жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

В интересах человека: о новых архитектурных проектах

Из-за отсутствия баланса в отношениях между архитекторами, бизнесом и властью удачных новых архитектурных объектов в Петербурге единицы. Участники строительного процесса ищут выход из ситуации.

Дома
Взаимодействие архитекторов, застройщиков и девелоперов должно быть творческим
Фото: severdol.ru

В стране давно назрела необходимость принятия федерального закона об архитектурной деятельности, но его никак не могут разработать. Петербургские архитекторы попытались самостоятельно выстроить взаимодействие между всеми участниками строительного процесса на конференции «Архитектура, бизнес и власть: поиск баланса», которая проходила в Союзе архитекторов.

По мнению генерального директора, главного архитектора персональной мастерской Сергея Цыцина, обрести баланс, найти точки соприкосновения между архитекторами, застройщиками и девелоперами и представителями органов законодательной и исполнительной власти очень важно, так как результатом станет возможность создавать интересные объекты для нынешних и будущих поколений петербуржцев.

Тот факт, что сейчас таких объектов в городе крайне мало, стал первым утверждением, с которым согласились все участники конференции. «Больших достижений нет или они исчисляются единицами, а негатива столько, что иногда оторопь берет», – выразил общее мнение почетный президент Санкт-Петербургского союза архитекторов, народный архитектор России Владимир Попов.

Как правило, ответственность за неудачные новые объекты возлагают на представителей бизнеса, застройщиков и девелоперов, отмечает генеральный директор персональной мастерской архитектор Анатолий Столярчук, тогда как на самом деле ее должны в равной мере разделять с ними и архитекторы. «Существует расхожее мнение, что архитектор – «белый и пушистый», творец и вообще единственная сторона, которая болеет за качество проекта, тогда как девелопер, кроме извлечения прибыли, ничего не видит и не желает, – говорит Анатолий Столярчук. – Я позволю себе с этим не согласиться. Архитектор своей концепцией, своим авторитетом и профессионализмом должен уметь убедить девелопера в необходимости принятия тех или иных решений, даже если они затратные. Тогда родится качественный проект».

При этом взаимодействие архитекторов, застройщиков и девелоперов обязательно должно быть творческим, уверена директор по строительству компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Екатерина Гуртовая. «Иначе ничего хорошего не получится, – считает она. – Без творческого взаимодействия сторон, как показывает практика, проект не будет удачным ни с какой точки зрения: ни с архитектурной, ни с коммерческой. Потому что в Петербурге, по нашим наблюдениям, даже покупатели жилья экономкласса обращают внимание на архитектуру, чего нет ни в одном другом городе страны, в том числе и в Москве».

Вице-президент банка ВТБ Александр Ольховский убежден, что во взаимоотношениях архитектора, застройщика и девелопера никакого противостояния и проблем не существует. Но при том условии, что речь идет о профессионалах. «Однако очень часто девелоперские компании таковыми по сути своей не являются, а представляют собой еще недавно занимавшиеся совсем другим бизнесом структуры, – размышляет Александр Ольховский. – Это одна из больших проблем не только нашего города, но и России в целом – низкий уровень управления проектами».

Дома
Ответственность за неудачные новые объекты возлагают на застройщиков и девелоперов, тогда как на самом деле ее должны в равной мере разделять с ними и архитекторы
Фото: domofoto.ru

И хотя потребитель обращает внимание на архитектуру, в нынешней сложной экономической ситуации он все же не готов за нее доплачивать, так как у него на это просто нет денег. Однако это не может служить оправданием низкого качества проектов. Качество упало совсем по другой причине: из-за тотального снижения уровня профессионализма как авторов, так и исполнителей архитектурных решений, считают эксперты.

«Мы упустили целое поколение профессионалов, и сегодня во всех отраслях от этого страдаем», – говорит архитектор, руководитель архитектурного бюро «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов.

