жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

За счет собственных ресурсов

Участники круглого стола:

Технический директор ЗАО «ЭФЭСК» Виктор Игнатьевич СИЛИН

Генеральный директор ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж» Владимир Николаевич ПРИВАЛОВ

Директор по работе с перспективными объектами ООО «Северная Компания» Константин Алексеевич ШКУРИН

– Существуют ли в сфере энергетического строительства особые, специфически отраслевые требования заказчиков к генподрядным организациям? Изменились ли они в связи с кризисом?

В. И. Силин:

– Одно из изменений – необходимость выполнения основных работ собственными силами генподрядчика. Кроме того, заказчик переложил сейчас на подрядчика практически все выполняемые им ранее функции. В частности, оформление актов выбора земельного участка, подготовку документов для постановления правительства о начале изысканий и строительства.

Появились новшества, касающиеся выбора генподрядчика. Не раз при проведении тендеров, перед подведением итогов, к нам приезжали представители заказчика: проверяли квалификацию персонала, систему менеджмента качества, производственную базу – насколько все это соответствует нашей заявке.

В. Н. Привалов:

– Требования стандартные: сроки, качество, цена. Другое дело, что в связи с задержкой или прекращением инвестиций «ползут» сроки, что приводит к удорожанию работ. А в поисках приемлемой цены выбираются более дешевые материалы и оборудование, что, конечно же, сказывается на качестве.

К. А. Шкурин:

– Требования изменились в сторону экономии средств. Есть лишь разница в подходах: одни заказчики говорят исключительно об удешевлении стоимости строительства, а другие, наиболее продвинутые (их пока меньше), рассматривают этот вопрос комплексно – вместе с сокращением дальнейших эксплуатационных издержек.

– Как отразилось на генподрядчиках сокращение инвестиционных программ ведущими игроками рынка? Ужесточилась ли в связи с этим конкуренция на тендерах? Пришлось ли снизить норму рентабельности?

В. И. Силин:

– Конечно, число соискателей возросло. На нашем региональном рынке появились даже фирмы с Дальнего Востока. В условиях серьезной конкуренции норму рентабельности приходится снижать до предела. Как говорится, «не до жиру», главное – сохранить кадровый и производственный потенциал.

В. Н. Привалов:

– Количество тендеров не только не сократилось, а даже несколько возросло. Дело в том, что комплексная передача объекта в одни руки становится все более редким случаем – их сейчас в целях экономии средств раздают «по кусочкам».

Серьезных российских компаний в нашем сегменте не так много, поэтому говорить об усилении конкуренции не приходится. Хотя уже появились конкуренты из-за рубежа: один из генподрядных тендеров на Урале выиграла, например, испанская фирма. Но это пока единичные случаи – иностранцы до сих пор боятся выходить на наш энергостроительный рынок, считая его излишне рискованным.

Норма рентабельности у нас практически на уровне инфляции, а иногда даже и ниже. Как показывает анализ последних лет, рентабельность монтажных работ в нашей отрасли в среднем колеблется от 12 до 15%. На каких-то объектах нам удается сократить затраты и, соответственно, несколько больше заработать. А где-то – наоборот.

К. А. Шкурин:

– Объемы инвестпрограмм по нашему направлению работ сократились в целом примерно вдвое, поэтому компании более агрессивно ведут себя с точки зрения ценовых предложений. В результате норму рентабельности снизили все – в среднем примерно в два раза. Многие вынуждены работать практически в ноль.

– Какие действия вы бы предприняли в ситуации, если бы сами являлись разработчиками правил для проведения тендеров?

В. И. Силин:

– Должен быть более продолжительным этап подготовки к тендеру, на который зачастую отводится всего лишь две недели. И за этот срок надо оформить необходимые бумаги, проанализировать массу информации, выбрать наиболее оптимальный вариант закупки оборудования.

В. Н. Привалов:

– Не всегда на должном уровне находится качество тендерной документации. По присылаемым нам техусловиям подчас невозможно оценить реальный фронт работ и, как следствие, точно подсчитать затраты. В результате у каждого из участников конкурса свое видение объемов и разнобой в подсчетах их стоимости.

– С какими проблемами сталкиваются сейчас энергостроительные компании при заключении договоров генподряда? Корректируются ли сроки реализации контрактов, условия оплаты выполненных работ?

