жк днепропетровская 37 евротрешка

Рынок труда под контролем

Рынок труда Петербурга остается привлекательным не только для 3 млн горожан трудоспособного возраста, но и для жителей других регионов страны и иностранных граждан. Низкий уровень безработицы, большие возможности по части трудоустройства и относительная чистота рынка – сегодня основные тенденции его развития.

Дмитрий Чернейко
Дмитрий Чернейко

О том, как развивается этот рынок и какие изменения ожидают его в перспективе, рассказывает председатель комитета по труду и занятости Санкт-Петербурга Дмитрий Чернейко.

– Дмитрий Семенович, какие тенденции преобладали на рынке труда в прошедшем году, какие перемены происходили?

– Ничего сверхъестественного на рынке труда не произошло, и это очень радует, поскольку говорит о том, что все ключевые тенденции управляемы и находятся в рамках ожиданий правительства города. Иначе говоря, у нас не выросла ни регистрируемая безработица, ни безработица по критериям Международной организации труда. Число трудовых мигрантов увеличилось несущественно. Уровень прозрачности процессов, которые происходят на рынке труда, скорее повысился.

Проблемных событий в вопросах легализации трудовых отношений или задержек оплаты труда тоже не происходит. Но при этом растет число выявленных нарушений, связанных с оплатой труда, благодаря тому, что структуры, которые имеют отношение к процессу легализации трудовых отношений и к борьбе с задержками выплаты зарплаты, начали работать слаженно. Об этом говорят цифры отчетов по линии Росстата и инспекции труда.

 – О каких структурах идет речь?

– В городе работает комиссия под руководством вице-губернатора Михаила Мокрецова. Наш комитет обеспечивает ее деятельность, большую роль в этом процессе играет сотрудничество со Следственным комитетом, прокуратурой, инспекцией труда, службой судебных приставов, налоговой инспекцией и Росреестром в части работы с конкурсными управляющими. В нестандартных случаях мы взаимодействовали с руководителями федеральных структур в Москве. Например, когда речь шла о работе предприятий, выполняющих оборонные заказы, губернатор связывался со структурами Минобороны, и все вопросы, надо отдать должное, решались быстро и позитивно.

В Петербурге нашли работу около миллиона граждан из разных регионов страны и иностранцев, в их числе специалисты разного уровня квалификаций

Кроме того, нам помогало содействие Российской трехсторонней комиссии, в которой три сопредседателя: вице-премьер правительства РФ по социальным вопросам Ольга Голодец, председатель Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков и глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.

Активно шла работа и с погашением долгов по зарплате – в течение года было погашено около полумиллиарда рублей, и в 2018 год мы вошли с задержкой около 200 млн рублей при общем фонде оплаты труда 1,7 трлн рублей. Объем долгов, конечно, ощутим, но не настолько страшен, если учесть, что это в основном текущие проблемы. Подробно останавливаюсь на этой проблеме, потому что она вызывает негативную реакцию общественности.

В каком секторе экономической деятельности задержки с выплатой зарплаты более существенны – в малом, крупном бизнесе?

– Малый бизнес находится сейчас в привилегированном положении, предприятия этого сектора не проверяют специально, есть мораторий, принятый на федеральном уровне, от них не требуют отчетности по кадрам. Не отмечены и факты нарушений городского минимального размера оплаты труда. А он у нас один из самых высоких по стране – 17 000 рублей, в прошлом году – 16 000 рублей. Можно сказать, что выявить проблемы с оплатой труда на крупных предприятиях проще, чем на малых.

– Между тем федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов утверждает, что примерно 40% малых предприятий работает в теневом секторе…

– Это, как я понимаю, средняя цифра по стране. В нашем городе проживает 5,3 млн человек, в России 145–146 млн, то есть петербуржцем себя считает каждый тридцатый россиянин. Более того, экономика города развивается по большому счету в благоприятных условиях, она диверсифицированная, в ней достаточно ниш для легальной работы.

