жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

Неизбежный Музей Достоевского

Петербургские архитектуры в узком профессиональном кругу обсудили проект создания музея Достоевского на Кузнечном переулке. О необходимости появления в городе объекта говорят уже долгие годы, но до сих пор все упиралось в отсутствие площадей для размещения экспозиций. Несмотря на то, что архитекторы со скрипом проект одобрили, будущий музей назвали совсем не Лувром, а автора проекта Евгения Герасимова – далеко не Захой Хадид

ivolgaspb.ru

Петербургский архитектор Евгений Герасимов представил Совету по архитектурному и историческому наследию городского Союза архитекторов собственную концепцию развития музея Достоевского на тематической секции Рафаэля Даянова.

Еще за полчаса до начала заседания зал был полон, пришлось приносить дополнительные стулья и все равно сидячих мест всем не хватило, а в воздухе звенело ожидание скандала. «Я родился в Апраксином переулке, поэтому для меня концепция развития литературного музея одного из самых петербургских писателей крайне важна», — открыл заседание председатель Совета господин Даянов. Напомнив, что встреча является дружественной и проводится по просьбе самого автора концепции, архитектор передал слово директору музея. Тон обсуждению был задан изначально.

Наталья Ашимбаева, почти четверть века возглавляющая Литературный музей, сообщила, что еще в 1988 году было принято решение о расселении 6 квартир, расположенных по черной лестнице дома 5 по Кузнечному переулку, и передаче их под нужды музея. Однако до распада страны успели расселить только 3 квартиры.

По словам госпожи Ашимбаевой, музей задыхается от нехватки площадей, а главное, он не приспособлен для людей с ограниченными возможностями. Встреча в 2015 году с архитектором Евгением Герасимовым стала отправной точкой рождения идеи о строительстве в лакуне между зданиями 5 и 9 по Кузнечному переулку нового здания музея XXI века, который позволит мемориальную квартиру писателя полностью отдать под музей (сегодня в кухне этой квартиры располагается бухгалтерия музея), сделать новый вход, удобный для инвалидов, и создать дополнительные общественные пространства для музейной деятельности. «Впереди 200-летие Федора Михайловича Достоевского (2021 год), — напомнила она, — и новое здание музея к этой дате стало бы блестящим решением».

Пожертвовали сквером

Евгений Герасимов выступал в двух лицах сразу – как архитектор и как представитель благотворительного фонда «Петербург Достоевского», учредителями которого являются вместе с ним директор музея и Андрей Якунин, занимавшийся восстановлением Никольских рядов. Представление концепции господин Герасимов начал с рассказа о расселении за счет средств фонда 4-ой квартиры. Предстоит расселить еще две и тогда музей получит дополнительно порядка 300 кв. м и сможет перенести фонды и офис в эти помещения, полностью освободив мемориальную квартиру под музей. Новое же здание необходимо, по его словам, для размещения театрального и выставочного залов, библиотеки, кафе, магазина, гардероба, туалетов и удобного входа для людей с ограниченными возможностями. А еще террасы на крыше для общения в теплое время года, с которой будет открыт вид на купола Владимирского собора. Помимо здания фонд собирается благоустроить двор и создать проход-атриум между корпусами музея.

Для того, чтобы реализовать идею, необходимо получить у города земельный участок площадью 400 кв. м, на котором в настоящее время расположена небольшая зеленая зона. «Депутаты уже вывели этот участок из перечня территорий зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП), — заверил присутствующих Евгений Герасимов, — а во время последнего Петербургского Экономического форума благотворительный фонд подписал соглашение с городом о выделении данного участка под музей». Одним словом, большая предварительная работа проведена. Более того, проект успешно прошел городской Совет по инвестициям.

И все же не Лувр

И на заседании члены Совета по архитектурному и историческому наследию городского Союза архитекторов большинством голосов одобрили концепцию. Хотя внешний вид здания, предложенный архитектором (черный неотесанный гранит в сочетании медными плитами, по его мнению, коррелирующими с куполами Владимирского собора), большинству, явно, не понравился. Но высказать мнение удалось только Александру Брюллову. «Музей Достоевского – это все же не Лувр, — сказал он. — Примеры западной архитектуры, показанные нам, не соответствуют самому духу музея. Я, как член ИКОМОС (Национальный комитет Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест), считаю, что представленная концепция не допустима для Петербурга». А вот попытавшемуся высказать свое мнение заместителю председателя Совета Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александру Кононову слова не дали.

Stroypuls.ru предоставил эксперту возможность высказать свою позицию:

— Концепцию впервые вынесли на обсуждение. Да еще нагнали пол зала массовки. Есть много пищи для размышлений и много вещей, о которых можно дискутировать. Понятно, что продемонстрированный архитектурный облик совершенно не допустим для этого места. Такая архитектура имеет право на существование, но не в этом месте. Видеоряд модернистских музеев, который был представлен, сделан в таких городах, как Берлин, Лондон, Милан, Мадрид, которые прошли период разрушения целостного исторического облика, и малоизвестных городах в Европе, Азии и Латинской Америки. Мы не видим в этой подборке Праги, Кракова, Эдинбурга, тех городов всемирного наследия, к которым относится Петербург. Только Рим из нашей цепочки, представлен одним единственным музеем, который спроектировала Заха Хадид. Но этот модернистский музей находится все же не в центре Рима, а Евгений Львович – не Заха Хадид.

Что в этой концепции четко видно? Это новое здание площадью 1200 кв. м. В этом здании нет ни одного метра ни для фондохранилища, ни для сотрудников, ни под новые экспозиционные площади. Зато в нем есть Мощный театр, который занимает 3 этажа, с сопутствующей инфраструктурой, гримерками, опускающейся сценой. То есть это не музейное здание. Давайте называть вещи своими именами. Это театрально-лекционное здание. Потому что еще 2 этажа занимает лекционно-библиотечное пространство. Кафе. Магазин. И загогулинкой по краешку выставочный зал, единственное, что нужно музею. Мы видим агрессивную модернистскую архитектуру, которая, конечно, взрывает это место. С противоположной стороны Кузнечного переулка сохранилась родная этому месту застройка. Но даже с этой стороны, ИНЖЭКОН, рынок, построенный в 20-е годы, дальше здание 50-х годов (станция метро) – это все аллюзии классической архитектуры, никаким модернизмом здесь, конечно, не пахнет. И поэтому войти с таким модернистским проектом в историческую среду – опасный прецедент».

Поведение самого Евгения Герасимова свидетельствует о его неуверенности в правильности собственного решения. На вопрос, не хочет ли он изменить внешний вид здания, Евгений Львович заявил: «Я же не указываю, как вам писать статьи, почему вы мне указываете? Петербург Пушкина, Петербург Достоевского, современный Петербург – это разные Петербурги. Почитайте, что в начале XX века журналисты писали о здании магазина купцов Елисеевых на Невском проспекте. Тогда тоже считали, что «не вписывается». Время все расставит по своим местам и отделит зерна от плевел. Не понравится, снесут и построят что-то другое. Но я уверен, что будущие поколения будут гордиться этим зданием».

Другие материалы по теме

X