жк днепропетровская 37 евротрешка

Электронные торги начались с извинений. Дискуссия экспертов.

Первых посетителей сайта ждало сообщение: «извините за временные неудобства». Не все смогли пройти даже элементарную процедуру регистрации. Это была ожидаемая ситуация, утверждают эксперты, выигрывать будет тот, кто чисто технически окажется более подготовленным.

Илья Тычинский:

– Переход на общероссийские электронные торги в обязательном режиме ознаменован определенным коллапсом. Это была предсказуемая ситуация. Мы ожидали подобное развитие событий, поэтому все необходимые тендеры провели до Нового года.

Функционирование общероссийского сайта, который разрабатывают федеральное казначейство и Министерство регионального развития, до сих пор находится на стадии согласования. Это мешает решить массу вопросов.

Перед самым Новым годом пришли требования – канал связи необходимо защитить. А это 140 тыс. рублей и время. Почему нельзя было это сообщить за полгода?

Другой непростой момент – готовящийся пакет поправок к ФЗ-№ 94. Возможно, что-то будет отменено, изменено в процедуре торгов. Тогда систему нужно будет корректировать.

Кроме того, не все готовы к новому формату. Специалистов, которые будут заниматься торгами, следует готовить. Заказчикам – для того, чтобы разместить свою заявку и получить, что они хотят, а подрядчикам – чтобы выиграть. Поиск таких профессио­налов станет серьезной проблемой для госучреждений (школ, больниц и т. д.). В ближайшие полгода на торгах победителями будут выходить те, кто окажется более подготовленным.

Мы опробовали все пять электронных площадок. На каких-то сразу почувствовали неудобство связи, общения. Где-то введено неразумное ограничение по времени: только успеешь представиться, связь обрывается, набираешь номер – и все по-новому. А где-то и вовсе невозможно дождаться информации о прохождении регистрации.

У нас есть ряд опасений. Например, смогут ли пять площадок охватить всех потенциальных заказчиков и подрядчиков.

Под вопросом и наличие средств связи, которое обеспечит такой объем своевременной обработки информации. Ведь лавинообразный поток торгов – впереди.

Беспокоит и такой момент: пока нет требований к программ­ному продукту и оборудованию заказчиков. Я имею в виду совместимость программ заказчика и площадок, наличие соответствующих специалистов, способных поддерживать постоянную связь. Ведь мы переходим на принципиально новый информационный уровень взаимоотношений. С этой точки зрения особую тревогу вызывает готовность к электронным торгам муниципальных заказчиков. Думаю, их потенциал по стране очень разный.

Поскольку новая система только-только начала работать на региональном уровне, еще трудно оценить ее эффективность: нет достаточной статистики для анализа.

Что можно сказать в ее пользу? Сегодня предварительный сговор участников торгов невозможен, так выстроен двухступенчатый алгоритм составления заявки. За счет единого информационного сайта налажен контроль со стороны ФАС.

Однако и новая система не решает проблемы победы непрофессионалов за счет демпинга своих услуг и товаров. Но, с другой стороны, качество зависит от заказчика. Мы оплачиваем работы после приемки и ужесточаем требования к их качеству. Кроме того, контролируем процесс выпо лнения. Например, для мониторинга качества дорожно-ремонтных работ мы приобрели подвижную лабораторию, которая, не останавливая работы, делает все необходимые замеры. И мы заранее предупреждаем – делайте свои заявки взвешенно, реально рассчитывая на свои силы и возможности, контроль будет постоянный и серьезный.

Роман Глинкевич:

– Новая система размещения государст­венного заказа – электронные торги – за год работы в тестовом режиме смогла доказать свою эффективность. По крайней мере, она смогла снять целый пласт вопросов, связанных с процедурными нарушениями (оформление документов, сроки подачи и т. д.), поскольку все формальные процессы автоматизированы.

Участники торгов получили возможность самостоятельно отслеживать необходимую им информацию. В то же время до окончания торгов участники не знают о своих конкурентах, что до минимума снижает возможность ценового сговора. В общем и целом работа системы электронных торгов может быть оценена положительно.

