жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Арбитражный суд заслонит Смольный собор

В Арбитражном суде легкомысленно отнеслись к действующим в Петербурге градостроительным регламентам и срокам их действия. И мечтают возвести новое здание для судей в охранной зоне Смольного монастыря, превысив заданные параметры и по высоте, и по периметру. На общественных слушаниях этот проект, разработанный по устаревшим нормативам, вызвал изумление только у районных властей.

Общественные слушания по изменениям, которые требуется внести в градостроительную документацию для нового здания суда, интереса у населения района не вызвали — жителей кварталов, соседствующих с будущей стройкой, в зале не было. Зато присутствовали руководители всех профильных отделов администрации Центрального района. И именно благодаря им в адрес Арбитражного суда как заказчика здания посыпалась серьезная критика незрелого проекта.

Речь представителя заказчика (не назвавшего себя сотрудника Арбитражного суда) сводилась, главным образом, к тому, что сейчас судьи работают в ужасающих условиях, из-за маленького здания нет возможности расширить штаты, и поэтому количество дел, достающихся каждому судье,чрезвычайно велико, а процесс судопроизводства растянут. «И посетители страдают, — доверительно сообщил он. — Они вынуждены находиться в душных узких коридорах и выставить длинные очереди в гардероб». С появлением же нового здания все эти проблемы будут решены и поэтому собравшихся очень просят согласовать изменения в проекте.

«Послушайте, — подала реплику с места представитель комитета по охране памятников Марина Фомина. — На участке, который вы намерены застраивать, любое строительство запрещено. Это — охранная зона Смольного монастыря. Исключение можно сделать только для зданий, признанных особо ценными. У Вас есть документ, подтверждающий такой статус новой постройки?».Представители суда торопливо заверили, что, разумеется, есть, но почему-то никаких доказательств в подтверждение не предъявили.

«Хорошо, — не унималась Фомина. — По вашему проекту предполагается строить здание высотой 27 метров. В этой части города высота установлена на основании экспертизы, и предельно допустимая отметка для конька крыши — 22 метра. Если вы настаиваете на повышении застройки, то необходимо проводить новую экспертизу, и только после ее проведения можно будет обсуждать этот вопрос».В ответ представитель проектной организации ОАО «Мостострой № 6» (тоже пожелавший сохранить инкогнито) разразился длинной речью, из которой следовало, что любая застройка все равно будет видна, а оценивать ее надо не поодиночке каждое здание, а все в комплексе; точек, с которых Смольный собор будет заслонен новым зданием, совсем немного, и все они находятся на противоположном берегу Невы. Почему-то именно последний довод он подчеркнул особо.

«Эти точки расположены от моста Петра Великого до Ленинградского металлического завода», — заметила Фомина, на что получила ответ, что позади здания суда есть участок, на котом разрешено строительство жилого квартала высотой до 30 метров. «До двадцати восьми», — мрачно поправила районный архитектор Татьяна Мельникова, но ее не услышали. «Участок находится в зоне регулирования застройки-2, где высота должна совпадать с высотой уже имеющихся зданий, — подал реплику представитель Арбитражного суда. — В комитете по архитектуре и градостроительству нам все согласовали».

Ведущий слушания Михаил Овчиников. начальник отдела строительства и землепользования, предпринял попытку вернуть обсуждение к теме отклонений. Но тут в дискуссию вступила районный архитектор. «На основании какого закона вы разрабатывали проект? — обратилась она непосредственно к представителю заказчика. — Вы представили нам документы, которые перестали действовать с момента вступления в силу Правил землепользования и застройки (с февраля 2009 года — прим. ред.). У вас вывешен временный регламент, а они давно уже отменены. У вас не действующий градплан. Так чем вы руководствовались, когда разрабатывали проект?» Заказчик и проектировщик попытались убедить, что все законные документы у них имеются, но потерпели неудачу. «Ну и что мы в таком случае обсуждаем?» — поинтересовалась Мельникова.

