жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Нет простых решений

Игорь Николаевич, отработав 100 дней в новой должности, какие ключевые изменения в управлении жилищно-коммунальным хозяйством вы считаете необходимым реализовать?

Игорь Албин
Албин Игорь Николаевич

Вице-губернатор

Санкт-Петербурга

– С первого дня работы в Петербурге у меня сложился тесный контакт с независимыми экспертами, депутатами Законодательного собрания, мы вовлекаем в работу органы местного самоуправления и общественные организации. Только открытая, публичная, гласная позиция позволяет выработать верные решения. И этот принцип информационной открытости сопровождает все мои 100 дней работы.

Ознакомившись с ситуацией в городском хозяйстве, я понял, что мы можем значительно повысить качество предоставляемых коммунальных услуг за счет решения трех ключевых задач. Первая – надлежащий учет коммунальных инженерных систем и ресурсов. В этом году совместно с ресурсоснабжающими организациями началась работа по актуализации этих данных в Южной части города (Московский, Фрунзенский, Пушкинский, Колпинский, Кировский, Красносельский районы), в рамках которой проводится инвентаризация всех инженерных систем. Это одна из основных задач 2015 года. У нас появится полная база данных по жилым и нежилым помещениям, по инженерным коммуникациям, приборам учета и т. д. Четкое понимание, чем мы обладаем, позволит нам выйти на экономически обоснованные тарифы будущих финансовых периодов.

Вторая задача – формирование комплексных инвестиционных программ естественных монополистов. Когда по осени мы выявляли потенциально опасные участки на теплосетях и сопоставляли их с программами модернизации, то увидели, что они практически не совпадают. Поэтому еще в ноябре я поставил задачу максимально синхронизировать этот процесс. И сейчас уже можно сказать, что некий порядок в нашем бюджетном планировании нам удалось навести. Такой же принцип внедряется и при подготовке краткосрочных программ капитального ремонта многоквартирных домов. Когда одновременно ремонтируются магистральные и внутридомовые сети. В программе нынешнего года мы уже отчасти это сделали. А в 2016 году комплексный подход будет требованием ко всем адресам, попавшим в краткосрочную программу.

Еще одна задача – привлечение федеральных средств. Меня удивило, что последние годы Петербург не участвовал в программах Фонда содействия реформированию ЖКХ, хотя это реальная возможность привлечения федерального финансирования.

К примеру, на приведение в нормативное состояние инженерных сетей, в том числе на субсидирование процентной ставки по кредитам, привлекаемым на их модернизацию, в Фонде заложено 15 млрд рублей. А мегаполис, где есть проблемы и с теплоснабжением, и водоотведением, даже не пытается претендовать на часть этих средств. Должен отметить, городские чиновники исполнительных органов власти недостаточно активно работают со своими коллегами федерального уровня. Поэтому я поставил перед подведомственными комитетами задачу усилить эту работу.

В этом году нам предстоит добиться финансирования по мероприятиям, предусмотренным федеральным антикризисным планом, с одной стороны, а с другой – будем добиваться полноценного участия в обеспечении заявок на бюджет 2016 года и трехлетнюю перспективу. Это тоже технология. С мая по сентябрь идет бюджетная кампания 2016 года. Нам важно «просканировать» расходные полномочия федерального бюджета, изучить федеральные целевые программы, адресную инвестиционную программу, ведомственные расходы и подготовить заявки на получение федеральных средств. Я считаю, что это очень важное направление нашей работы.

Проверка снегом

– Январские снегопады вновь стали причиной волны недовольства горожан неудовлетворительной уборкой Петербурга. Очевидно, что это не проблема отдельно взятого губернатора, вице-губернатора или руководителя комитета. Это системный сбой, межуровневая разобщенность в принятии решений по уборке, нестыковка механизмов ответственности и т. д. Можно ли исправить эти системные ошибки?

– Вы совершенно правы, когда говорите, что дело в межуровневой разобщенности. Я был сильно удивлен, когда на первом заседании штаба по благоустройству не было представителей почти половины служб, отвечающих за уборку в городе: ЗСД, КАД, органов власти, отвечающих за социальную инфраструктуру, ГАТИ, службы эвакуации, сотрудников ГИБДД. Пришлось заседание перенести. И первое, что мы сделали, собрав всех, – разграничили зоны ответственности, кто за что отвечает.

