жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

Инновации между двумя кризисами

Инновации между двумя кризисами

В начале было не слово

С самого начала своей почти 20-летней истории журнал «Промышленно-строительное обозрение» специализировался на мониторинге производимой на предприятиях обрабатывающей промышленности продукции, а также на продвижении новых, зачастую едва только появившихся на отечественном рынке технологий и материалов. Изначально речь шла о разработках, предназначенных для производства строительных работ, чуть позже – для предприятий стройиндустрии и, наконец, для промышленности и энергетики.

В этом тематика издания полностью отвечала революционной для строительного рынка эпохе, когда начиная с середины 1990-х годов в обиход вошло множество новых стройматериалов, которые по своим показателям превосходили традиционно применяемые в отечественном строительстве.

Внедрение этих материалов и технологий было направлено на повышение производительности труда, рентабельности производства, становилось импульсом для развития сырьевого рынка и активного роста импортозамещения.

В середине 2000-х годов спрос едва ли не на каждый товар превышал предложение: объем продаж стройматериалов ежегодно прирастал до 30% по некоторым видам товаров, а предприятия стройиндустрии каждый год увеличивались на 150–200 новых заводов и комбинатов.

Уже к 2007 году производство строительных материалов стало чрезвычайно выгодным: рентабельность, по оценкам экспертов, достигала 40%, а низкие риски при долгосрочном планировании казались достижимыми, в том числе благодаря национальным проектам. В этих условиях поставщикам незачем было рекламировать свою продукцию как инновационную, чтобы увеличивать продажи.

Как следствие, несмотря на строительный бум середины 2000-х годов, в наибольшей степени связанный с появлением на рынке импортных и отечественных перспективных материалов и технологий, слова «инновация», «инновационный» для описания продукции стройиндустрии практически не применялись. Для характеристики новинок использовались более привычные термины: высокотехнологичный, уникальный, эффективный, передовой, технически непре- взойденный, не имеющий мировых аналогов, принадлежащий к новому поколению и так далее.

Вместе с тем само понятие инновационного стройматериала или технологии уже существовало – в 2007 году журнал впервые выступил информационным спонсором конкурса «Инновация-2007», проходившего в рамках выставки «Балтийская строительная неделя» с 2005 года.

Инновационная составляющая публикаций в журнале «Промышленно-строительное обозрение» без учета спецвыпусков «Инновации» 2009–2011 гг.

Иное дело – обрабатывающая промышленность. В 2007 году в интервью журналу глава Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) обозначил путь к повышению конкурентоспособности городской промышленности через рост доли продукции высоких технологий и радикальную модернизацию действующих производств, процитировав слова губернатора Валентины Матвиенко: «Нельзя и дальше рассчитывать на бурный экономический рост, пытаясь давить сок из выжатого апельсина».

Другими словами, промышленность города, который входил в тройку лидеров по уровню научно-технического инновационного потенциала среди субъектов Федерации, больше всего нуждалась в скорейшей реализации этого ресурса. Конкретные меры для достижения этих целей нашли отражение в Комплексной программе мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы с привлечением городской и федеральной поддержки, как финансовой, так и организационной.

Многоликие новинки

Обращение к идее инновационного развития экономики возникло не с нуля. К 2008 году уже 35 субъектов Федерации заявили о принятии программ инновационного развития, 45 вузов занимались подготовкой и переподготовкой кадров по направлению «Инноватика». Первым из них стал СПбГПУ, на протяжении 1999–2004 годов он оставался единственным университетом, где велось обучение специалистов по инноватике.

050.jpg

С 1992 года в стране успешно действовал Российский фонд технологического развития (РФТР), с 1994 года – Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, которые до появления РАВИ были единственными источниками посевного финансирования предприятий, осваивающих наукоемкие технологии для скорейшего их внедрения в промышленность.

Однако к 2008 году благодаря заявленному государством курсу на развитие инновационной «экономики знаний», эта тема прочно вошла в обиход рекламодателей и журналистов издания. Так, в 2007 году из 565 публикаций упоминание об инновациях можно найти только в 11, да и то исключительно в цитатах ньюсмейкеров применительно к собственным технологиям, программам и системам управления бизнесом.

Даже те новшества, которые вскоре были отнесены к инновационным, рассматривались в 2007 году как оригинальные новинки, например, специальные наномодифицированные покрытия или светодиодное освещение.

Но уже через год количество текстов, в которых так или иначе термин «инновация» упоминается применительно к продукции, технологиям, федеральным, отраслевым и городским программам, стилю управления проектами и предприятиями, нормативно-законодательным актам и даже названиям компаний, растет лавинообразными темпами.

