жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Не топить ассигнациями
Время строить комбинированную генерацию

Закон № 261 не обеспечивает интересы государства и общества, так как не ставится цель достижения максимальной энергоэффективности на стадии выработки энергии. Стоит задача беречь энергию кто сколько сможет.

В. Шлапаков, директор Невского филиала ОАО «Объединение ВНИПИэнергопром»

Владимир Ильич Шлапаков, директор Невского филиала ОАО «Объединение ВНИПИэнергопром»Мы предлагаем точку зрения на проблему энергоэффективности генерирующих источников директора Невского филиала ОАО «Объединение ВНИПИэнергопром» (СПб) автора работы «Философия энергоэффективности» Владимира Ильича ШЛАПАКОВА.

– Владимир Ильич, в чем вам видится несовершенство нового закона «Об энергосбережении»?
– В новом законе N 261-ФЗ «Об энергосбережении» смешаны три вида деятельности по достижению нормативного потребления энергии, нормативных потерь на транспорте и нормативной энергоэффективности при выработке энергии. Но, объединяя все это словом «энергосбережение», мы выплескиваем вместе с водой ребенка.
Что такое энергосбережение? В технических определениях в энергетике нет понятия энергосбережения, это бытовое слово – сберегать можно деньги в кассе. Сберегать энергию не надо, ее надо с нормативной эффективностью вырабатывать, транспортировать с нормативными характеристиками и тратить в пределах норм. Формулировка «энергосбережение и повышение энергоэффективности при транспорте энергии и ее потреблении» подменяет деятельность по «приведению потерь и затрат к нормативам» и только. А вот выработка тепла может быть с энергетическим эффектом, при условии, что в одной установке вырабатывается одновременно тепло и электроэнергия с коэффициентом использования топлива до 85%.

Котельные имеют нулевую энергоэффективность даже при КПД выработки тепла в 95%. Когда тепло получается в котельных, энергетического эффекта нет, так как при этом такое же количество электроэнергии приходится вырабатывать на ГРЭС с КПД 38%.
В законе нет технического определения энергоэффективности. Соответственно не стоит вопрос о показателях фактической и нормативной энергоэффективности выработки энергии. Я называю это бег ниоткуда в никуда с лозунгом «Даешь энергосбережение!».

– За счет каких звеньев цепи «генерация – транспорт – потребление» может быть достигнута максимальная энегоэффективность?
– Первая составляющая – нормативное потребление. В каждом конкретном случае нормативы определяются проектом. После проведения энергоаудита потребителя разрабатываются мероприятия по достижению норматива. Это удел рынка и отраслевых институтов.
Вторая составляющая – потери при транспорте энергии, приведение их к нормативным. Это задача эксплуатационных подразделений предприятий и жилищно-коммунальных служб. Методики разработаны и давно вменены в обязанность соответствующими министерствами.
Но мероприятия по двум этим направлениям позволят сэкономить не более 20% от возможного уровня ресурсосбережения. Основная экономия топлива получится при повышении энергоэффективности при выработке энергии. Еще Менделеев говорил: сжигать газ в топках – все равно что топить ассигнациями.
Экономия топливных ресурсов при переходе на когенерацию составляет около 80% от всего потенциала экономии.

– Почему эта проблема до сих пор не вынесена на федеральный уровень?
– Понимая важность сохранения знергоресурсов, в последние десятилетия советской власти государство ускоряло темпы строительства ТЭЦ, вытесняя тысячи котельных по стране. После развала страны государство заботу о сохранении энергоресурсов с себя сняло, никому не передав.
Закон № 261 не обеспечивает интересы государства и общества, так как не ставится цель достижения максимальной энергоэффективности на стадии выработки энергии. Стоит задача беречь энергию кто сколько сможет.

