жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Энергетика без катастроф

Проблемы обеспечения безопасности энергообъектов удостоились пристального внимания со стороны государственной власти лишь после трагических событий на Саяно-Шушенской ГЭС в августе 2009 года.

Гидроэнергетика: инновации как путь развития

Но очевидно: чтобы катастрофы не тиражировались, одних административных директив недостаточно.

Министерство энергетики РФ уже объявило о планах по ужесточению контроля и установлению персональной ответственности руководителей энергокомпаний за проведение ремонтных работ на предприятиях электроэнергетики. Однако сам факт трагедии на крупнейшей ГЭС страны поднимает целый пласт проблем, начиная от проектирования и строительства энергообъектов и заканчивая вопросами госконтроля и формирования базы контрагентов по поставке энергетического оборудования. От эффективности комплексного решения этих задач зависит будущее российской энергетики.

Государственное око

Вопросы государственного надзора в сфере промышленной безопасности, в частности надзора за соответствием строящихся объектов энергетики проектным решениям, сегодня находятся в центре внимания. О том, как осуществляется надзор за строительством энергообъектов на региональном уровне, корреспондент СГХ беседует с начальником отдела государственного строительного надзора Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Юрием Васильевичем МИШЕНЬКИНЫМ.

– Северо-Западное Управление Ростехнадзора осуществляет функции по надзору за особо опасными, технически сложными и уникальными объектами в соответствии с Градостроительным кодексом РФ. В том числе за объектами энергетики, находящимися в стадии строительства, капитального ремонта или реконструкции. В поле внимания инспекторов попадают АЭС, подстанции, воздушные и подземные ЛЭП напряжением свыше 330 кВ, расположенные в Псковской, Новгородской, Калининградской, Ленинградской областях и Санкт-Петербурге. Кроме того, Северо-Западное Управление осуществляет функции по организации и проведению государственной экологической экспертизы федерального уровня.

Наша задача как отдела строительного надзора состоит в том, чтобы проверить соответствие выполненных строительных работ требованиям проекта, утвержденного Главгосэкспертизой. А также проверить строящийся объект на соответствие действующим техническим регламентам по обеспечению безопасности. По результатам проверки Ростехнадзор выдает заключение. На основании его органы Госстройнадзора Петербурга и Ленинградской области выдают разрешение на ввод объекта в эксплуатацию. Что касается действующих нормативов безопасности, проверка на соответствие этим нормативам – уже зона ответственности Главгосэкспертизы.

К настоящему моменту в черте города в стадии строительства находятся шесть подстанций напряжением 330 кВ. Это Северная, Центральная, Южная, Восточная, Ржевская, Волхов-Северная. До сих пор пока не выдано заключение Ростехнадзора о соответствии Ржевской ПС.

– Это обычная практика, когда ввод объекта в строй осуществляется без положительного заключения Ростехнадзора?

– Есть масса строительных объектов, действующих без разрешения Ростехнадзора, что напрямую противоречит действующему законодательству. В качестве примера: Западный скоростной диаметр не получил до ввода в эксплуатацию нашего заключения. Есть еще множество примеров из общестроительной практики.

– Какие меры к недобросовестным заказчикам и инвесторам может применить Ростехнадзор?

– В ответ на противоправные действия заказчиков строительства мы можем подать заявление в суд по месту нахождения объекта. Остановить строительство энергообъекта может только решение суда, Ростехнадзор не наделен такими полномочиями. В нашем распоряжении есть только одна мера воздействия: остановить стройку на срок до 5 дней, если обнаруженные нарушения представляют реальную угрозу для жизни и безопасности населения. Порой судебные разбирательства доходят до абсурда: мы не можем доказать в судебных инстанциях, что, например, Западный скоростной диаметр, по которому уже открыто движение, находится в стадии эксплуатации.

Стройка без проекта

– Какие нарушения в ходе инспекторских проверок Ростехнадзора по строительству энергообъектов встречаются наиболее часто?