В. И. Силин:

– Во многих договорах теперь не прописываются авансовые платежи, даже на закупку оборудования. Это вынуждает подрядчиков искать кредитные ресурсы и покупать оборудование за свой счет.

Если раньше штрафные санкции за срыв сроков предусматривали определенный процент от стоимости данного этапа работ, то теперь штраф рассчитывается от стоимости всего договора.

В. Н. Привалов:

– Серьезные объекты без авансовых платежей в принципе невозможны. Можно, конечно, в стоимость проекта заложить и кредитные ресурсы, однако заказчику проще обеспечивать их самому, под свои активы. Но сейчас, к сожалению, участились различные сбои с финансированием, вплоть до самых серьезных. И мы для того, чтобы двигать проект вперед, иногда вынуждены обращаться в банк.

На приостановленных объектах проценты по кредитам уже начинают существенно влиять на общую себестоимость проекта.

К. А. Шкурин:

– Условия становятся более жесткими – серьезно сократился объем авансируемых работ. Задержки с оплатой тоже случаются, и их доля в последнее время заметно выросла.

– Как вы оцениваете сегодняшнее качество проектирования энергообъектов?

В. И. Силин:

– Достаточно хорошее, соответствующее требованиям сегодняшнего дня.

В. Н. Привалов:

– Динамика пока отрицательная. И качество, и сроки выдачи документации оставляют желать лучшего. Случаются и дорогостоящие казусы, когда по спроектированным спецификациям уже оплаченные материалы и оборудование поступают на объект и лишь тогда выясняется, что допущена ошибка.

К. А. Шкурин:

– Квалификация проектировщиков растет, пусть медленно, зато верно подтягиваясь к западному уровню.

– Какова, на ваш взгляд, ситуация на рынке субподрядных организаций СЗФО? Усиливается ли конкуренция со стороны фирм из других регионов России, ближнего зарубежья?

В. И. Силин:

– Сложно оценить – мы, как правило, обходимся собственными силами.

Есть лишь небольшое число специализированных, требующих лицензии работ, которые мы поручаем субподрядчикам.

В. Н. Привалов:

– Да, такие попытки по освоению нового рынка уже ощущаются. Увеличивается и число случаев недобросовестной конкуренции. Компании приходят делать работу, не всегда понимая, за что они берутся. Особенно это проявляется в тех ситуациях, когда объект на тендерах дробится на несколько частей, и в результате бывает просто не с кого спросить за допущенный брак.

К. А. Шкурин:

– Большого притока новичков не наблюдается. Но обострилась конкуренция среди местных игроков, что при выборе субподрядчиков является для нас несомненным плюсом.

– На каких принципах основывается система ваших взаимоотношений с субподрядчиками? Какие факторы могут в первую очередь способствовать их досрочному прекращению?

В. Н. Привалов:

– Если мы видим, что субподрядчик не справляется, то часть его объемов передаем другому, но впредь уже не пользуемся его услугами.

К. А. Шкурин:

– Наши взаимоотношения с субподрядчиками всегда соответствуют нашим взаимоотношениям с заказчиком. Если, допустим, предусмотрены авансовые платежи, то они распространяются и на субподрядчиков. А фактор один – невыполнение обязательств. Хотя мы стараемся не доводить дело до подобных крайностей, прекрасно понимая, что это приведет к дополнительным затратам и потерям времени.

– Какие генподрядчики сегодня более востребованы: сосредоточенные исключительно на управлении или располагающие собственными производственными мощностями?

В. И. Силин:

– Управляющие компании необходимы только на крупных объектах, в создании которых принимает участие большое количество разноплановых организаций. Например, на ЛАЭС-2.

В. Н. Привалов:

– Управляющие структуры сегодня нужны. Конечно, необходимо, чтобы сотрудники такой компании (специалисты по финансам, экономике, технологиям строительства, теории управления) были профессионалами своего дела. Но часто получается так, что и они в итоге не становятся командой, способной управлять. Нет системы, которая нарабатывается годами.

Подобные структуры создавались в нашей отрасли и в советское время (например, «Технопромэкспорт»). Их школа в определенной мере сохранилась до сих пор.

И еще. Любое строительство предполагает ту или иную степень рисков. А когда создается отдельная структура, не имеющая под собой ничего, кроме, грубо говоря, столов и стульев, то ее риски весьма небольшие.

К. А. Шкурин:

– И те, и другие имеют право на жизнь, что и подтверждается ситуацией на рынке.

Алексей Ломакин

Другие материалы по теме

X