жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

КТО ПРОРВЕТСЯ В БУДУЩЕЕ

В числе драйверов экономического роста на посткризисном пространстве эксперты называют альтернативную энергетику, индустрию здоровья, когнитивные технологии, секторы по производству климатотехники, строительных материалов.

На каких постулатах основаны прогнозы и что повлияет на активность потенциальных драйверов, формирование новых рынков – рассказывает директор Центра стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин.

княгинин.jpg– Владимир Николаевич, есть ли основания предполагать, что именно технологии HVAC, стройиндустрия станут одним из локомотивов экономики в ближайшем будущем?

– Кризисы в мировой практике, как правило, приводят к перестройке городов, реорганизации городского пространства под инновации, обновлению экономики, промышленной политики. В основе преобразования экономики российских городов, считаю, будет ресурсосбережение. Если ресурсосбережение станет новой парадигмой проектирования зданий и сооружений, то развитие традиционного строительства, архитектуры, индустрии строительных материалов будет предопределяться решениями HVAC, которые задают архитектурную, коммерческую ценность объектов.

Новые технологии строительного производства, ориентированные на создание энергоэффективных объектов, потребуют материалов и конструкций, обеспечивающих минимальное потребление энергии. Инженеры, проектирующие дома на Западе, например, должны наполнять дома инженерной инфраструктурой, минимизирующей затраты энергии, использовать материалы, теплоотдача которых не превышает установленные стандарты.

И мы уже наблюдаем, как у нас при создании коммерческой недвижимости используются технологии, которые дают возможность существенно сокращать затраты на потребление ресурсов, содержание объектов – это климатическое оборудование, системы индивидуального отопления, энергосберегающие строительные материалы.

– Сложно представить, как на энергосберегающие технологии можно переориентироваться в масштабах городов, регионов…

– Думаю, мы стоим в шаге от этого. Сегодня, в период экономического спада, все города столкнулись с дефицитом государственных средств, прибегли к жестким бюджетным ограничениям. Известно, что Петербург в начале года ограничил расходы на 10%, но это не решило проблем по выполнению бюджетных обязательств, и уже в июне потребовалось привлечение дополнительных средств из федерального бюджета и очередное сокращение расходов.

И нашему городу, и другим российским поселениям, и столице придется, по всей вероятности, отказаться от ранее заявленных амбициозных проектов, пересмотреть планы по финансированию крупных городских социальных и инфраструктурных объектов.

Последствия кризиса переживаются болезненно именно потому, что изначально города, территории управляются неэффективно. В Петербурге, например, гораздо меньше автомобилей на душу населения, чем в Риме, а пробок у нас больше, «перепробег» автотранспорта в Москве 53% – налицо транспортный коллапс.

Российские города чрезвычайно расточительны и от того проигрывают в развитии. Скажем, мегаполис в России располагает бюджетом, вполне сопоставимым с казной крупного европейского города, но мы при этом переплачиваем за все виды ресурсов, поскольку не только не заботимся об их экономии, но и плохо считаем, сколько расходуется тепла, воды, электроэнергии.

Сейчас власти всех уровней стоят перед выбором. Что делать – продолжать поддерживать старые проекты и те секторы экономики, которые были на подъеме, а сейчас переживают не лучшие времена? Выкупать незавершенку под городские нужды, размещать городские и федеральные заказы на предприятиях-резидентах, чтобы не остановить производства, скупать компании-банкроты? Или вложиться в реструктуризацию городской экономики, то есть в ресурсосбережение, и таким образом обеспечивать формирование новых рынков? Последнее более эффективно.

– Помогут ли в этом случае инновационные программы, которые сегодня сформированы в городах и предусматривают, как в Петербурге, например, различные методы поддержки предприятий, ведущих разработки новых материалов, технологий?

– Эксперты ЦСР «Северо-Запад» проанализировали многие региональные и федеральные инновационные программы. Во всех упор делался на технологии, на достижение определенных технических и технологических параметров НИР и НИОКР, а не на формирование новых рынков, подразумевающее развитие потребления, институциональной среды, решение социальных и экономических проблем благодаря развитию соответствующих производственных процессов.

Инновационные программы не учитывают того, что технологический бум, подготавливаемый исследованиями и технологическими разработками, исследовательским не является. Как правило, он запускается на базе давно известных технологических идей.

Считаю, что программы должны быть ориентированы на участие в формировании и развитии новых рынков, порождающих и поглощающих инновационные технологии.

То есть основная проблема не в поиске инноваций, вопрос в том, создаются ли при этом новые быстрорастущие рынки. А в период кризиса есть все основания для такого поворота событий.

