жк днепропетровская 37 евродвушка

Строим Добро

Между свободой и регламентом: как сделать город удобным

Растущая конкуренция на рынке жилья заставляет бизнес задумываться о том, какими качествами должна обладать современная городская среда. Своим мнением об этом делится руководитель архитектурной мастерской «Союз 55», в прошлом – главный архитектор Петербурга Александр Викторов.

Викторов
Александр Виткоров

– Александр Павлович, с чего, на ваш взгляд, начинается качественная среда в массовой жилой застройке?

– С комплексного решения экономических, социальных, градостроительных, транспортных, инженерных вопросов. С установок: что, как и для кого мы собираемся строить дальше.

Чтобы увидеть, что строим сейчас, достаточно проехать по Кольцевой. Помню, как мы обсуждали высотный регламент с Кисе Курокава. Модель Киото, где вокруг невысокого центра постепенно шла повышающаяся застройка, показалась нам тогда уместной для Петербурга. И мы эту схему приняли. Когда я сам побывал в Киото, то увидел, как японцы строят высотки. У них воздух между домами остается. А мы получили 25-этажные пластины! Мы называем их китайскими стенами, однако сами китайцы тоже предпочитают ставить башни, органично вписывая их в ландшафт.

Любой закон отрабатывается, когда его начинают применять на практике. К сожалению, сразу хороший закон написать невозможно. За первые десять лет работы Градостроительного кодекса было принято 73 закона c поправками к содержательной части. И это нормально!

Теперь и Петербург, и Ленинградская область приняли решение об ограничении высоты застройки до 40 м. Если говорить о градостроительной составляющей качественной жилой среды, то она заключается, с моей точки зрения, в среднеэтажной застройке. В советских микрорайонах 1960-х годов среда неизмеримо лучше, чем в новостройках.

Что касается мирового опыта, стоит взглянуть на Мюнхен. Разрушенные войной памятники там восстановлены и очень качественно. Но жилые кварталы состоят из коробочек, высота которых жестко регламентирована. Когда рядом два дома, на четыре и шесть этажей, но одинаковой высоты, специалисту все понятно. Застройка частично брандмауэрная, частично – усадебная, когда между домами остается свободное пространство, это сохранено. Среда задается выверенным градостроительным регламентом.

Гамбург, Hafencity
Гамбург, район Hafencity

На периферии высотки допустимы, но центр должен быть выдержан в едином высотном регламенте.

– Сейчас модно ностальгировать по типовым советским микрорайонам. Но посмотрите на российские города, где доминирует типовая застройка. Образованные и энергичные люди стремятся из этой уютной среды уехать.

– Типовая застройка отвечала необходимости быстро обеспечить жильем большое число людей. Этим путем пошли все города, сильно разрушенные во время Второй мировой войны. И европейская массовая застройка отличается от нашей только чуть более высоким качеством зданий. Кварталы советских городов строились с учетом регламентов и потребностей людей. В итоге получилась не самая худшая городская среда и не самая худшая архитектура. Отток мозгов из городов – вопрос не архитектуры, а экономики. Из маленьких городов в мегаполисы люди приезжают в поиске возможностей. Большой город дает драйв, это так. Но посмотрите на московское метро, где поезда забиты битком уже на первой от депо станции. И здесь мы выходим по крайней мере на две составляющие качественной среды. И обе тесно связаны с экономикой.

Первая – транспортная. Житель петербургского спального района едет до работы около полутора часов. В развитых странах считается, что дорога не должна занимать больше 45 минут. Неважно, каково реальное расстояние, важно, за какое время получается его преодолеть. У жителей города Модиин, который находится между Тель-Авивом и Иерусалимом и практически не имеет рабочих мест, дорога занимает 20 минут.

