жк днепропетровская 37

Вместо ЗСД мы должны были построить тоннель

Россия сильно отстает от других стран по темпам и технологиям освоения подземных пространств, сейчас в стране под землей ничего не строится и даже не проектируется – на то нет политической воли. О том, какая государственная поддержка нужна строителям, и о переходе на долгосрочное планирование для создания подземного города-сада рассказал генеральный директор Объединения подземных строителей и проектировщиков Сергей АЛПАТОВ.

Сергей Алпатов
Сергей Алпатов

В 2016 году Петербург принимал международную конференцию по развитию подземного пространства ACUUS. Расскажите, пожалуйста, об ее итогах. Какие из решений конференции удалось реализовать в 2017 году?

– Серьезный итог Всемирной конференции Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов – подписание рамочного соглашения между ACUUS и комитетом по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ), заключенного по инициативе вице-губернатора Игоря Албина. Такое соглашение с органом городской исполнительной власти ACUUS заключил впервые. Его суть в информационном обмене, что для нас очень важно. По соглашению мы еженедельно получаем дайджест самых важных событий в освоении мирового подземного пространства, нам присылают информацию по 5–10 объектам и последним, новейшим технологиям.

– В этом году должна пройти очередная, XVI конференция подземных строителей. Где она пройдет? Какие темы планируется вынести на обсуждение?

– Очередная Всемирная конференция пройдет в Гонконге в ноябре 2018 года. Гонконг – один из передовых мегаполисов по современным технологиям, в том числе по освоению подземного пространства. В отсутствие территории и при необходимости обеспечивать экологические стандарты, в том числе по зеленым насаждениям, подземное строительство для них важно. Мы предлагаем органам исполнительной власти Санкт-Петербурга направить на эту конференцию специалистов, отвечающих за развитие подземного пространства, из разных комитетов. Чем больше представителей нашего города смогут посетить эту конференцию, посмотреть, что и как делается в Гонконге, тем лучше. Мы чувствуем, что заинтересованность есть, но решение пока не принято.

– Можем ли мы почерпнуть какой-то предметный опыт по освоению подземного пространства из общения с зарубежными коллегами?

– К сожалению, объемы подземного строительства в России чрезвычайно малы, и потому мы не обладаем тем опытом, который есть сейчас в мире. Безусловно, этот опыт надо перенимать. Сегодня подземные сооружения – это верх архитектуры. Кроме того, при российских погодных условиях, когда большая часть страны расположена на севере, выбор стоит сделать в пользу подземных сооружений. Мы же строим ЗСД, а не тоннель, хотя он был бы выгоден и с точки зрения эксплуатации: не надо снег убирать, выхлопы автомобилей не загрязняют воздух, так как проходят систему очистки на пути к поверхности земли, нет шума, от которого страдают жители, чьи дома расположены вблизи скоростных трасс. Но об этом никто не думает. Возможно, это связано с постоянной ротацией кадров, а ведь именно профильные городские структуры, и прежде всего комитет по строительству, должны формировать долгосрочную стратегию развития строительной отрасли, в том числе развития подземного пространства.

– В Петербурге фактически единственным объектом подземного строительства уже много лет является метро. Что еще можно строить под землей?

– Есть предпроектные эскизные проработки по комплексным подземным транспортным узлам, варианты освоения подземного пространства под Сенной и Театральной площадями. Для того чтобы они превратились в реальные проекты, готовые к воплощению, понадобится год-два. Но нужна политическая воля. Кто-то должен принять решение, что комплексное освоение подземного пространства является приоритетным направлением на долгосрочную перспективу. В городе сегодня жить некомфортно. Например, поход в театр. Надеваешь красивый костюм, модные туфли, а потом два квартала бежишь под дождем, потому что припарковать машину в центре негде. Или поход в магазин. У крупных торговых комплексов есть парковки, но они наземные, и ты под дождем и снегом должен перекладывать продукты из корзины в багажник. А если бы были подземные парковки, насколько комфортнее чувствовал бы себя человек?

Тоннель
Фото: pxhere.com

Идея, которую наше Объединение продвигает уже не один год, – это создание комфортных условий проживания. Человек должен под землей оставить машину, купить все необходимое, посетить фитнес-центр и, пройдя по подземной галерее, подняться на лифте в свою квартиру, как это могут делать, например, жители Монреаля (Канада). При наших климатических условиях, когда в Якутии термометр показывает минус 80 градусов, а в Петербурге зашкаливает количество осадков, освоение подземного пространства практически единственный путь к нормальным условиям проживания.

– Знаете ли вы о каких-либо конкретных планах городской власти по развитию подземного пространства?

– Ничего не строится и даже не планируется в должном объеме. Для того чтобы начать строить метро, нужно пять лет на проведение изысканий, разработку проекта, получение экспертного заключения. И даже если вдруг появятся деньги, мы не сможем начать строить метро, потому что у нас нет готовых проектов.

Проектирование не требует больших затрат. Давайте хотя бы на него выделим деньги. И проектировать, кстати, надо не так, как делали это 50 лет назад от точки А к точке Б, проектировать надо комплексно, создавая подземный город-сад. Мы живем одним днем, не смотрим дальше трех лет, а во всем мире развитие подземной инфраструктуры планируется на 25–50 лет вперед, резервируются участки земли, принимаются технические решения и т. д. Мы сегодня об этом не думаем. Мы думаем о том, как выжить, а не о том, как сделать лучше.

– У вас есть рецепт, как решить проблему?

– С 2012 года мы говорим о необходимости изменений в законодательстве. Инвесторам нужны гарантии того, что они смогут брать подземные объекты в собственность или в долгосрочную аренду. За счет комплексности строительства подземных сооружений, в которых заинтересован инвестор (а это подземные галереи, объекты здравоохранения, спорта, общепита, услуг, торговли, которые быстро окупаются), мы можем серьезно ускорить темпы подземного строительства, не забывая про метрополитен как основу комплексного освоения подземного пространства.

Но главное – понятие «подземный объект» вообще отсутствует в нашем законодательстве, юридически нет такого термина. Эти вопросы надо решать. Кто будет решать? Общественные организации могут дать толчок, обозначить проблемы, но дальше этим должны профессионально заниматься органы власти. Наверное, есть смысл создать специальный орган, который целенаправленно будет заниматься комплексным освоением подземного пространства, комитет, который объединит все усилия. И петербургские власти это понимают. Во всяком случае, мне кажется, что процесс сдвинулся с мертвой точки. Например, Вадим Александров, президент Объединения подземных строителей и проектировщиков, стал спецпредставителем губернатора по освоению подземного пространства. Мы выступили с инициативой по созданию рабочей группы по комплексному освоению подземного пространства. Процесс административно длительный, но список членов группы уже пофамильно согласован.

Мировая практика свидетельствует о том, что только при условии государственной поддержки возможна успешная реализация крупных инфраструктурных проектов с длительным сроком окупаемости, которые позволяют эффективно решать актуальные транспортные проблемы мегаполисов, сохраняя при этом их архитектурное своеобразие и экологическое благополучие, формируя комфортную и безопасную городскую среду. Для развития подземного строительства нужна политическая воля, а инвесторы появятся.

Лилиана Глазова

Похожие сообщения

X