жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

Строить можно, но…

На эти и другие вопросы отвечают д. т. н., директор геотехнического инженерного бюро ООО «ПЕТЕР-ГИБ» С. Н. Сотников, и к. т. н. генеральный директор конструкторского бюро «Градиент» (Gragient) И. Ю. Анисимов.

С. Н. Сотников:

– В условиях плотной городской застройки необходимо оценить влияние проектируемого объекта на окружающие здания и сооружения. Для этого нужны такие технологии, которые обеспечат сохранность примыкающей застройки. Сейчас в город пришла современная техника, появились новые технологии устройства фундаментов и глубоких котлованов.

Вообще, каждая стройка в центре – для нас большие переживания. Несмотря на наш опыт и знания, которые мы можем использовать для того, чтобы осадка соседних зданий была наименьшей, эти дома все равно садятся. К сожалению, надо признать, что объем и состав изысканий определяет заказчик или инвестор. Он определяет и общую стоимость. Поэтому рассчитывать, что какой-то частник вложит свои средства в проведение исследований, не приходится.

В советское время в городе существовала грунтовая комиссия, которая после войны стала называться комиссией по основаниям и фундаментам. Ее возглавлял мой учитель Борис Иванович Далматов. Эта комиссия оказывала существенную помощь проектировщикам и подрядчикам. В 1977 г. под руководством профессора Б.И. Далматова был разработан региональный нормативный документ – ТСН, содержащий рекомендации по расчету и проектированию оснований, по конструкциям фундаментов, по мероприятиям, нацеленным на обеспечение сохранности существующих зданий.

В последующем (уже в XXI веке) ТСН были дополнены важными положениями, которые учитывают новые требования строительной практики.

ТСН содержит ограничения допустимой величины дополнительной осадки существующего здания от загружения соседнего участка возводимым зданием.

Она должна быть не более 2–5 см.

Следует отметить, что этот критерий распространяется исключительно на оценку статической составляющей осадки и оставляет без внимания все прочие слагаемые, связанные с производством работ.

Часто инвестор, не советуясь с нами, как с проектировщиками, для строительства объекта нанимает подрядчиков по своему усмотрению. Как они работают, мы контролировать уже не можем. Авторский же надзор составляет всего 0,02% от строительного подряда. По существу, мы не можем влиять на выбор подрядчика.

В результате степень брака в строительстве может быть любой – вплоть до аварийных ситуаций…

И. Ю. Анисимов:

– Строительство в условиях плотной застройки регламентируют только территориальные строительные нормы. Но далеко не все участки и условия строительства охватываются этим нормативным документом. Есть объекты, на которых проектировщики работают за пределами этих норм: им не хватает нормативных документов, оговаривающих аспекты строительства. Поэтому практически все проектные организации, которые работают в условиях Петербурга, применяют творческий подход.

К проекту в центре города предъявляются жесткие требования к деформативности основания здания. Мы делаем тщательные расчеты. Если они выходят за пределы нормы, для экспертизы готовим документы, обосновывающие принятые решения. Как правило, вневедомственная городская экспертиза не является единственной инстанцией, которая может дать разрешение на реализацию проекта. Привлекаются специализированные экспертные организации, такие как «Метрогипротранс», институты, профессура строительных вузов. И такие головные организации по нашему городу, как «Фундаментпроект» и «ПЕТЕР-ГИБ», занимающиеся экспертной оценкой.

Строительные проекты в центральной части города являются наиболее сложными.

Первое здание, которое мы проектировали в условиях плотной застройки, – офисный центр на улице Лебедева. Его обязательно нужно было согласовать с метрополитеном, т. к. на данном объекте использовались сваи глубиной 24 метра, которые опирались на вмещающие грунты перегонного тоннеля.

Сейчас процентов на 70 готов проект многофункционального комплекса у станции метро «Электросила». Особенность строительства заключается в том, что здания своими сваями опираются на вмещающие породы метро. И расстояние очень небольшое: от кровли тоннеля до нижней сваи – 10 метров. Мы предложили такую комбинацию фундаментов, которые позволят равномерно распределить нагрузку. В частности, вокруг эскалатора использовали разгрузочные мосты, чтобы передать нагрузку не на кровлю эскалаторного тоннеля, а за его пределы. И хотя стоимость строительства увеличилась, однако это был единственный способ сохранить эксплуатационные качества станции.

В Петербурге много грунтов с нестабильным поведением.

В зависимости от степени влажности у них в широком диапазоне меняются деформативные свойства.

Когда строится сооружение с развитой подземной частью, часто прорезаются какие-то водоносные пласты и меняется гидрогеологическая обстановка. Грунты меняют свои свойства, и в дальнейшем их поведение не соответствует прогнозу геологов. Ведь изыскания они делали в одних условиях, а стройка вызвала другие.

Есть случаи, когда вскрывают напорные горизонты. Вода выдавливается наверх, и вышележащие слои дают существенную осадку.

Мы сейчас хотим рассмотреть и добиться применения в Петербурге способа строительства top&down, который широко используется в Москве. Этот метод позволяет строить здания одновременно «вверх и вниз», сокращая сроки строительства. Он предусматривает возведение стены в грунте практически с поверхности земли при минимальной предварительной срезке грунта.

Сделанные опережающие сваи, которые потом являются колоннами здания, не дают возможности проседать соседним зданиям, а дну котлована – подниматься. Таким образом, к моменту окончания работ над котлованом будет построено 2–4 этажа. Этот метод позволяет снизить колебания по осадке-подъему грунта до нескольких миллиметров.

Подготовила Марианна Рахман

Другие материалы по теме

X