Транспортный каркас должен обеспечивать такую же возможность жителю отдаленных районов Санкт- Петербурга и Ленинградской области, и это должно стать первоочередной задачей, а не отложенной на 10 лет. А вторая составляющая – наличие арендного жилья, которое обеспечивает свободу трудовой миграции и дает человеку возможность устраиваться на новом месте с доступным ему уровнем комфорта. Арендные дома могут различаться в соответствии с доходами потенциальных арендаторов, соответствовать эконом-, комфорт- или бизнес-классу, но не опускаться по своему качеству ниже определенного стандарта.

– Считается, что, как только мы понизим высотность и плотность застройки, автоматически улучшится среда. Но ведь насыщенный культурный и интеллектуальный «бульон», который отличает город от деревни, возникает только в местах с высокой плотностью населения.

– Плотность не должна быть одинаковой. Есть Америка одноэтажная, а есть Манхэттен. Интеллектуальные виды деятельности наверняка концентрируются в плот- ной части. У нас то же самое. Но нельзя все тотально уплотнять.

Сестрорецк
Сестрорецк

Не существует качества, одинакового для всех. Среда нуждается в разнообразии. Создавать ее чисто градостроительными методами, в отрыве от конкретных социальных условий и экономических прогнозов – утопия.

Архитектор создает лишь оболочку для качественной социальной среды, формируя разнообразную застройку. В пятиэтажке вы знаете всех соседей. В высотках вы знаете в лучшем случае тех, кто живет с вами на одной площадке. Но для молодого человека, которому соседи не очень интересны, 20-й этаж, откуда открывается вид на море огней, может оказаться комфортным. Чтобы высчитать, сколько нам надо типов жилья и каких, нужны социология и статистика.

Опять же страна большая, в каждом городе своя структура расселения, застройки, исторически сложившаяся среда, предпочтения, обусловленные историческими, социальными и иными факторами. Важно, как эта среда воспринимается жителями. Человеку из райцентра непонятно, как можно жить в окружении незнакомцев и тратить больше 15 минут на дорогу от дачи до дома. Они хотят ходить на работу пешком.

– А у девелоперов есть спрос на разнообразие решений?

– Да. В последние годы была мода на геометричные кварталы, на планировочные решения, нарисованные под линейку, со встроенными квадратными домиками. Но сейчас девелоперы зачастую просят проектировать более разнообразные пространства, формировать определенную среду в квартале, не бояться кривизны линий, закладывать свободные зоны для общественной активности – скверы, площади, дорожки для пешеходов, для велосипедистов и прочее.

Пространство должно отвечать потребностям частной и общественной жизни, давать простор для самореализации, занятий спортом, отдыха. А вот то, как пространства буду использоваться дальше, – это вопрос администрирования. Например, вопрос, будут ли использоваться жителями квартала спортивная площадка и школьные мастерские, должен решаться на муниципальном уровне. Проектировщик, со своей стороны, должен учитывать бюджетную составляющую при планировании новых кварталов. Проблема в том, как соотнести желания с возможностями.

Количество квадратных метров, создаваемых в стране, примерно одинаково каждый год. Я знаю это как член экспертного совета Госдумы по строительству. А вот количество построенных квартир увеличивается.

Понятно, что площади квартир уменьшаются, потому что люди не могут купить просторное жилье. Так что вопрос только в экономике. Будут ли способны петербуржцы покупать квартиры с иной средой, чем та, что сложилась в Кудрово, Девяткино? Если человеку негде жить и он покупает крышу над головой на последние, его мало интересует разнообразие.

Копенгаген, студенческий городок Тиетген
Копенгаген, студенческий городок Тиетген

Среда стоит денег, причем вполне определенных. Ведь жилье, которое идет по цене выше среднего, не назовешь некачественным.

Качество среды и бизнесом, и муниципальными властями пока понимается как что-то косметическое – лавочки, клумбочки. Но закладывается оно в объемно-пространственных архитектурных решениях.

– Норм, заложенных в действующее законодательство, разве недостаточно?

