жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

Как «народные» памятники становятся государственными

Не так давно многих горожан сильно обеспокоила новость о планируемом сносе здания на улице Блохина, 15, где находилась котельная «Камчатка», в которой работал Виктор Цой. Вероятно, благодаря отклику общественности вице-губернатор Петербурга Владимир Лавленцев сообщил, что здание будет сохранено. «Карповка» узнала о том, как неравнодушные горожане своими силами сохраняют подобные неформальные достопримечательности.

В декабре многие петербуржцы были обеспокоены новостью о том, что дом на улице Блохина, где находится знаменитая котельная «Камчатка», в которой в 1980-е годы работал Виктор Цой, могут снести. Администрация Петроградского района отправила в жилищный комитет документы для признания аварийным и подлежащим расселению бывшее общежитие на улице Блохина, 15.

Жилищный комитет отправил документы, полученные от администрации Петроградского района, на доработку. В техническом заключении о состоянии дома данных для подтверждения его аварийного состояния пока не хватало. Если состояние дома все же признают аварийным, его могут снести.

Однако спустя несколько дней вице-губернатор Петербурга Владимир Лавленцев сообщил, что здание снесено не будет. Кроме того, жилищная инспекция проведет проверку содержания дома.

Напомним, что в 2009 году здание на Блохина, 15, уже планировали реконструировать под жилой дом со встроенными помещениями. Реализация проекта оценивалась в 9 млн долларов.

В начале 2012 удалось спасти от сноса еще один «культовый» объект Петербурга, не находившийся под охраной. «Башня грифонов» во дворе дома Пеля на 7-й линии Васильевского острова, 16–18 — место паломничества горожан и туристов. По легенде, внутри находилась алхимическая лаборатория Пеля, где аптекарь выращивал грифонов для охраны золота, в которое аптекарь превращал ртуть.

Башня, являющаяся на самом деле фрагментом частично разобранной дымовой трубы, стала неформальной достопримечательностью относительно недавно — 1 мая 1994 года в ходе инсталляции, проведенной художником Андреем Костромой и художественной группой «Тут-и-там», на ней пронумеровали кирпичи, на крыше установили большой яйцо в картонном гнезде.

Акция была приурочена к тому, что в тот день православная Пасха совпала с днем солидарности трудящихся. Нумерация же кирпичей стала продолжением традиции Андрея Костромы проводить собственную инвентаризацию городских объектов, не являющихся официальными памятниками, но которые ему хотелось бы сохранить.

Художественная акция закончилась, яйцо с крыши пропало, но загадочные цифры на кирпичах в совокупности со старинной легендой стали будоражить воображение людей.

Однако, несмотря на «культовый» статус сооружения, местные жители уже много лет выступают против постоянных экскурсий: им не нравится, что двор дома часто посещают посторонние. Несколько лет назад в распоряжении «Карповки» оказался протокол собрания владельцев квартир, согласно которому большинством голосов было решено демонтировать башню. На освободившемся участке жильцы хотели разместить дополнительное место для парковки машин.

При этом все здание на тот момент являлось выявленным объектом культурного наследия «Дом А. В. Пеля с аптекой, химической лабораторией и фабрикой». Согласно перечню предметов охраны, «труба котельной, расположенная во дворе здания, является неотъемлемой частью объекта культурного наследия; разборка трубы не допускается».

А в 2012 году все объекты, в том числе и «Башня грифонов», получили статус регионального памятника. Возможно, что ужесточение охранного статуса здания связано именно с планами по уничтожению неформальной достопримечательности.

Еще одно знаковое в неформальной истории Петербурга место сейчас находится под угрозой. Это дом Зыкова на набережной реки Фонтанки, 145б, известный как дом Шагина, однако, тот самый Шагин пристроил к нему лишь флигели. Четырехэтажный доходный дом с эркером по центру был построен в конце XVIII — начале XIX века. В 1877 году его перестроил инженер-архитектор Дмитрий Знобишин — возвел четвертый этаж, изменил фасады, создал во дворе три пятиэтажных флигеля.

