, так и из-за проблем с подключением к инженерной инфраструктуре», – заметила Мария Кравцова.

Татьяна Вильде

Другие материалы по теме

X