– Федерация устанавливает минимальные требования к жилью в виде нормативов, планку, ниже которой опускаться нельзя. Дальше регионы и муниципалитеты могут поднимать эту планку, если власти видят, что у бюджета, у бизнеса и у жителей есть на это деньги.

Пока нелегко добиться даже минимально необходимого уровня – поликлиника, школа, детский сад. Но я надеюсь, что постепенно мы дойдем до строительства домов культуры, по крайней мере – помещений для досуговой активности, детской и взрослой, до клубов, мастерских в пределах кварталов.

В новых кварталах должны быть и торговые, и культурные центры, и пространства для общения– открытые и закрытые. Кстати, в 1980-е в Ленинграде появились кое-где дома с общественными помещениями на последнем этаже. Рассчитывали, что там будут свадьбы справлять, дни рождения. Тогда это оказалось не ко времени.

Но посмотрите: девелоперы уже рекламируют не только вид из окна, но и внутреннее устройство дома, и соседское сообщество, и велодорожки на территории, уличные тренажеры во дворах. Застройщики задумались о комфортной для покупателя социальной среде. За последние 20 лет появились кварталы, где ограничено движение транспорта, а дворы вообще закрыты для автомобилей. Но бизнес делает ровно то, на что у него хватает финансовых возможностей, и то, что будет ликвидно.

– Кстати, в случае с парковочными местами государство задает не минимум требований, а максимум. В результате дворы в новостройках «украсились» многоуровневыми паркингами, а автомобили паркуют по-прежнему на газонах и на проезжей части.

– Действительно, после покупки квартиры на парковочное место у людей, как правило, денег не остается. Но проходит два-три года, и если в проекте нет парковочных мест, то дворы начинают блестеть на солнце – они полностью заставлены автомобилями. Но это проблема не норм, а администрирования проекта.

Почему не сделать такие планировочные решения, при которых машину поставить просто некуда? Либо под землю, в паркинг, либо вы просто не можете подъехать к дому. В крайнем случае сможете сделать короткую остановку.

Если собственники жилья не могут купить место – сдайте в аренду. Гостевых парковок в новых ПЗЗ 12,5% вместо 4–6%, что были предусмотрены ранее. А если есть открытые парковки в достаточном количестве, подземные паркинги всегда будут пустовать на первых этапах.

Невозможно всех обеспечить всем – надо выбирать. Все решения должны быть продиктованы целевыми установками. Система должна идти от макроуровня к микроуровню. У нас есть закон о стратегическом планировании. За ним должно идти территориальное планирование, и только потом собственно строительство. Надо выбирать оптимальные решения.

– В плановой экономике мы это уже видели. Развитие городов шло не от человека, а от потребностей государства. А людей привязывали к месту пропиской.

– Тогда все регламентировалось очень жестко. А чтобы получить комфортную среду, система должна быть гибкой. Во всем, что касается городской среды, нужен длительный период подготовки, экспертной работы. А потом долгий мониторинг с внесением поправок, потому что какие-то идеи не сработали, что-то себя изжило, а что-то, наоборот, появилось.

Посмотрите, как реновируют городские территории в Германии. Девелоперу выделяется квартал на очень долгий срок, лет на 25. Он разрабатывает идеологию реновации. А затем что-то понемногу скупает, расселяя жителей, кто-то за это время и сам уезжает, и его недвижимость приобретается под снос или под реконструкцию. Какие-то планы и решения корректируются. Процесс длительный, держится на тонких настройках. Зато новая среда рождается постепенно, естественным образом. Плановую экономику советского периода не надо сравнивать с современной плановой экономикой. Планировать необходимо на макроуровне, задавая цели, планку качества, основные контуры будущей среды. Но не надо пытаться регулировать все до мелочей, до каждого гвоздя. Важно давать пространству развиваться, учитывая потребности и возможности, существующие на конкретных территориях.

Подготовила Наталья Цветкова

В печатной версии название материала — «Между свободой и регламентом» (журнал «Строительство и городское хозяйство», № 175, 2017 год).

Другие материалы по теме

X