Поразило и то, что построенные за бюджетные средства десять снегоплавильных пунктов, общей мощностью 6,5 млн кубов снега, практически не используются. Начинаю разбираться: почему? Оказалось, невыгодно, потому что у «Водоканала», на балансе которого они находятся, налажен строгий учет: сколько снега привезли, каким транспортом. Да еще и счета к оплате выставляются. В итоге дорожные организации и коммунальные хозяйства вывозят снег куда угодно, только не на снегоплавильные пункты. Эту практику пришлось менять. По крайней мере, все дорожные организации понимают, что если снег не попал на снегоплавильный пункт, эта работа не будет учтена и оплачена. В итоге за два месяца у нас уже почти 700 000 кубов утилизировано на снегоплавильных пунктах. Такого не было в прошлые годы даже за всю зиму, а экономия на снеге превысила 200 млн рублей.

И если с дорожными службами мы разобрались, то предприятия коммунального комплекса по-прежнему не везут снег, куда положено. Все дело в тарифе. Выяснилось, тариф для дорожных организаций за кубометр – 140 рублей, а для коммунальных – 13 рублей. А значит, за утилизацию снега на пунктах они получают из бюджета в десять раз меньше. Какой вывод? Надо усреднить тариф. Вышли на сбалансированное решение, и теперь есть уверенность в том, что и коммунальные службы повезут снег на снегоплавильные пункты.

Есть еще одна проблема. В городе порядка 40 площадок для временного хранения снега во время обильных снегопадов. Но пользоваться ими следует только в случае крайней необходимости. Однако снег на эти площадки складировался постоянно. Решили и эти площадки передать «Водоканалу». Потому что первое, что сделает Феликс Кармазинов, это поставит шлагбаум и начнет считать деньги, объем снега и транспорт. Приходится принимать и такие решения. Но на то и щука, чтобы карась не дремал. Вот я и играю роль той самой щуки в работе с коммунальными и дорожными организациями. Предприятия всегда в поисках наиболее простых решений, а наша задача заставить их работать комплексно.

– Это точечные решения по наведению порядка. Но, может быть, следует разработать «дорожную карту» по устранению системного разлада при уборке городских территорий?

– Вы абсолютно правы. Мы впервые разработали комплексную программу уборки города от снега, которая была принята в конце февраля. В этой работе участвовали все соответствующие службы. Когда разграничены зоны ответственности, понятно, куда бежать, что делать и в какой последовательности. Так сотрудникам проще выполнять свои прямые обязанности, а руководству и надзорным органам контролировать. Кроме того, мы начали работу по диспетчеризации всей уборочной техники. К марту необходимым оборудованием оснащено 30% техники, к маю – эта работа будет завершена.

– Достаточно ли сегодня материальных и трудовых ресурсов для уборки города?

– Трудовых ресурсов не хватает, существует дефицит, но это не критично. Есть небольшая проблема, связанная с оттоком мигрантов. Уехавших выходцев из ближнего зарубежья надо замещать, а для этого создавать социальные условия, поднимать уровень оплаты труда и престиж профессии. Где-то по дефицитным специальностям можно пойти на предоставление специализированного жилья.

Как поедем …

– Уже весной в Петербурге начнутся ремонты дорожной сети и есть вероятность, что это вызовет недовольство со стороны автомобилистов, поскольку сфера организации движения и ремонтных работ, мягко говоря, тоже всегда не очень продуманы. Что будет предпринято для предотвращения сложной дорожно-транспортной ситуации весной, летом и осенью?

– Наверное, следует сказать, что это не моя зона ответственности, за ремонт дорог отвечает комитет по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ), подведомственный другому вице-губернатору. Однако я вижу проблему и обсуждал ее с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко. Дело в том, что за содержание дорог отвечает комитет по благоустройству, а за ремонт и строительство – КРТИ. Я считаю, что это неправильно. Дорожное хозяйство – это единый блок. Чтобы дороги были хорошими, необходимо, чтобы вся система управления находилась в одних руках. Так как это отношения с подрядчиками, с проектировщиками, в том числе финансовые.