Судить о принадлежности появившихся в это время новинок к инновациям сложно по ряду причин. Во-первых, представитель компании зачастую самостоятельно решал, считать ли деятельность своей организации инновационной или нет. Поэтому многие постоянные рекламодатели, которые периодически представляют на страницах издания новые разработки, являющиеся принципиально новыми или улучшенными по ряду показателей, ни разу не отнесли их к инновационным. И наоборот, ряд компаний воспользовались новой возможностью заявить о себе как о предприятиях, выпускающих инновационные продукты или предлагающие инновационные услуги.

Во-вторых, само понятие «инновация» долгое время оставалось размытым и неконкретным – на страницах журнала можно отыскать как минимум несколько попыток определиться с этим термином. Свою лепту вносили также конференции и конкурсы, предлагающие свою трактовку.

Так, организаторы «Балтийской строительной недели» привлекали к участию в конкурсе «Инновация» производителей или поставщиков, которые вывели на российский рынок изделие, материал, устройство или технологию не ранее чем за год до открытия выставки. Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере при выборе объекта финансирования опирался на мнение экспертов.

Термин «инновационность» широко используется в российской экономической практике и государственной статистике еще с советской эпохи, но законодательно закрепленного понятия «инновация» нет, комментировал ситуацию в интервью журналу в 2008 году первый зам. председателя КЭРППиТ Сергей Фивейский.

В рамках Комплексной программы по реализации инновационной политики комитет, со своей стороны, вывел критерии инновационной активности предприятия, которые определялись в зависимости от отраслевой принадлежности и учитывали в том числе долю расходов на НИОКР, долю инновационной продукции, индекс доходности инновационной деятельности и т.п.

Что касается основных направлений в развитии инноваций, то мнения участников этого процесса с самого начала разошлись. Одни из них считали, что при имеющемся научно-техническом потенциале нет смысла строить политику на местечковых инновациях или трансфере технологий.

Президент Союза промышленников и предприятий СПб Анатолий Турчак даже предлагал обозначить в качестве приоритетных научно-промышленные организации города, занимающиеся разработкой прорывных технологий – таких в мире, по его словам, насчитывается около 50, и по каждой третьей из них в стране создан научный задел.

Другие полагали, что надо сосредоточиться на локальных инновациях, которые привносят в экономику новые продукты и услуги, ранее не существовавшие и основанные на бизнес-ситуации в городе – например, принципы работы предприятий автомобильных кластеров. Иными словами, что считать инновацией – наукоемкий интеллектуальный продукт или «дизельный электрогенератор в африканском пле­мени»?

Однозначного ответа на вопрос до сих пор нет, и между двумя этими полюсами разместился широчайший спектр продуктов, технологий и услуг, которые в разные годы и разными специалистами относились к инновационным.

Если для научно-производственных предприятий вывести критерии и просчитать инновационную составляющую не составило труда, то применительно к менее наукоемкой строительной отрасли понятие «инновации» трактовалось гораздо шире. Это подтвердил проведенный в ходе выставки InterBuildCoN-2008 Международный конгресс «Инновационное развитие строительного комплекса России», отраслевым экспертом которого выступил журнал.

На строительном рынке к инновациям специалисты готовы были отнести продукцию, которая являлась результатом трансфера технологий, конверсии, адаптации проекта к новым условиям, изменением конструкций узлов и состава материала, а также реанимированные технологии прошедших лет. Кроме того, во внимание принимались не только технологические, но также процессные и организационные инновации.

Как бы то ни было, доля текстов, в которых упоминаются инновации, в течение 2008–2013 годов составляла 10–20% в каждом выпуске без учета ежегодного приложения «Инновации», которое выходило в течение 2009–2011 годов и подробно рассматривало различные аспекты новаторской деятельности. В том числе: вопросы экспертизы и защиты интеллектуальной собственности, финансирования, государственной поддержки, внедренческих проблем, кадрового обеспечения и многие другие.

Начиная с 2014 года поток новостей инновационного рынка заставил собрать их в отдельный блог, посвященный промышленным разработкам и новинкам. В этой рубрике только за год приведены описания почти 90 новых образцов техники, оборудования и материалов, многие из которых смело можно отнести к разряду инновационной продукции в силу их высокой наукоемкости и наличия патентов.

Все течет, все меняется

Приведенный график вряд ли рисует объективную количественную ситуацию с инновациями на протяжении 2007–2014 годов, особенно учитывая убедительные итоги реализации Комплексной программы инновационного развития: объем затрат предприятий СПб на технологические инновации в 2009 году достиг 42,3 млрд рублей (в 3,3 раза выше аналогичного показателя предыдущего года), количество организаций, внедряющих новшества, выросло более чем на 30%, число вновь созданных передовых производственных технологий – почти на треть. В 2010 году количество организаций, осуществляющих технологические инновации, выросло еще на 18%, более чем на 60% увеличился объем отгруженной инновационной продукции.