И пора отвлечься от технологий, перевести все в плоскость городского развития. Сегодня российские города, повторюсь, в шаге от того, чтобы принять комплексные программы развития энергосбережения, то есть жить экономно, по средствам.

– Сами по себе программы вряд ли заставят изменить потребности, мгновенно обратиться к ресурсосберегающим технологиям.

– Безусловно. Должны последовать системные решения на государственном уровне: это запрет на строительство зданий с высокой теплоотдачей, изменение строительных нормативов, технических регламентов в области ресурсосбережения.

Сегодня, например, утвержден в ранге закона регламент «О пожарной безопасности», на обсуждение вынесен регламент «О безопасности строительства», и это может повлечь за собой не только установление новых требований к параметрам конструктивных элементов, экологической безопасности зданий и сооружений, но и может обеспечить доступ новым технологиям, переформатизацию некоторых локальных рынков стройматериалов.

Как только меняются решения – мгновенно объявляются поставщики с намерением занять пустующие рыночные ниши. Как только создается рынок, формируется отрасль, в которую целесообразно вкладывать деньги, эмитировать ценные бумаги, находятся способы кредитования предприятий, производств и прочее.

Что собой представляет европейская программа по ресурсосбережению «20-20-20»? Она жестко регламентирует 20%-е сокращение эмиссии парникового газа, на 20% – сокращение потребления электричества, на 20 % – газа. Как это произойдет? С помощью каких технологий? Это уже не важно, важно уложиться в норматив.

– Таким образом, включаются механизмы государственного регулирования рынка…

– Конечно, важно при этом грамотно выбрать способ его регулирования. Можно направлять бюджетные ассигнования на поддержку предприятий, новые разработки, строительство социального жилья – это тоже один из путей, можно принимать решения, влияющие на развитие рынков.

Модель инновационного роста в современной экономике. Источник: ЦСР «Северо-Запад»
Сектор Технологии как база роста Рыночная готовность сектора Оценка масштабов возможной
Альтернативная энергетика, новое энергомашиностроение Стоимость эл. энергии уже сопоставима с углеродной энергетикой Закон об энергетической политике США (2005). Аналогичные акты в ЕС Потенциал роста капитализации до 2020 г. $16–18 млн
Биотехнологии, индустрия здоровья 2-е место в мировой экономике по инвестициям в НИР и НИОКР среди крупных компаний Барьер не поддающейся реформированию системы здравоохранения, препятствующей переходу от масс-маркета к целевому потреблению лекарств Потенциал удвоения рынка к 2020 г.

Сектор уже капитализирован. Слабый потенциал взрывного роста капитализации старых фармкомпаний.
Когнитивные технологии (включая часть образования, IT и проч.) Пока выводятся оптимизирующие технологии (Web 2.0. и т.п.). Будущее видится за конвергентными технологиями Рынок устойчиво растет, но пока не способен стать драйвером глобального подъема Объем возможного

привлечения инвестиций ограничен.
HVAC, новые стеновые и конструктивные материалы Технологии Energy Smart Home В США к 2012 г. план строительства 220 000 энергоэффективных домов. ЕС принимает Energy Performance of Buildings Directive Объем рынка

к 2020 г. – несколько

десятков млрд $

В свое время одним из значимых результатов испанского технологического форсайта стала трансформация стандартов строительства и проектирования новых домов: изменение высоты потолков, теплоотдачи стен, использование новых источников энергии. Обоснованием решения было признание Испанией того факта, что нефть у них уже закончилась. Испанские города, возводимые сегодня, должны быть рассчитаны на мир «после нефти».

И суть не в технологиях, предложенных строителям и потребителям, а в видении будущего общества, в формировании инновационного сектора, обеспечивающего устойчивость и рост экономики не в среднесрочной перспективе, а на следующие 100 лет.

Другой пример. После нефтяного кризиса 70-х годов Копенгаген реализует политику по переходу к энергосберегающему устойчивому планированию, предусматривающую сокращение энергопотребления и зависимости от углеводородного сырья. Это означает переход к когенерации, возобновляемой энергетике.

А концепция редевелопмента крупного портового и промышленного района Стокгольма основана на новых экологических стандартах, регламентирующих использование экологически безопасных стройматериалов, солнечных панелей, новых технологий водоснабжения и водоотведения, внедрение ресайклинга – подземной системы сбора отходов и поставки на местные источники тепло- и электроснабжения с целью переработки и получения энергии. Думается, такой подход необходимо взять на вооружение и у нас в России.

Подготовила Роза Михайлова

Другие материалы по теме

X