жк днепропетровская 37

Актуальное

Через две недели на торги Фонда имущества выставят здание в Пушкине.

Через две недели на торги Фонда имущества выставят здание в Пушкине. Объект чрезвычайно привлекателен – небольшой двухэтажный дом, подлежащий сносу, находится рядом с Гостиным двором, наискосок от Федоровского собора. Между тем, арендатор, дом-музей художника Бантикова, занимающий это здание, уже обратился в ФАС и в суды. Судебное разбирательство начнется за неделю до даты торгов.

Дом 19 по Московской улице еще в начале 90-х был сдан в аренду частному лицу – Людмиле Усачевой, которая собиралась открыть в нем частный дом-музей своего покойного мужа — художника Владимира Бантикова, с изостудией и художественной галереей. Какое-то время центр действительно работал – в здании проходили музыкальные концерты, устраивались выставки. Был разработан проект строительства открытых галерей рядом с бывшей мастерской. Находились и спонсоры, готовые вложить деньги в реконструкцию ветхого здания. Начинался ремонт. Год назад жизнь замерла, и все свое свободное время хозяйка дома-музея теперь проводит в судах.

Договор аренды был заключен еще в 1991 году сроком на 25 лет – то есть, до 2016 года. Однако в декабре 2008-го администрация Пушкинского района внезапно переменила свое прежнее решение, объявила здание аварийным и выставила на продажу. Арендатора уведомили о расторжении договора письмом от 27 мая 2009 года.

Изумленная Усачева узнала, что здание, которое по договору аренды значилось нежилым, на самом деле считается теперь многоквартирным жилым домом. Более того, он находится в угрожающем состоянии — к такому выводу пришла Межведомственная комиссия (хотя никаких работ по проведению экспертизы арендатор не видела), и подлежит сносу. На просьбу предоставить хозяйке галереи другое помещение, взамен освобождаемого, администрация района ответила категорическим отказом. «В настоящее время в г. Пушкине отсутствуют свободные помещения, находящиеся в собственности Санкт-Петербурга, для предоставления на условиях аренды под музейную экспозицию», — говорится в письме от 16 декабря 2009 года за подписью главы Пушкинского района Игоря Пахорукова.

Не помогло ни заступничество Русского музея, направившего письмо с просьбой сохранить мастерскую Владимира Бантикова, ни заключения экспертов. Более того, хотя творческая мастерская «Арт-Деко», проводившая историко-культурную экспертизу и самого здания, и наследия художника, порекомендовала включить его в список объектов культурного наследия, комитет по охране памятников (КГИОП) счел эти выводы необоснованными. «Представленные материалы не подтверждают, что творчество художника В.А.Бантикова оказало значимое влияние на развитие истории русской живописи и относится к деятельности выдающихся творческих личностей», — сообщает зампредседателя КГИОП Алексей Разумов.

А ведь начиналась история почти идиллически. В 1991 году, после смерти Бантикова, его вдова Людмила Усачева решила основать в бывшей мастерской художника небольшую галерею и изостудию в память о муже. Инициатива была встречена районными властями с пониманием. В 1992 году между КУГИ Пушкинского района и Усачевой был заключен договор аренды здания, признанного по всем документам нежилым. На первом этаже дома находятся две квартиры, и, по замыслу Усачевой, в них должны были открыться мастерские для взрослых и детская изостудия. Весь верхний этаж отвели под галерею Бантикова.

Однако в декабре того же года начались первые проблемы — в одну из квартир первого этажа неожиданно вселили семью, и половина этажа, предназначенная для детской изостудии, оказалась занята. Многочисленные обращения к администрации района с просьбой расселить объявленное нежилым здание, или хотя бы объяснить, на каком основании половина первого этажа оказалась жилой, ни к чему не привели. Все обращения к властям остались без ответа.

Разобраться с неизвестно откуда взявшейся семьей не удалось не только Усачевой, но и надзорным органам. Проверка, проведенная прокуратурой города, подтвердила, что в 1992 году в квартиру 4 дома 19 по Московской улице действительно была вселена семья Рожковых. Но установить причины такого решения, как заявляет в письме от 26 октября 2009 года старший советник юстиции, начальник отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики и охраны природы Е.М.Бухарина, «не представилось возможным». Оснований для мер прокурорского реагирования тоже не нашлось.

Зато прокуратура выяснила (и с этими доводами впоследствии согласился суд), что администрация района, вновь объявившая здание жилым, действовала на законных основаниях. Оказывается, в 1991 году, когда здание сдали в аренду как нежилое, районные власти не поменяли статус объекта. То, что договор, заключенный в 1992 году и перезаключавшийся не менее трех раз, предусматривал передачу арендатору именно нежилого помещения, внимание надзорных органов не привлекло. Как и то, что на протяжении 17 лет Усачева платила деньги за аренду именно нежилого помещения, которого, как выяснилось, по этому адресу никогда и не было.

Оказалась безуспешной и попытка Усачевой опротестовать заключение об аварийности здания в суде. Заключение, обрекающее здание на снос, сделано Межведомственной комиссией Пушкинского района и вынесено на основании технического заключения ООО «Жилкомэксперт», которое обследовало строительные конструкции в 2008 году. По данным обследования, процент износа составлял в то время 60%. И, хотя Усачева, у которой находятся ключи от дом, на обследование не пригласили, а заключение о 60-процентном износе было сделано еще в 1997 году (и тогда здание признали работоспособным), МВК уверенно приговорила дом к сносу. Арбитражный суд, рассмотревший иск Усачевой в марте 2010 года, признал действия администрации вполне законными.

Тринадцатый апелляционный суд оставил решение первой инстанции в силе. По мнению судей, договор аренды, заключенный Усачевой с администрацией Пушкинского района, не предусматривает перевода здания из жилого фонда в нежилой. Поэтому действия властей сочли законными. Тот факт, что, по результатам проверки, проведенной Государственной жилищной инспекцией, дом был признан ветхим еще в 1977 году, и до 1 июня 1992 года должно было завершиться его расселение (официально последняя семья снята с регистрационного учета 21.10.2008), судебные инстанции оставили без внимания.

Сейчас Усачева намерена все же оспорить постановление о продаже арендуемого ею здания в частную собственность. Разбирательство назначено на 15 июля, а торги – на 21 июля. Дом и участок на Московской, 19, объединены в единый лот с двумя другими зданиями в исторической части Пушкина – домом 18 на Пушкинской улице и домом 53 на Октябрьском бульваре, поэтому, несмотря на стартовую цену 18 миллионов рублей, покупатели на эту недвижимость, скорее всего, найдутся. Бывшая мастерская художника прекратит свое существование уже окончательно.

Похожие сообщения

X