жк днепропетровская 37 3-комнатная 8.8

Кирилл Пащенко: Люди не хотят видеть ни полигонов, ни заводов. Везите, куда хотите

Заместитель председателя Комитета по благоустройству Кирилл Пащенко рассказал «Stroypuls.ru» о трудностях со сбором опасных отходов на контейнерных площадках, экономике деятельности единого регоператора, российском менталитете и невозможности бюджетного участия в разработке новых подходов к мусоропереработке.

Фото: Игорь Бакустин

— Сейчас дело о «неправомерном» выборе МПБО-2 в качестве регоператора рассматривается в суде. Как видите перспективы разбирательств?

Дело рассматривается. Потому что участник конкурса, недовольный его результатами, обратился не только в УФАС, но и в суд. Он считает, что его права нарушены. По его мнению, конкурсный отбор не соответствовал действующему законодательству. У нас свободная страна, в суд может обратиться кто угодно и по какому угодно вопросу. Очевидно, что формальное право обратиться в суд есть, а какое решение он примет — не готов фантазировать на эту тему. Считаю нашу позицию взвешенной, законной, и апеллируя к УФАС, органу компетентному, который свое решение уже вынес, подчеркиваю, что антимонополисты нарушений не выявили. Никакого предписания о нарушениях нам не выдали.

— Новый тариф уже установлен?

— Этим занимается Комитет по тарифам. Но мы понимаем, что полностью услугу по обращению с отходами никогда не получится оплатить деньгами жителей. Существуют другие процедуры, способные удешевить процесс. Например, сортировка. Когда мы наладим раздельный сбор сухих отходов (бумагу, пластмассу, стекло) и пищевых отходов, то отбирать сырье для вторичного использования станет проще. Существуют современные сортировочные комплексы, где эти отходы будут сортироваться автоматически. То есть далее идея раздельного сбора будет реализована в сортировке отходов и в том, чтобы запустить эти ресурсы во вторичный оборот.

И когда мы достигнем европейских показателей переработки отходов?

У нас к 2020 году поставлена задача перерабатывать 38,4% ТКО, к 2025 – 69,1% и к 2030 – 100%.

— Сто процентов не перерабатывается даже в цивилизованных странах, все равно что-то идет на захоронение.

— Переработка – это не превращение отходов в воздух. Даже при самых современных и высокозатратных технологиях не получится ничего не захоранивать. Никто не обещает стопроцентного уничтожения. На предприятиях МПБО уже сегодня возможны 100% сортировка и 100% аэробное компостирование, а в общей массе получаем 100% переработку, но полного уничтожения отходов не будет никогда. Например, японцы используют технологию термической и самой дорогой плазменной переработки (кстати, у нас в городе в институте электрофизики и электроэнергетики РАН есть опытная плазменная установка и именно нашу технологию используют японцы, а мы не можем запустить ее в промышленное ипроизводство), а у них раздельный сбор доведен до абсолюта: 4 вида пластика, 3 вида стекла, различные виды бумаги, каждый день приезжает новая машинка, у них идеальная дисциплина, так вот японцы говорят: рынок постоянно меняется, но полезных фракций, которые можно пустить в оборот, всего лишь 20%. И всегда найдется кому с этим работать. Задача государства решить, что делать с оставшимися 80% отходов. У меня душа не так болит за вторичное обращение, как за то, что делать с оставшейся био- и не биомассой. Это вопрос, который требует вложений. Что нужно сделать с такими отходами? В первую очередь, уменьшить класс их опасности. ТКО, как известно, обладают 4 классом опасности, их по крайней мере надо перевести в 5 класс опасности. Технология для этого есть на северо-западе только у МПБО-2. Ни у кого больше нет лицензии. Мы рады, что нам в наследство досталось такое предприятие.

-В какой стадии сейчас переговоры с Ленинградской областью о захоронении наших отходов на их полигонах?