Первые два года развития экономики города в новом русле инновационной политики подтвердили наличие серьезного потенциала и готовых к внедрению технологий, с другой стороны – выявили необходимость системных решений для их реализации.

Поэтому в большинстве публикаций речь идет не столько о самих инновациях, сколько об инновационном климате, об отражении запроса государства и бизнеса на инновационное развитие, которое, в свою очередь, зависит от экономической ситуации, изменений промышленной политики или направления социально-экономического развития.

Так, начиная с 2009 года много внимания уделяется созданию кластеров, ОЭЗ, инкубаторов, наукоградов и других объектов инфраструктуры, необходимой для обеспечения инновационного развития: статистика свидетельствует, что в 2010 году на развитие кластеров было направлено в 15 раз больше средств, чем в 2009-м.

Кроме того, в интервью с главой ЦСР «Северо-Запад» Владимиром Княгининым впервые прозвучала проблема формирования новых быстрорастущих рынков, подразумевающих развитие потребления инновационных технологий, институциональной среды, решения социальных и экономических проблем за счет развития соответствующих производственных процессов.

Следующие год-два на фоне принятия и реализации Федерального закона «Об энергосбережении…» прошли под знаком повышения энергоэффективности и снижения энергозатрат, а также модернизации предприятий. Достижение этих показателей воспринималось в том числе как результат вовлечения в экономику инновационных технологий.

В 2012 году Россия вступила в ВТО. Руководители компаний оценили инновационную состоятельность отечественного бизнеса на международной арене и в большинстве своем приуныли. За исключением передовых разработок в области вооружений, космических аппаратов и программного обеспечения, конкурентных высокотехнологичных компаний мирового уровня оказалось катастрофически мало.

Президент кластера медицинского, экологического приборостроения и биотехнологий Марина Гирина, в частности, заявила, что усилия компаний по развитию отечественного рынка медицинского приборостроения могут оказаться напрасными, если он будет открыт мощным международным корпорациям, и передала в Мин-экономразвития перечень отечественного инновационного оборудования, чтобы государством были предусмотрены особые условия для защиты этого сектора экономики.

Вместе с тем количество публикаций, связанных с инновациями, впервые за четыре года резко сократилось – сказались то ли политические перемены в стране и изменение пиар-доктрины, то ли необходимость сосредоточиться на восстановлении производств. Большинство устоявших в кризис строительных компаний только к 2012 году смогли выйти на докризисные обороты и восполнить финансовые потери – им пока было не до нововведений.

Но уже в 2013 году об инновационном подходе к разработке и производству продукции заговорили как об эффективном методе создания конкурентоспособного продукта. Как отмечали эксперты, строительная отрасль выходит из кризиса, хотя основным источником спасительных инвестиций становятся бюджетные инфраструктурные проекты.

Эксперты Минрегиона подсчитали, что в строительстве доля инновационного продукта составляет всего 8% – вдвое меньше, чем в обрабатывающей промышленности. О необходимости создания отраслевых кластеров как о средстве разработки, производства и реализации инновационного продукта заявили в Национальном объединении стройиндустрии НОСИ.

Обсуждение принятой в начале 2014 года Промышленной политики РФ, курс на реиндустриализацию и преодоление деградации отечественной экономики в очередной раз заставили обратиться к преимуществам внедрения инноваций. Как оказалось, несмотря на отдельные достижения субъектов инновационного развития – достаточно вспомнить результативные импортозамещающие производства, построенные в региональных технопарках за последние годы, или созданные с нуля фармацевтические и радиоэлектронные кластеры, или значительные шаги по разработке наноструктурированных стройматериалов – системный подход к процессу все еще отсутствует.

Так, участники тематического круглого стола, организованного Комитетом по промполитике и инновациям и общественной организацией «Союзпетрострой», по-прежнему отмечают недостатки нормативной базы и методик расчета экономического эффекта, незаинтересованность потребителей, дороговизну новаторских предложений и другие причины, препятствующие внедрению инноваций, хотя с инновационными идеями проблем, казалось бы, нет.

Нет единой системы, которая обеспечила бы инновациям «зеленый свет» по дороге к потребителю, сетуют эксперты. Кроме того, среди специалистов, от которых зависит выбор в пользу той или иной технологии, так и не появилось единого мнения, как определить инновацию и какими мерками ее мерять – по Руководству Осло, ФЗ-127 или как-нибудь еще…

Круг замкнулся, хотя и на новом витке: все-таки поступательного развития научно-технического процесса никакой административный ресурс изменить не в состоянии. А значит, новаторские разработки рано или поздно найдут применение. Хотя слова о том, что лучше поздно, чем никогда, здесь вряд ли уместны.

Татьяна Рейтер

По материалам 2007–2014 годов, спецвыпусков «Инновации» 2009–2011 годов 

Журнал «Промышленно-строительное обозрение» №168 март 2015

Другие материалы по теме

X