Оказалось, что обсуждают они изменение условно-разрешенных видов использования территории. После двадцатиминутного выяснения — как можно изменять вид использования, строя здание суда на территории для этого предоставленной, выяснилась истина. Заказчик желал здание площадью 50 тысяч квадратных метров вместо установленных по нормативам тридцати. «То есть, получается, что соглашаясь на увеличение площади здания мы тем самым соглашаемся на увеличение высоты? — поинтересовалась отдела по земельным ресурсам администрации Центрального района. — Другим способом новые площади на этом участке просто не уместить». «Ну, практически, пожалуй, что и так, но юридически это вовсе не связанные вещи», — прозвучал ответ заказчика. Михаил Овчинников поспешил добавить, что время обсуждать высоту еще не пришло.

«Простите, — заинтересовалась Татьяна Мельникова. — А почему на экспозиции представлены два абсолютно разных варианта фасадов будущего здания? Какой из них соответствует действительности?». В ответ сидящие в зале с изумлением услышали, что обычно на слушания ходят не подготовленные люди, в градостроительных документах им ориентироваться трудно, и картинки нарисованы исключительно для удобства населения — чтобы простые жители города понимали, о чем идет речь. А, в общем, посоветовали проектировщики, на изображенные фасады обращаться внимания не надо — они все равно потом могут измениться. Штампику «согласовано» и подписи главного архитектора города Ю.К.Митюрева на изображении здании выстой 27 метров с локальными повышениями до 28 метров тоже порекомендовали не придавать никакого значения.

Вопрос об изменении минимального отступа от границ участка вопросов не вызвал. Заказчик попросил разрешения «выдвинуть» здание на «красную линию» набережной Невы и распространить площадь застройки до границ соседних участков — по нормативам стены будущего здания должны отступать от границ на 8-10 метров. При этом клятвенно заверил присутствующих, что все существующие деревья обязательно сохранит. «А что, изменение высоты обсуждать не будем?» — поинтересовалась Мельникова. В ответ ее торопливо заверили, что этот вопрос — особый и будет рассматриваться отдельно.

«Простите, — попыталась вступить в беседу Людмила Семыкина, представлявшая всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). — А как быть со сводным заключением КГА, из которого следует, что все параметры, кроме отступов, соответствуют нормативам? И чем вы объясните, что комитет допустил такую юридическую ошибку?» В ответ Овчинников торопливо заявил, что если вопросов по существу больше нет, то слушания можно считать законченными. Обескураженными или расстроенными заказчик и проектировщик отнюдь не выглядели и, похоже, не сомневались, что все необходимые согласования проект получит.

Справка: Здание Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области на 150 судей с 50 залами для заседаний, архивом, библиотекой, столовой и зоной для социально-психологической реабилитации надо уместить на маленьком участке (площадь 4862 квадратных метра), выходящем на Смольную набережную. Сейчас в этом месте строить запрещает закон о режимах зон охраны памятников, но постановление правительства РФ о проектировании и строительстве вышло до его вступления в силу. По словам председателя Арбитражного суда Светланы Изотовой, участок долго выбирали, и лучшего в центре не нашлось.

По первому проекту, разработанному мастерской «Студия-44», площадь здания должна была составлять 30,5 тысячи квадратных метров. Чтобы уложиться в норматив и не нарушать ограничений по высотности, проектировщики предложили заглубить объект внутрь квартала примерно на 10 метров.

Проект обсуждался на Градостроительном совете 24 июня 2009 года, и большинство выступивших оценило работу архитекторов как изобретательную, интересную и качественную. Вместе с тем недоумение членов Градсовета вызвал точечный торец комплекса, выходящий на набережную и выступающий за красную линию исторической застройки на 2,5-4 метров. Архитектор Юрий Земцов обратил внимание коллег на слишком высокую, по его мнению, плотность застройки. Однако в целом работа была принята за основу с рекомендациями ликвидировать выступ за красные линии, а также, по возможности «обжать» объемы застройки.

Другие материалы по теме

X