Но при удачном стечении обстоятельств грамотные исполнители и заказчики все-таки находят друг друга. «И если альянс архитектора и девелопера профессионален, в нем может и при разумном бюджете родиться интересный и эстетичный проект», – уверен Александр Ольховский. Находить дорогу друг к другу профессионалам могли бы помочь и архитектурные конкурсы, как это происходит, например, в Финляндии.

«Не секрет, что в нашей среде большой процент безработицы, многим фирмам с именем недоступны тендеры из-за драконовских условий», – говорит президент Санкт-Петербургского союза архитекторов Олег Романов. По его мнению, архитектурные конкурсы могли бы способствовать решению этой проблемы. Кроме того, они могли бы принести огромную пользу обществу, в лучшую сторону повлиять на качество городской застройки. В советское время архитектурные конкурсы были обычным делом, но потом от них отказались. Сейчас усилиями комитета по градостроительству и архитектуре традиция проведения архитектурных конкурсов постепенно возрождается.

Владимир Попов считает, что возвращения в практику ждет не только она: многое из достижений советских времен было забыто несправедливо и напрасно. А в том, что пришло на смену утраченному, далеко не все работает эффективно.

«Как это часто бывает в нашем не очень счастливом отечестве, вместе с ребенком мы выплеснули и родителей, и само то дело, которым занимаемся, – говорит Владимир Попов. – Я хотел бы надеяться, что отпадет и перестанет мешать многое из того, что было наворочено в законодательной области, в области регулирования нашей сферы. Людей, которые сегодня занимаются законодательной деятельностью, я чрезвычайно уважаю за их титанический, эпохальный труд. Надеюсь, он станет результативным».

Гендиректор компании «ЯРРА Проект» Михаил Копков подчеркивает, что сейчас в Градостроительном кодексе нет даже четкой формулировки понятия архитектурной деятельности. «Отсутствует также четкое юридически оформленное понятие авторского права на архитектурное произведение, – говорит Михаил Копков. – Только архитектор видит конечный результат проектирования, но при этом он не имеет возможности в полной мере воздействовать на реализацию своего замысла. А это способно приводить к снижению качества архитектуры».

 

Дома
Архитектор должен уметь убедить девелопера в необходимости принятия тех или иных решений, даже если они затратные
Фото: severdol.ru

У архитектора, эксперта-консультанта по вопросам сохранения объектов культурного наследия Алексея Комлева к действующим нормам еще больше претензий. «С градостроительной политикой ничего не понятно, – утверждает он. – Нет правопреемственности, один закон исключает другой». В качестве примера Алексей Комлев приводит ситуацию с принятием нового Генплана, который будет разрабатываться в 2018 году, тогда как внесение изменений в ПЗЗ намечено на 2021 год. «Хочется понять, мы так и будем менять наше законодательство после вступления в силу нового Генплана, новых Правил землепользования и застройки? – задается вопросом Алексей Комлев. – Как долго это будет происходить? И что мешает за 2018 год, до принятия Геплана, решить проблемы, связанные с историко-культурными ограничениями в нашем городе?»

Партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и партнеры» к. ю. н. Дмитрий Некрестьянов считает, что сейчас проектировщик и архитектор вынужден буквально бежать за законодателем в попытке успеть соблюсти те нормы, которые постоянно меняются. «Пока он нарисует первый том, уже все поменялось, нужно перерисовывать», – говорит он.

Главный архитектор Петербурга, глава комитета по градостроительной политике и архитектуре Владимир Григорьев напоминает, что городские законы неизбежно должны меняться, поскольку меняются федеральные. Впрочем, подчеркивает он, главная задача градостроительной политики в Петербурге давно сформулирована и остается неизменной. Она состоит в сохранении исторического центра через его развитие, а также в развитии – через сохранение, конкретизирует главный архитектор города.