Николай Чистяков:

– Действительность такова, что при недобросовестной организации аукциона один из участников торгов может быть аффелирован с организаторами. Его цель – либо получить лот по максимально возможной цене (обычно в таких случаях организатор находит законные основания выставить начальную цену на 50–100% выше рынка), или, отдав лот конкуренту, получить «откат» за отказ от торговли. Либо, при несговорчивом конкуренте, получить лот по любой цене, т. е. отдем­пинговать.

В первом случае организаторы стремятся не допустить других участников, кроме «своих». У них два пути: либо «тихий» аукцион, когда информация о нем маскируется так, что формально требования публичности выполнены, но и стороннему человеку узнать об объявлении аукциона проблематично; либо выдвижение специфических требований к участникам или предмету аукциона, выполнить которые может фактически только своя фирма. Можно постараться выкинуть участников по формальным (скорее, искаженно трактуемым) требованиям.

Во втором случае, если конкурент все-таки узнал об аукционе, смог удовлетворить всем его требованиям и не нашлось повода его выкинуть, ему предлагается коммерческий сговор: прекратить торги после первого шага и законтрактоваться по максимальной цене. Формально проигравшая сторона получает компенсацию в виде прямых выплат. Как вариант, если лотов несколько – разделить лоты между собой, но в любом случае по максимальной цене.

Если договориться не удалось, подставная фирма демпингует, забирая контракт по любой, минимальной цене. Чаще всего она и не рассчитывает осуществить поставку. Просто сорвет выполнение контракта. Поскольку зачастую это фирма-однодневка, то ей не страшны никакие юридические последствия этого действия. В итоге получаем бардак: цена низкая, а поставок нет. Либо качество не соответствует заявленному.

Считаю, что необходимо ввести дополнительные требования к участникам. Например, проверку финансового состояния: фирма должна существовать хотя бы года два, иметь оборот, соответст­вующий объемам поставок. Обеспечение необходимо вносить «живыми» деньгами и в размерах не менее 20% от объемов поставок. В случае поставки производст­венной продукции необходима проверка промышленных мощностей: соответствуют ли они планируемым объемам.

Геннадий Киркин:

– Новая система вносит корректировку в процедуру торгов – мы меняем инструментарий, а не принцип. Тем не менее проблемы аукционов, от которых хотели избавиться с помощью электронных торгов, до конца не решаются.

Если говорить о качестве, то электронная система ничего нового не вносит, так как главным критерием при отборе по-прежнему остается наименьшая цена. Опять телега впереди лошади! Чтобы решить эту проблему, нужно было сначала изменить ФЗ-94, а потом переходить на электронные торги.

Что касается коррупции – новая система повышает защиту, но не исключает сговор. Заказчик может сформулировать свои требования под конкретного подрядчика, вписать очень специфическое условие.

Я считаю, надо более ответственно прописать некие унифицированные требования к квалификации подрядчика, чтобы обеспечит минимальную планку качества. Сегодня это задает заказчик, что может быть элементом коррупции.

Госзаказ – это сложный вопрос. История торгов даже в России насчитывает сотни лет. Вопрос коррупции, добросовест­ности конкуренции всегда актуален.

Юрий Цыпкайкин:

– Опыта электронных торгов мы не имеем. Однако у нас огромный опыт по международным конкурсам. Так, стандарт требований Европейского банка реконст­рукции и развития (ЕБРР) предусматривает обеспечение тендерных заявок, предоставление банковских гарантий на авансовые платежи, обеспечения выполнения контрактов, обеспечения гарантийных обязательств и т. д. Все эти обеспечения и гарантии зависят от суммы контракта. Квалификационные требования к участникам, отсутствие начальной цены, гибкая и предельно прозрачная методология оценки результатов торгов значительно снижают риск возникновения коррупционных схем. Но даже они полностью не исключают сговора и риска выбора низкоквалифицированного и неблагополучного подрядчика.

Ирина Кравцова

Другие материалы по теме

X