Диаграмма
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Даже если взять официальную статистику Росстата, теневая занятость в Петербурге одна из самых низких в стране. По чистоте рынка труда мы занимаем в последние десять лет, как правило, первое и второе места и в редких случаях третье. За один день такие показатели не меняются.

То же самое относится и к легализации трудовых отношений. Вы помните, когда в нашем городе пошло движение малого бизнеса? Примерно в середине 1990-х. Появлялись женские проекты, молодежные, под 300-летие города началась организация малых отелей. И до сих пор Петербург называют столицей российского малого бизнеса. Безусловно, и проблем хватает.

Много лет, например, горожане, в том числе и предприниматели, жаловались на налоговую инспекцию. Сейчас большая часть населения пользуется личным кабинетом ФНС, сидя дома за компьютером, заполняют форму 3НДФЛ, что в самых сложных случаях занимает 40 минут. И все поняли, что взаимодействовать с налоговой несложно. Поэтому сейчас в большинстве случаев предприниматели предпочитают заплатить налоги, допускают меньше ошибок. Немного сложнее с официальным оформлением трудовых отношений: работодатель вынужден требовать массу бумаг, документов – трудовую книжку, различные заявления.

Совершенно очевидно, что пришло время переводить трудовые взаимоотношения в электронную форму. Эту задачу специалисты будут обсуждать на Международном форуме труда, который состоится в марте. К сожалению, очень сложно менять нормативную базу. Если в перенастройке налоговой службы все зависело от государства, то реформирование трудовых отношений в большей степени зависит от общества.

Арматура
Фото: c1.peakpx.com

К счастью, в обществе уже сложился консенсус, все понимают: надо менять бумагу на цифру, и правительство принимает соответствующие решения. Думаю, в ближайшие годы изменения произойдут и работодатель и гражданин будут чувствовать себя более комфортно. И тогда неизбежно через упрощение формы взаимоотношений работодателя и работника и контроля за ними произойдет дальнейшая легализация малого бизнеса.

 – Известно, что безработица в Петербурге много лет держится на уровне 1,6%. В чем причина такого постоянства?

– Низкая безработица сохраняется благодаря диверсифицированной экономике Санкт-Петербурга. При том что средний срок поиска работы составляет примерно шесть месяцев, у нас есть колоссальный спрос, я бы сказал, дефицит трудовых ресурсов. Мы и из Ленинградской области вытягиваем кадры. Если кто-то утверждает, что хочет найти работу в городе и не может, я не поверю. Но, несомненно, надо, чтобы, как говорится, желания совпадали с возможностями. Если вы хотите быть генеральным директором компании, это не значит, что того же захочет собственник этой компании. А кто мешает создать свою фирму и стать генеральным директором? Никто. Но это тяжелый труд, требующий знаний, опыта, больших нервных и временных затрат.

 – Трудовые ресурсы город привлекает не только из Ленинградской области. С каждым годом растет и число трудовых мигрантов из республик бывшего Союза, в каких отраслях они работают?

– Я уже говорил, что число мигрантов выросло несущественно. По состоянию на 30 ноября 2017 года количество действительных разрешений на работу (визовые иностранные работники) составило 9771, действительных патентов (безвизовые иностранные работники из Киргизии, Армении, Казахстана, Беларуси, Узбекистана) – 227 850. Это всего около 300 000. При этом уровень легализации стал гораздо выше.

Как только констатируется, что в отрасли «дефицит кадров», это означает, что была допущена ошибка в управлении

В общей сложности в Петербурге нашли работу примерно 1 млн граждан из разных регионов страны и иностранцев, в их числе специалисты разного уровня квалификаций. Россиян из них – три четверти, более 700 000. Наибольшее число иностранных рабочих в 2017 году работодатели приглашали в строительную отрасль (46,5%), обрабатывающую промышленность (39,7%), сферу гостиничного и ресторанного бизнеса (4,7%), здравоохранение и социальные услуги (3,1%), торговлю и ремонт транспорта (3%), другие (1,9%). В этом году работодатели больше всего привлекут рабочих в строительство (59,1%).

