жк Днепропетровская 37 студия 3,2

Актуальное

Утилизация: перезревшая проблема

Почему проблема переработки мусора так остра в нашем городе и так медленно решается, мы решили выяснить у заместителя председателя Комитета по природопользованию и экологии СПб ТПП, директора Ассоциации экологического партнерства (АСЭП) Б. С. Крылова.

– Борис Станиславович, чем, помимо роста количества мусора, обусловлены проблемы обращения с бытовыми отходами?

– Здесь целый спектр взаимосвязанных законодательных, технологических, организационных и других проблем.

Прежде всего необходимо отметить постоянную чехарду с природоохранным законодательством. Она на протяжении последних лет приняла особо широкие масштабы.

К примеру, Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» (принят Государственной думой 22 мая 1998 года) за прошедшие 10 лет «совершенствовался» 7 раз.

На протяжении последних лет постоянно вносились многочисленные изменения и дополнения в свод экологических законов, реорганизовывались государственные органы, ответственные за действия с отходами. Всё это приводило к полной неразберихе для действующих предприятий и никак не помогало улучшить ситуацию с отходами.

В результате таких усилий со стороны государственных и законотворческих органов лицензирование данной сферы приобрело «нездоровый» характер как во временном факторе, так и в финансовом.

Из-за отсутствия в законодательной базе ряда терминов, например «Сбор отходов», к соискателям лицензий Ростехнадзор может отнести всех юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, даже самые малые фирмы, которые имеют одну мусорную корзинку.

Кроме того, для получения лицензий предусматривается, что сотрудники, которые осуществляют обращение с отходами, должны иметь соответствующие свидетельства и пройти профессиональную подготовку по вопросам обращения с отходами.

Таким образом, все водители Спецтрансов и подобных фирм, а также уборщицы и дворники нашего города также должны пройти обучение по экологическим аспектам уборки мусора (112 часов, стоимость примерно 15 000 рублей), которое мы, жители, должны, естественно, оплачивать.

Перечень подобных требований наших «федералов» в нормативных документах можно продолжать.

На наш взгляд, сегодня у государства нет другого пути, как передать полномочия в сфере обращения с отходами субъектам Федерации (включая вопросы нормирования и лицензирования), оставив за федеральными органами надзорные функции.

Необходимо в корне менять ситуацию, когда городские структуры постоянно разгребают многочисленные «мусорные» проблемы, а уполномоченный федеральный орган, не обременяя себя ответственностью перед жителями города, рассматривает проекты, согласует платежи, выдает лицензии и т. д.

В решениях многочисленных экологических конференций постоянно ставятся вопросы о последовательном переходе на разрешительную систему с учетом реального воздействия на окружающую среду.

Однако если муниципальные или иные предприятия, имеющие дело с обращением с отходами, будут по-прежнему годами получать лицензии, оплачивая более чем по 300-400 тыс. рублей организациям за разработку и согласование предусмотренной для целей лицензирования документации, то ждать существенного прогресса придется еще очень долго.

Естественно допустить, что не все субъекты РФ в настоящее время будут иметь возможность реализовать весь объем полномочий, но это также решаемый на правительственном уровне вопрос.

Впрочем, для Москвы и Санкт-Петербурга эти вопросы давно уже не просто назрели, а перезрели.

Дело только в политической воле, ведь самостоятельно ведомствам отдать властные полномочия не просто трудно – невозможно!

– А с технологиями у нас всё нормально?

– Это сложный вопрос.

Принятая три года назад концепция обращения с отходами в Санкт-Петербурге на 2005–2014 годы предусматривала реализацию четких схем сбора-вывоза мусора, переход на стопроцентную переработку отходов и т. д.

Что же мы имеем? Наши свалки полны вторичными ресурсами, которые вполне можно использовать для создания новой продукции. Более того, государство должно быть в этом заинтересовано, административно и экономически стимулируя эти процессы.

Однако сегодня отсутствует система переработки отходов. Всё самое ценное энергичными людьми быстро забирается прямо у наших мусорных баков, а остальное…

Остальное в большинстве своем захоранивается – так дешевле, вследствие отсутствия экономических механизмов использования вторичных ресурсов.

Переработка отходов – затратное мероприятие, с прибылью можно утилизировать очень незначительный ассортимент – металлолом, аккумуляторные батареи, отработанные масла и т. д.

Вместе с тем в европейской практике принято, что в цене товара уже предусмотрены расходы на его утилизацию. Надо на государственном уровне отрабатывать механизмы использования этих средств.

К сожалению, вся система государственного управления обращения с отходами в стране построена так, чтобы задушить любые потуги бизнеса по переработке и повторному использованию отходов.

– Но правительством города недавно принято решение о строительстве ряда мусоросжигающих заводов. Это шаг вперед?

– Не впадая в дискуссию, это отдельная серьезная тема, хочется отметить, что у мусоросжигания как много сторонников, так и много противников.

Во-первых, это одна из самых дорогих технологий.

С другой стороны, у города громадные и всё нарастающие объемы мусора, которые не смогут вместить никакие свалки.

Однако нельзя сжигать всё подряд.

Без глубокого отделения многих фракций мы, несмотря на применение самых современных очистных устройств, получим загрязнение воздуха и почвы высокотоксичными продуктами сгорания.

И опять же, альтернативы созданию системы разделения и переработки отходов нет.

Прекрасно известно, какая технология – такая и экология. Это взаимосвязанные вещи. И продолжительность жизни, и наше здоровье непосредственно зависят от того, что делается с тем, что мы выбрасываем за ненадобностью.

– Так что же, никаких позитивных изменений в этой сфере нет?

– Есть, конечно, процесс не стоит на месте.

В ряде наших муниципальных образований отрабатываются подходы к раздельному сбору отходов, настойчиво поддерживаемые городскими властями.

Достаточно эффективно налажена система обезвреживания особо опасной части ТБО – люминесцентных ламп.

Появились предприятия по безопасному использованию аккумуляторов, нефтесодержащих отходов и т. д.

– Поэтому так трудно найти инвестора для нового завода?

– Надо отметить, что даже при наличии интересных отечественных и зарубежных разработок окупаемость таких заводов (при современных тарифах) вероятней всего превысит лет 20. Для современного бизнеса это не выгодно.

Вопрос скорее к жителям города – готовы ли они платить немного больше за вывоз мусора с учетом того, что будет налажена система переработки, минимизирующая загрязнение природы?

И к правительству Санкт-Петербурга – как сегодня реализуются городские программы по формированию экологической культуры населения?

И к средствам массовой информации – почему информация по проблемам утилизации бытовых отходов да и вообще состояния окружающей всех нас среды так скудна и не отражает действительного положения вещей?

Алексей Стригин

Кстати

Несмотря на странную статистику, которую можно найти на страницах петербургских газет, официальный «мусорный» рынок Санкт-Петербурга гораздо скромнее завышенных показателей. По оценке АСЭП, из 1,5 тыс. компаний города (цифра, которая фигурировала в СМИ) 95% занимаются противозаконной и неконтролируемой деятельностью. Так, на использование и обезвреживание опасных отходов всех классов опасности официально в городе выдано примерно 80 лицензий, из них на сторонние отходы – не более 50 лицензий. Обезвреживание бытовых и подобных им отходов производится примерно 7 предприятиями.

На деятельность по транспортировке опасных отходов 1–2-го класса опасности выдано не более 100 лицензий, всего на транспортировку отходов разного класса опасности выдано 250–270 лицензий.

Размещают сторонние отходы примерно 10 предприятий.

Другие материалы по теме

X