– Как правило, строительные работы разворачиваются на энергообъектах при отсутствии утвержденного и согласованного проекта. В этом трудно впрямую обвинить заказчиков или подрядчиков. Но сегодня такова объективная реальность. Бюджетные средства или частные инвестиции должны работать, а законодательство и практика по оформлению исходно-разрешительной документации предполагают проведение согласований в течение года.

Только рассмотрение представленного проекта в Главгосэкспертизе длится 90 дней. Поэтому заказчики вынуждены приступать к строительству задолго до утверждения проекта в разрешительных инстанциях, нарушая тем самым законодательство. Однако даже прошедшие Главгосэкспертизу проекты далеки от совершенства, и наши проверки часто выявляют их несоответствие нормам, приходится отправлять их на доработку и на повторную экспертизу.

Головной болью при строительстве городских энергообъектов оборачивается получение градостроительных регламентов. Образуется замкнутый круг: без права землепользования невозможно пройти госэкспертизу, на устранение замечаний Главгосэкспертизы дается два месяца, после чего проводится повторная проверка, и процесс затягивается надолго.

Поэтому характерное нарушение для многих энергетических строек – это отсутствие разрешительной документации на строительство, которое согласно законодательству карается штрафом до 1 млн рублей либо административной приостановкой строительства по решению суда.

– Чем еще грешат строители?

– Характерный вид нарушений – отступление от проекта, он является вторым по значимости и частоте. Как правило, заказчик стремится подать на экспертизу проект, который с высокой вероятностью быстро пройдет согласования в Главгосэкспертизе и будет утвержден. В ходе строительства рабочая документация, разрабатываемая на основании проекта, корректируется в соответствии с нуждами заказчика. Наша задача – добиться полного соответствия проекту, поэтому в таких случаях мы вынуждены вынести заключение о необходимости доработки проекта.

Каждое отступление от проекта предусматривает штраф до 300 тысяч рублей, в случае, если оно влечет за собой угрозу для безопасности населения, – до полумиллиона рублей.

Третье по частоте нарушение – технического регламента по пожарной и экологической безопасности. Эти замечания обычно обнаруживаются на стадии завершения строительства, что приносит заказчику немалые хлопоты. Незадолго до сдачи энергообъекта выявляется, что эвакуационные пути заужены, системы безопасности выполнены не те, которые предусмотрены проектом. И начинается гонка по повторной подготовке документов и подаче их на экспертизу.

Что касается вопросов экологии, в проекте предусмотрен специальный раздел по охране окружающей среды, в котором должен быть прописан объем образующихся отходов. Отходы образуются в ходе проведения строительных работ, при подготовке территории, рекультивации земель, устранении зараженной почвы и прочее. В проекте прописываются также места размещения этих отходов. Если есть отклонения от этой части проекта: объемы отходов не соответствуют заявленным или не получены лимиты на обращение с отходами, или размещаются они не в положенном месте, суммы штрафов возрастают в 25 раз.

К сожалению, заказчики и подрядчики традиционно отодвигают эти недоработки на срок сдачи объекта, когда штрафы нарастают нешуточные.

«Железо» – на прочность

Считается, что безопасность энергообъекта напрямую связана с тем, что находится за стенами строительных конструкций, с «начинкой», т. е. с оборудованием. Поэтому при комплексной оценке безопасности энергообъекта, помимо осуществления строительного надзора, ключевую роль играет проблема поставки надежного энергетического оборудования и его корректной эксплуатации. О том, какие нормативные акты сегодня регулируют процесс эксплуатации энергооборудования, рассказал старший научный сотрудник отдела прочности и ресурса энергооборудования ОАО «НПО по исследованию и проектированию энергетического оборудования им. И. И. Ползунова» (НПО ЦКТИ им. И. И. Ползунова) Михаил Леонидович ТАБАКМАН:

– Закон № 184-ФЗ «О техническом регулировании» фактически разрушил единую систему стандартизации, присвоив отраслевым и государственным стандартам характер рекомендательных. Деятельность по стандартизации основывается сегодня на законе № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» образца 1997 года, постановлениях Правительства РФ в сфере технического регулирования и технических регламентах, принятых Госдумой РФ. В своей практике мы руководствуемся «Правилами устройства и безопасной эксплуатации оборудования: котлов, сосудов и трубопроводов». А также – недавно выпущенным Ростехнадзором пакетом документов и инструкций по технической безопасности. Эти правила регламентируют эксплуатацию разных видов энергооборудования – котлов, трубопроводов, сварных стальных сосудов, газового хозяйства, теплообменного оборудования и проч.