Я обратил внимание на то, что после ввода дороги комитет по благоустройству принимает ее на баланс с большим опозданием. Как выяснилось, это связано с тем, что сотрудники этой структуры не имели никакого отношения к подготовке задания на проектирование, они не знают, что берут на баланс: какие материалы использованы, есть ли ливневая канализация, почему нет тротуара и электроосвещения, не понимают в целом, какого качества эта дорога. Меня очень беспокоит положение с дорогами общего пользования. Надеюсь, что губернатор меня услышал.

Я настаиваю, чтобы дороги вернули в один блок, не важно, кто из вице-губернаторов этот блок будет курировать, Албин или кто-то другой.

– В мае в Петербурге начнет работать система платных парковок. И хотя это тоже не зона вашей ответственности, все-таки как вы относитесь к этому нововведению?

– Организация платного парковочного пространства – это не что иное, как ограничительная мера, чтобы сократить присутствие транспорта в центральной части города. Это цивилизованный путь. В Москве платные парковки были введены год назад. Поначалу была негативная реакция. Но сегодня порядка стало больше. И это все понимают.

Очень правильная позиция московских властей: все средства, собранные от парковок, оставляют на развитие тех районов, где они собраны. Мы тоже должны пойти по этому пути. Уверяю вас, задача не в том, чтобы заработать, а в том, чтобы ограничить количество автотранспорта в центре города.

– Как улучшить дорожное движение и освободить город от пробок, в которых он уже сегодня задыхается?

– В настоящее время уровень автомобилизации страны и Санкт-Петербурга достиг европейских показателей – 230 автомобилей на 1000 человек. Но есть ли у нас европейские дороги? Нет. Сеть дорог общего пользования недоразвита. В итоге трафик, пробки, которые создают неудобства для автовладельцев, грузовладельцев и пешеходов. Россия не первая страна, которая с этим сталкивается, мы изучали мировой опыт.

Чтобы улучшить ситуацию, предстоит работать по нескольким направлениям. Первое – повышение качества работы и престижа общественного транспорта. Второе – развитие дорожной сети и умная организация движения транспорта. Только за счет внедрения оптимальной системы организации дорожного движения (регулировка светофоров, наличие перехватывающих парковок, переходно-скоростные полосы, нормальные перекрестки) можно на 20% улучшить трафик. Третье – исключение транзита через центр города, и его перевод на так называемые хорды. Эта задача в Петербурге отчасти решена. Четвертое – создание реверсивных полос: каждое утро движение в центр города, вечером – в обратном направлении. Важно создать условия для увеличения проезжей части во время максимального трафика.

– Чтобы переориентировать горожан с личного автотранспорта на общественный, необходимо наладить и значительно расширить маршрутную сеть городского транспорта. Что планируется делать в этом направлении?

– Общественный транспорт должен быть доступным и комфортным. Прежде всего за счет организации дорожных маршрутов. Мы продлили обслуживание городских маршрутов ныне работающим компаниям еще на год. Причина понятна: нестабильное положение в региональной и национальной экономике. Подвижной состав подорожал примерно на 50%, включая продукцию белорусских производителей, и на 60–70% выросли в цене запчасти. То есть проводить новый конкурс в этом году экономически нецелесообразно. Но продлевая контракты, мы параллельно ужесточаем требования к перевозчикам как в отношении подвижного состава, так и по мерам безопасности.

Я считаю, что независимо от формы собственности каждый перевозчик должен быть подвергнут диспетчеризации, оборудовать все транспортные средства датчиками, которые позволяют контролировать маршрут следования, соответствие расписанию, избежать перепробегов и отклонений от маршрута. Продлевая контракты на 2015 год, мы это требование заложили. До конца года надеемся ввести 100%-ю диспетчеризацию всего общественного транспорта, включая коммерческий.