«Что касается новых территорий, то они должны развиваться по принципам комфортной городской среды, сбалансированной с точки зрения объектов жилищной, производственной и социальной сферы», – отмечает Владимир Григорьев.

Между тем развитие новых территорий по принципам комфортной городской среды успешным пока никак не назовешь. Так, по словам главы КГА, в микрорайонах типа Кудрово мелкая преступность на 30% выше, чем по городу в среднем. В новых районах не решены вопросы транспортной и социальной инфраструктуры, а громадные высотные дома заставляют жителей чувствовать себя дискомфортно.

Получается, с задачей обеспечения комфортного проживания граждан власть справляется не очень хорошо. Но действительность такова, что и у самих участников строительного процесса нет прямой заинтересованности в создании комфортной среды. В Петербурге, городе с мощнейшим архитектурным капиталом, уровень ответственности участников строительной сферы должен быть чрезвычайно высоким. На деле же инвесторы, девелоперы и застройщики зачастую действуют только в соответствии со своими экономическими интересами, а архитекторы служат лишь бизнесу и собственным амбициям.

«Но наша страна, вступив в ВТО, подписала положение о том, что такое строительная и архитектурная деятельность, – напоминает архитектор, генеральный директор персональной архитектурной мастерской Сергей Бобылев. – В меморандуме 1999 года написано, что первейший долг архитектора как профессионала – забота об обществе, которому он служит. Этот долг превалирует над личными интересами и интересами заказчика и опирается на три принципа: образование, компетентность и мораль. Но как законодательно это закреплено и кто представляет интересы этого общества?»

По мнению специалистов, все эти понятия должны быть прописаны в новом законе об архитектурной деятельности, который находится в процессе разработки. Но когда этот закон появится и будет ли он хотя бы приемлемым – пока сказать невозможно, хотя еще недавно архитектурное сообщество имело все основания надеяться на лучшее.

«Долгое время Союз архитекторов России пытался достучаться до Госдумы, чтобы она взялась за этот закон, потому что нынешний не соответствует сегодняшнему дню, – рассказывает Олег Романов. – Затем на деньги НОПРИЗа провели тендер и юридической фирме-победительнице поручили создать этот закон. Очень важно, чтобы он появился, чтобы не исчезли сами понятия об архитектуре, архитекторах и творчестве».

По словам Олега Романова, приходится констатировать, что замечания и предложения Союза архитекторов, учтенные в первой редакции, из третьей практически все исчезли. Дмитрий Некрестьянов считает, что, хотя закон об архитектурной деятельности действительно необходим профессиональному сообществу, он вряд ли появится в ближайшее время. «Государство даже работу СРО регулирует через Градостроительный кодекс, а не отдельным законом, – напоминает Дмитрий Некрестьянов. – Архитектор интересует государство только там, где идет строительство и проектирование, а когда эти процессы заканчиваются, про него забывают».

Однако, по мнению депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Бориса Вишневского, главная проблема связана вовсе не с нормами и их отсутствием или изменчивостью. «У меня нет ощущения, что преступность в новых районах выше на 30%, например, из-за неудачных ПЗЗ, – говорит Борис Вишневский. – Видимо, для этого есть другие причины, хотя, конечно, когда на окраинах города начинают строить, как я их называю, «человейники», где одни только высотные дома и нет ни зелени, ни инфраструктуры, это в худшую сторону влияет на криминогенную обстановку».

Борис Вишневский обратил внимание профессионального сообщества на то, что, обсуждая взаимоотношения архитектора, бизнеса и власти, специалисты забыли об интересах человека – жителя города. «Законодательная и исполнительная власть, правоохранительные органы и даже, страшно сказать, застройщики существуют только для одного: чтобы реализовывать общественные интересы и соблюдать права граждан», – напоминает депутат. Возможно, если все перечисленные структуры действительно будут работать ради того, кому обязаны самим своим существованием, необходимый баланс найдется сам собой?

Оксана Ермошина

Другие материалы по теме

X