Из этого можно сделать график или блин под заголовком «Структура привлеченной в Петербург иностранной рабочей силы» по данным комитета по труду и занятости»

 – А высококвалифицированные кадры из-за рубежа к нам приезжают?

– Конечно, всем известные спортсмены и тренеры, ученые с мировыми именами, топ-менеджмент. Но этот «поток трудовых мигрантов» в регулировании не нуждается.

 – Вы говорили, что сейчас под патронажем комитета открываются рекрутинговые пункты в республиках бывшего Союза. Насколько это необходимо и сколько специалистов и какой квалификации прибывает в Петербург через эти пункты?

– Центры предвыездной подготовки несколько лет успешно работают в Киргизии и Таджикистане. В 2017 году открыт первый центр в Узбекистане, сегодня 70% иностранной рабочей силы прибывает из этой страны. Пока основной поток мигрантов приезжает не в рамках оргнабора, но мы будем увеличивать набор. Приезжая в Петербург самостоятельно, мигранты создают много рисков и для себя, и для жителей города.

Рабочие
Фото: tunxis.edu

Наша задача – научиться отбирать их в стране проживания, чтобы работодатель получал нужных специалистов без лишних временных затрат, а мигранты понимали, куда и на каких условиях они едут работать. Сегодня требуются каменщики, сварщики, другие специалисты строительной отрасли. Но говорить, что только на эти требования следует ориентироваться, получая новые навыки, я бы не стал, это неправильно.

Когда мы говорим об экономике, а любая экономическая категория – это отношения между людьми, причем и в части денег, и в части рабочей силы. На рынке труда ценовая эластичность очень низкая, если технология остается неизменной. И если вам сегодня понадобились сварщики, вы можете поднять зарплату до 200 000 рублей и постепенно привлечете всех сварщиков из соседних субъектов, из-за границы, но тогда дефицит возникнет там. И зарплату вновь придется повышать.

Однако отличие рынка труда от рынка вещей в том, что каждый участник этого рынка не объект, а субъект. Это практика. Вам разонравился ваш работодатель, и вы ушли. Да, у нас есть институт регистрации, но он и в других странах есть. Например, очень жестко регистрация работает в Италии. С переходом на электронный формат и у нас он так же жестко будет работать.

 – Отчего происходит дефицит кадров?

– Как только констатируется, что в отрасли «дефицит кадров», это означает, что была допущена ошибка в управлении. Скажем, несколько лет назад, планируя организовать бизнес-процесс, топ-менеджер не стал планировать кадровую составляющую, посчитав, что нужных специалистов легко найдет. Но не нашел, да и не найдет. Потому что вопрос, конечно, решается в коротком промежутке времени, но стоит больших денег. Если же системно менять ситуацию, то надо заниматься кадровым проектированием, технологическими и компетентностными форсайтами.

Короче, надо думать хотя бы лет на 10 вперед. Это очень трудно, особенно в отношении новых и перспективных профессий. Поэтому необходим постоянный диалог. Работодатели это тоже начинают осознавать. Например, первый Международный форум труда, где обсуждался труд будущего, были представлены лучшие решения и практики в сфере кадрового обеспечения (например, в IT, фармацевтике), вызвал большой интерес.

Изменения на рынке труда, трансформация профессий, кадровое проектирование, подходы к формированию форсайтов компетенций станут одними из ключевых тем предстоящего форума. И это только один пример. Платформ для диалога становится больше. Появляются они и по инициативе работодателей.

Но несмотря на позитивное движение, даже там, где просчитать кадровую составляющую возможно уже сейчас, не всегда считают. И в результате получается дефицит кадров, а это влечет за собой плохо выполненную работу, которую уже видим все мы: неубранный двор или подъезд, труба, которую прорвало, некачественная продукция, плохо помытая посуда в ресторане.

– В прошлом году в Петербурге начали работать центры оценки квалификаций, которые должны присваивать квалификации выпускникам учебных заведений и работающим специалистам. Утверждены ли все необходимые профессиональные стандарты, по которым планируется присваивать квалификации?