Что касается менее качественного обслуживания социальными автобусами, то постепенное выравнивание стоимости проезда должно привести к тому, что людям будет все равно, каким – коммерческим или социальным – транспортом пользоваться. Главное, чтобы автобусы, троллейбусы и трамваи были удобными и надежными.

Программная упаковка отходов

– Вернемся к вашим непосредственным полномочиям. Серьезная проблема в городе – обращение с твердыми бытовыми отходами. Готов ли город создать условия для развития отрасли по обращению с твердыми бытовыми отходами (ТБО)?

– Это отдельная большая тема. Я удивился тому, что каждый третий человек, приходящий в мой кабинет, так или иначе касается темы ТБО. Наш первый шаг был простой: мы унифицировали тариф на вывоз ТБО. Но полноценной системы обращения с отходами в городе пока нет, потому что она включает в себя строительные отходы, ТБО, особо опасные и медицинские отходы. И все это в компетенции разных ведомств. Кроме того, мы работаем с полигонами, которые исчерпали свои возможности. У нас каждый год проблема с лицензиями, то «Новоселки», то «Красный Бор».

Еще одна проблема: мы не имеем представления по объемам коммерческих отходов. Более или менее понятны объемы и тарифы в жилищном фонде, а вот информации по отходам, генерируемым коммерческими структурами (магазины, предприятия общепита, фермы) нет никакой.

Моя задача как руководителя – выйти на взвешенное решение, связанное со всей процедурой работы с отходами. Программа должна быть комплексной: учитывать все виды отходов (особо опасные, промышленные, строительные, бытовые отходы) на всех этапах их жизненного цикла (образование, сбор, транспортировка, фракционное разделение, переработка, утилизация).

Занявшись этой темой всерьез, я увидел, что комплексной системы обращения с отходами не только в Петербурге, но и в России не существует вообще. Нет ни одного законченного проекта, связанного с переработкой ТБО.

Сегодня мы только в первом приближении понимаем, куда идти. И нам здорово помогает в этом федеральное законодательство: приняты поправки к Федеральному закону № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», в рамках которого в ближайшее время появится региональный оператор по обращению с ТБО.

– Какие конкретно проблемы будет решать такая программа и комплексный учет?

– В этом случае возникает экономика, и появляются деньги на переработку бытовых отходов. Известно, что проекты эти довольно затратные.

Но с помощью общественников, депутатов городского парламента, органов местного самоуправления мы сформируем такую цивилизованную модель обращения с отходами уже в 2015 году и предложим ее к финансированию.

Также начнем работу по поиску будущих полигонов. Не секрет, что у нас вновь возникли проблемы с полигоном «Красный Бор». И хотя решение сегодня принято, средства найдены, лицензия будет продлена, надо как можно быстрей переходить на комплексную переработку, потому что возможности этого полигона исчерпаны. А отходы продолжают образовываться, и их надо где-то хранить. Понятно, что без комплексной программы и надлежащего контроля мы создаем себе новые проблемы. Свою задачу вижу в том, чтобы такая программа появилась как можно скорее.

Существующие сегодня в Санкт-Петербурге предприятия занимаются разделением отходов на фракции: дерево, пластмасса, стекло, бумага, металл, пищевые продукты. Но этого явно недостаточно. Нужно заниматься и дегазацией полигонов, и утилизацией части отходов.

Вот мы начали дегазацию полигона «Новый Свет-ЭКО», извлекаем метан, производим тепло и электроэнергию. При этом себестоимость киловатт/часа энергии на самом современном оборудовании получается 10 рублей, а цена на оптовом рынке 1,5 рубля. Экономика не складывается. Кто возместит разницу? Кроме того, после дегазации порядка 40% отходов все равно остается, это так называемые «хвосты», их надо утилизировать. Это опять захоронение. Чтобы решать «мусорные» проблемы, необходимо формировать экономические стимулы и совершенствовать законодательную базу на федеральном и региональном уровнях. Одновременно в рамках региональных программ необходимо систематизировать и выстраивать работу по обращению с отходами.

Лилиана Глазова

Строительство и городское хозяйство №155 март 2015

Другие материалы по теме

Другие материалы по теме не найдены.
X