жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

IDT: Передела земельного рынка не будет

«Вступление в силу поправок к федеральному закону № 101-ФЗ (в редакции № 435-ФЗ), в части совершенствования оборота земель сельскохозяйственного назначения, не приведет к переделу земельного рынка», — заявил генеральный директор компании IDT Антон Белобжеский на конференции «Земельный вопрос 2011:Сельхозземли и земли ИЖС». По его словам, сейчас все крупные землевладельцы, имеющие в собственности земли этой категории, понимают, что для того, чтобы не иметь претензий со стороны местных властей, необходимо реально заниматься сельским хозяйством.

«Можно заниматься «лукавым» пчеловодством, можно «перекидывать» участки с юрлица на юрлицо, но на самом деле единственный выход для собственников сельхозземель – использовать их по прямому виду разрешенного использования, одновременно занимаясь поиском решений в области применения новых технологий, что может привести к существенному сокращению затрат на обработку земель», — отметил Антон Белобжеский. Возможность принудительного изъятия у властей существовала и ранее, и принятые изменения и дополнения в федеральный закон, вступающие в силу с июля этого года, не несут кардинальных перемен для собственников. Поэтому Антон Белобжеский считает, что число изъятых у владельцев участков в ближайшее время не возрастет. Более того, теперь у владельцев сельхозземель появляется еще два года «на раскачку»: в определенные законом три года, после которого землю могут изъять из-за неиспользования по назначению, не входит срок освоения земельного участка (по закону – не более чем два года).

Установленная законодательством процедура изъятия предполагает проведение целого комплекса мероприятий. Сперва контролирующему органу нужно собрать доказательства нарушения собственником требований рационального использования земли, повлекшее существенное снижение плодородия или значительное ухудшение экологии, критерии которых пока Правительством РФ не установлены. Затем, если собственник после назначения административного наказания в виде штрафа (для юрлица – 80000-100000 рублей) не устранит нарушение, то контролирующий орган направляет материалы в орган исполнительной власти субъекта Федерации, который вправе (но не обязан!) обратиться в суд с требованием об изъятии земельного участка.

Если суд решит изъять землю у собственника, то участок выставят на публичные торги. Расходы на проведение этого мероприятия, включая оценку рыночной стоимости участка, которая и будет являться стартовой ценой, лягут на региональный бюджет. Если на землю найдутся покупатели, то полученные средства – за вычетом расходов – будут выплачены бывшему собственнику. По словам Антона Белобжеского, местные администрации также не заинтересованы в массовых изъятиях земель, так как сейчас владельцы участков платят земельный налог в их бюджеты, а это серьезная статья дохода. «Изъятие земель чревато тем, что бюджеты лишатся этих денег, причем на достаточно длительный срок», — говорит Антон Белобжеский.

При этом объем земель, находящихся сейчас в собственности крупных землевладельцев, неадекватен потребностям реального сельскохозяйственного бизнеса. Московская область всегда была, есть и будет зоной рискованного земледелия, поэтому абсолютно очевидно, что значительная часть земельных массивов – так или иначе – будет менять вид разрешенного использования и категорию. Земельное сообщество воспринимает принятые поправки к закону как сигнал со стороны государства о необходимости ответственного отношения к приобретенным активам. «Одновременно мы хотим, чтобы и государство, как на уровне руководителей муниципальных образований и руководства субъектов федерации, а также федеральных служб и ведомств, относились бы с большим вниманием и пониманием к тем предложениям, которые высказываются бизнес-сообществом в части разработки проектов генеральных планов муниципальных образований, правил землепользования и застройки», — говорит Антон Белобжеский.

Другие материалы по теме

X