– Профессиональные стандарты разработаны примерно для 1100 профессий. Создано 40 советов профессиональных квалификаций на федеральном уровне, и около 20 представлено в городе. В прошлом году почти все они впервые приняли квалификационный экзамен. В ЖКХ, например, Центр оценки квалификаций (ЦОК) создал профсоюз работников жилищного хозяйства во главе с Ниной Леонтьевой при поддержке правительства города. Есть ЦОК в сфере нанотехнологий, он находится на двух площадках – на заводе имени «Комсомольской правды» и в ЛЭТИ.

Кстати, в прошлом году произошло знаковое событие: в ЛЭТИ в порядке эксперимента провели одновременно защиту дипломов и оценку квалификаций. И, что показательно, документ, подтверждающий их квалификацию, получили не все выпускники. С 1 июля 2016 года система образования квалификацию не присваивает в соответствии с законом о независимой оценке квалификации (действуют переходные положения). Это титанические сдвиги и на рынке труда, и на рынке образовательных услуг. Я думаю, что схема оценки выпускников параллельно с защитой дипломов будет распространяться в учреждениях как высшего, так и среднего профессионального образования.

 – И что дальше ждет выпускников, которые не прошли квалификационное испытание?

– Ничего страшного с ними не произошло, пока это был эксперимент, диплом они, думаю, получили, работу найдут, но для прошедших испытание – это серьезный показатель. Аттестацию можно пройти повторно, хоть на следующий день, если смогут заплатить.

 – И сколько придется платить?

– Диапазон большой. Рекомендованная цена около 15 000 рублей. Но все зависит от того, какие оценочные материалы применяются, сколько времени продолжается экзамен, какое количество экспертов участвует. Экзамен на получение квалификации сварщика, например, продолжается восемь часов. Это расход электроэнергии, работа экспертов, расходные материалы: электроды, маски, специальные столы, вытяжки и т. д. – словом, это дорогой процесс, и немалая проблема в том, кто будет платить за дополнительные испытания.

Три потенциальных источника платежа совершенно очевидны: работодатель, сам гражданин, государство. Остальное покажет практика. В ЛЭТИ нашли источник платежа, провели такой экзамен, посчитав это правильным. Многие сообщества работодателей тоже считают правильным проводить защиту диплома одновременно с независимой оценкой квалификаций.

 – Что ожидает рынок труда в этом году и в перспективе?

– Самое узкое место на рынке труда не только у нас, но и во всем мире – технологии подбора кадров, оценка компетенций, решение вопроса – брать или не брать специалиста. В перспективе – автоматизация этого процесса со всеми вытекающими последствиями для системы образования. Но это сократит сроки поиска. Максимальная автоматизация рекрутинговых процессов, перевод в цифру всего, что есть на бумаге, в реальную цифру, а не простое сканирование и пересылку по электронной почте.

В Петербурге эти процессы пойдут быстрее. В ближайшее время в городе появится много совершенно новых возможностей. В этом году мы в качестве одного из пилотных регионов начнем реализовывать федеральную программу повышения производительности труда и поддержки занятости, и это тоже приведет к позитивным последствиям.

– Ваши рекомендации соискателям работы: выпускникам учебных заведений, потерявшим работу людям среднего возраста, пенсионерам, которые готовы продолжать профессиональную деятельность.

– Работу надо просто искать. И если вы видите, что ваших компетенций не хватает, стоит пойти учиться. Надо понимать, что вы не можете найти работу не потому, что кругом злые работодатели. Для трудоустройства как для танго – нужны двое. Откройте Трудовой кодекс, там прав у работника больше, чем у работодателя. Если условия, выставленные работодателем, вы считаете дискриминационными или нарушающими ваши права, идите в суд и доказывайте, что он не прав. Если они вам просто не нравятся, оцените реально свою стоимость на рынке труда и ищите другого работодателя, меняйте профессию, сферу деятельности, повышайте квалификацию. Например, можно сделать это через службу занятости абсолютно бесплатно. Известная истина: если человек не хочет работать, он придумает миллион причин, а если хочет – найдет массу возможностей.

Лилиана Глазова

Другие материалы по теме

X