У регионов основная задача – обеспечить бесперебойное прохождение отопительного сезона и перспективу развития нового строительства, с любой энергоэффективностью. Поэтому строятся локальные котельные. А для покрытия электрической мощности государство строит АЭС с КПД 34%. А ОГК строят ГРЭС с КПД 38–52%. И вроде все при деле, и газа на наш век хватит. Строить новую котельную или ТЭЦ, подключать нагрузку к котельной или к существующей свободной мощности ТЭЦ – сегодня решает чиновник, часто смутно представляющий себе упомянутые проблемы.
Чтобы совместить интересы региона и государства, разработка схем развития энергетики должна проводиться по критерию максимальной экономии энергоресурсов, а это значит с максимальной комбинированной выработкой, а не так, как сейчас.
Другая проблема состоит в том, что основным мероприятием по повышению знергоэффективности является перевод котельных в пиковый режим, что собственнику котельных невыгодно. Здесь нужна законодательная база, которая обеспечивала бы снижение ущерба для собственников. Хотя кто виноват, если человек купил машину, на которой из-за высокого уровня вредных выбросов нельзя ездить по городу?
Только 30% тепловой энергии в России вырабатывается эффективным комбинированным способом. Показатель энергоэффективности при этом около 0,3 МВт/Гкал. Хотя , при сегодняшнем соотношении потребления газа и угля, может быть около 0,87 МВт/Гкал.
Решение вопросов по повышению энергоэффективности под силу крупным инвесторам.
Но для этого у инвестора должно сформироваться государственное мышление и уверенность, что самый успешный бизнес возникает, когда интересы инвестора совпадают с интересами государства. Если при этом создать должную нормативную базу, инвесторы встанут в очередь.

– Каким образом это может быть реализовано на примере петербургского энергокомплекса?
– Что касается Санкт-Петербурга, сегодня в городе 50% теплоэнергии вырабатывается котельными. Если перевести все котельные в режим генерации электроэнергии, то энергоэффективность выработки будет повышена в два раза. Характерный пример – строительство теплотрассы от Северо-Западной ТЭЦ к Приморской котельной. Почему бы не перевести нагрузку котельных на действующие петербургские ТЭЦ и АЭС? Другой путь – построить на базе действующих котельных электрогенерацию. Интересным примером является Москва. Газа в котельных там сжигается примерно столько же, как в Санкт-Петербурге, а жителей в два раза больше.
Один из способов повышения энергоэффективности в регионе – замещение паротурбинного цикла на парогазовый, начатое ТГК-1. В два раза больший эффект даст перевод котельных в пиковый режим, в этом случае объем сжигания газа в регионе сократится примерно на 5 млрд кубометров в год.
Мы сделали сравнительный расчет развития теплоснабжения во Всеволожском районе на базе котельных и на базе парогазовых установок, результат – экономия газа в 1,5 млрд кубометров.
Но независимо от выбора стратегии схема теплоснабжения должна разрабатываться по заказу государства, с отражением в задании, помимо региональных проблем, задач по максимальному ресурсосбережению.

– Проводились ли экономические расчеты по конкретным проектам перевода котельных на когенерацию? Каким будет объем капитальных затрат, сроки окупаемости?
– Мы рассчитали самый затратный вариант – строительство новых ТЭЦ, когда нет возможности перевести котельные и их нагрузки на действующие теплоэлектроцентрали или переключить сами котельные в «пиковый режим». Укрупненный расчет по переводу на энергоэффективную генерацию 8000 Гкал/час присоединенной нагрузки котельных показал, что капитальных вложений требуется около 180 млрд рублей с простым ный расчет по переводу на энергоэффективную генерацию 8000 Гкал/час присоединенной нагрузки котельных показал, что капитальных вложений требуется около 180 млрд рублей с простым сроком окупаемости 6 лет. Необходимо отметить, что поскольку с каждым годом газ будет добываться все дальше и глубже, обоснования для экономии газа будут пропорционально укрепляться.

– Какие средства имеет смысл инвестировать – государственные, частные или это должны быть проекты на основе ГЧП?
– Инвестором может выступать и государство, и бизнес. Согласно закону ФЗ-210, в тарифах может быть заложена инвестиционная составляющая, которая после завершения проекта будет возвращена. Возврат инвестиций может быть произведен за счет продажи сэкономленного газа. Город может использовать образовавшиеся излишки топлива на другие проекты, на которые газ не выделяется, а инвестору в этом случае компенсируют вложения другими средствами.
Если у нас сегодня рыночная экономика, если есть инвесторы, которые хотят вкладывать деньги и получать прибыль, которые действуют в интересах государства, а не только в интересах собственных или региона, то проекты повышения энергоэффективности превращаются в самое прибыльное дело! Простой подсчет показывает, что это экономически состоятельные проекты, их суммарный экономический эффект оценивается в 30 млрд рублей ежегодной прибыли от продажи сэкономленного газа.

Подготовила Нонна Цай

Другие материалы по теме

X