Договоренности достигнуты. Власти Ленобласти определили перечень объектов, куда можно вывозить отходы, они все включены в их территориальную схему. Что же касается развития нашего сотрудничества, то в прошлом году губернаторы Петербурга и Ленобласти подписали соглашение, которое в декабре ратифицировали Законодательные собрания обоих регионов. Это соглашение имеет силу закона. О чем в нем говорится? О том, что стороны предпримут все действия по созданию объектов, достаточных для переработки и размещения хвостов, которые образуются в Петербурге. Что касается деталей, поясняю: работает специальная группа, созданная из сотрудников Комитетов двух регионов, а это в первую очередь, КГА, которые определяют места, в том числе и перспективные, в настоящее время они еще оформляются документально. На координационном совете по агломерации, который возглавляют два вице-губернатора Михаил Мокрецов и Дмитрий Ялов, эти проблемы будут озвучены и разрешены. Главное, что правовые предпосылки созданы. Дальше мы будем переходить к оформлению участков и строительству объектов. Город готов помогать области, как в технологическом плане, так и в выборе правильных проектных решений, и в поиске инвестора, который найдет необходимые денежные средства.

Что делает Комитет по благоустройству для внедрения более современных и экологически безопасных способов обращения с отходами?

— Так и хочется ответить, все делаем. И это так и есть. Мы просматриваем все технологии, понимаем, какие в мире есть тенденции, тренды, моды на различные виды переработки отходов. Только надо отдавать себе отчет: тратить бюджетные деньги на подобные новации мы не можем. А инвесторы не торопятся вкладывать деньги, до сих пор не реализовали ни одного проекта. Но более подробно о работе с инвесторами могли бы, наверное, рассказать наши коллеги из Комитета по инвестициям. Я же еще вот что хочу сказать: наши сограждане выступают категорически против как строительства мусоросжигающих заводов, так и против полигонов для захоронения. Везите, куда хотите. И строить заводы не дадим. Патовая ситуация.

У нас город специфический, захоранивать отходы на нашей территории нельзя. Но в Ленинградской области точно такие же люди живут. Они не хотят, чтобы мы везли наши отходы к ним. Это вопрос общественного согласия. Закон разрешает организовывать определенные виды деятельности. У нас, слава Богу, есть две площадки МПБО-2 — Янино и Волхонка. Но нам нужны заводы.

Вы часто приводите в пример мусоросжигающий завод, расположенный в центре Вены. Почему мы не можем построить такой же?

— Можем. Даже более современный и безопасный, чем в Вене. Кстати, вот вам такой пример. В прошлом году столица Словении Любляна получила статус самого зеленого и экологически чистого города Европы. На встрече с мэром Любляны я спросил, как им удалось этого добиться, что они делают с отходами. Так вот они возят их в Вену.

Возвращаясь к нашим проблемам, кто должен решать, строить или не строить завод? Мы живем в другое время. Изменилось общество, большинство проголосовало за то, чтобы государство не лезло в их дела. А теперь требуют, чтобы государство решило. Только при позитивной повестке можно двигаться вперед. Когда люди осознанно принимают решение. Так давайте решать вместе, что делать. Мы до сих пор не пришли к единому мнению, как убеждать наших сограждан к раздельному сбору: методом убеждения или методом принуждения?

Почему нельзя, как в Швейцарии: кто готов раздельно собирать мусор, тот это делает, кто не готов, должен приобретать специальные мешки, мусор в которых требует сортировки. Они стоят дорого. Тем не менее, люди ими пользуются.

— Мы уже пытались ввести мешки в индивидуальном жилом фонде. И ничего не получилось. Люди как сбрасывали мусор на несанкционированные свалки, так и сбрасывают. Надо учитывать наш менталитет.

— А вот за это надо штрафовать. Причем, штрафы должны быть ощутимыми для кошелька, раз поймали, заплатил, больше не захочешь создавать несанкционированные свалки.

— Мне кажется, хорошим стимулятором могло бы стать общественное порицание. И СМИ могли бы сыграть в этом главную роль: воспитывать в людях ответственность за свои действия. Если каждый будет производить меньше отходов, если все, что может пойти в переработку, будет перерабатываться, то в итоге у нас будет меньше полигонов и складировать на них мы будем только отходы самого низшего класса опасности.

Полную версию интервью читайте в следующем номере журнала «Строительство и городское хозяйство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области» в мае.

Другие материалы по теме

X