После ограничения применения системы ГОСТов, разного рода РД и отраслевых стандартов экспертами ЦКТИ были пересмотрены устаревшие нормативы и выпущены так называемые стандарты организаций. По словам специалистов, в условиях достаточного финансирования разработка и согласование подобной документации занимает довольно длительный период – от 2 до 5 лет. Пока о регулярном пересмотре нормативов на федеральном уровне речь не идет за отсутствием финансирования.

– Если сравнивать отечественные системы нормативно-технического регулирования с общепринятыми зарубежными системами стандартизации, такими как DIN, EN или ASМЕ, можно с уверенностью сказать, что отечественные стандарты расчетов на прочность сегодня полностью соответствуют западным, – уверен эксперт ЦКТИ им. И. И. Ползунова. – Однако менталитет наших конструкторов, технологов и изготовителей, а также недостаток квалифицированных кадров на отраслевом рынке не дают стопроцентной гарантии соблюдения действующих норм.

Как известно из обнародованных Ростехнадзором заключений комплексной экспертизы, проведенной в связи с техногенной аварией на Саяно-Шушенской ГЭС, одной из причин трагедии стала халатность персонала при эксплуатации энергооборудования и допущенные проектные, эксплуатационные и ремонтные ошибки.

– Что касается событий на Саяно-Шушенской ГЭС, ситуация была нами проанализирована, – отметил Михаил Табакман. – Специалисты ЦКТИ по гидротурбинным агрегатам ездили на место событий и выработали впоследствии серию рекомендаций по улучшению штатной системы виброконтроля, поскольку основной причиной аварии послужила именно вибрация агрегата. В системе эксплуатации предусмотрено применение отечественных и зарубежных приборов контроля за вибрацией гидротурбин, которыми вовремя не воспользовался персонал станции.

«Катают» в минус

Тем не менее огромные резервы, с точки зрения усиления безопасности, заложены в применении новых, более совершенных технологий и материалов, считают энергетики. В последние годы разработок по новым маркам металлов в стране не велось, в то время как за рубежом в промышленном освоении находится производство высокохромистых и аустенитных сталей, способных выдерживать сверхвысокие температуры. Также за рубежом развернут выпуск современных сварочных материалов, которые отечественному энергомашиностроительному комплексу сегодня приходится импортировать.

– В стране практически полностью свернуто производство энергетических пылеугольных котлов, – констатирует сотрудник отдела прочности и ресурса энергооборудования ОАО «НПО по исследованию и проектированию энергетического оборудования им. И.И. Ползунова». – В советское время Подольский энергомашиностроительный завод строил прямоточные котлы, Таганрогский завод выпускал котлы большой мощности с естественной циркуляцией.

С переориентацией на газогенерацию в эксплуатацию поступают в основном газотурбинные установки Siemens с более высоким КПД. Однако низкая культура эксплуатации в России, неправильная организация водоподготовки не позволяют полностью использовать ресурс качественного оборудования.

Сейчас даже качество труб стало значительно ниже. Если раньше трубы катали с плюсовым допуском, то сегодня изготовители экономят на металле, выпуская трубы с минусовым допуском.

Ни для кого не секрет, что отечественная промышленность практически разрушена, старение оборудования не позволяет выйти на новый уровень технологий и производства. Это приводит к тому, что при проведении экспертиз на энергообъектах снижаются параметры выпущенных в советский период агрегатов, чтобы продлить срок их эксплуатации.

Подготовила Нонна Цай

Другие материалы по теме

X