В 1982 году дом расселили из-за аварийности, а в начале 1990-х группа молодых художников организовала там сквот (нелегально занятое помещение). Там стала собираться творческая молодежь, своими силами активисты снесли сооруженные в советское время межкомнатные перегородки, восстановив таким способом парадный зал, и начали устраивать там вечеринки, выставки и концерты. Так появился первый в России рейв-клуб, названный «Танцпол». Среди частых гостей «Танцпола» были Владислав Мамышев-Монро, Тимур Новиков и Сергей «Африка» Бугаев.

Сегодня внутри здания сохранились ценные интерьеры и лепнина на потолках. Дом не считается памятником архитектуры, но находится в зоне регулирования застройки, где снос запрещен. Сегодня постройка находится в ведении ЗАО «Нежилой фонд консалт», за которым может стоять кипрский фонд IFG Basis. С весны 2008 года застройщик собирался реконструировать старинный дом под гостиницу.

В начале прошлого года начался демонтаж здания. Этому воспротивились градозащитники, в результате служба строительного надзора приостановила снос, так как сочла, что работы велись без разрешения. К тому моменту были снесены два флигеля, а в лицевом корпусе вырезана арка для вывоза строительного мусора. Работы проводило ООО «Строительная фирма „Ирон“».

Городские власти признали демонтаж незаконным, кроме того, дом у инвестора пытался отнять КУГИ, однако безуспешно. В октябре срок реконструкции здания продлили до конца октября 2015 года с применением штрафных санкций. Кроме того, КГИОП планирует провести историко-культурную экспертизу, чтобы дать уцелевшей части дома охранный статус.

Активно отстаивает дом на Фонтанке идеолог градозащиты Дарья Васильева. Она уверена, что вновь устроить там арт-пространство и сохранить здание было бы гораздо лучше, чем устраивать в нем отель.

Еще одна не столько неформальная, сколько нелегальная достопримечательность находится в Петроградском районе. Это памятник Валерию Чкалову на углу Пионерской улицы и Чкаловского проспекта. Его создал азербайджанский скульптор Ягуб Имранов, живший по соседству. Осенью 1997 года без получения необходимых разрешений ваятель с помощью автокрана установил памятник на белой металлической трубе.

Первоначально скульптор хотел, чтобы памятник был установлен перед станцией метро «Чкаловская», но там решили поставить другой бюст — авторства Альберта Чаркина.

Главный архитектор Петербурга Юрий Митюрев несколько лет назад заявлял, что, скорее всего, нелегальную скульптуру обяжут демонтировать в судебном порядке. Однако районная администрация всеми силами защищает полюбившееся горожанам изваяние: раньше бетонный авиатор стоял посреди пустыря, а в 2010 году за счет муниципальных депутатов Петровского округа территорию озеленили и благоустроили.

Вокруг нового сквера, названного Чкаловским, поставили красивую ограду, дорожки замостили плиткой, появились газоны с туями, вазоны с цветами, урны и скамеечки. Жители сразу полюбили новое место для отдыха, а к бюсту летчика легли гвоздики.

Чкаловский сквер появился благодаря неформальной достопримечательности, а еще одну зеленую зону удалось сохранить, так как она сама стала такой достопримечательностью. Речь идет о Дмитровском сквере на пересечении одноименного переулка и Стремянной улицы. Также он известен как Эльфийский садик. Неформальная история небольшого зеленого уголка в центре Петербурга началась в 70-е годы XX века, когда в нем стали собираться многие андеграундные поэты, писатели и художники. Заходили в скверик и знаменитые Иосиф Бродский и Сергей Довлатов.

Позже в сквере, получившим свое второе название по находившемуся неподалеку кафе «Эльф», бывшего филиалом «Сайгона», стали приходить «тусоваться» и деятели ленинградского рок-андеграунда. Бывали там Виктор Цой, Александр Башлачев, Сергей Курехин, Борис Гребенщиков и многие другие.

В 2008 году по предложению единоросса Виктора Евтухова Эльфийский садик был исключен из списка охраняемых зеленых насаждений общего пользования с целью застройки в рамках организации пешеходной зоны Дмитровский — Поварской по проекту, разработанному главой архитектурного бюро «Земцов, Кодиайн и партнеры» Юрием Земцовым.

Жители окрестных домов, творческое сообщество Петербурга и градозащитники активно выступили против этого замысла. В сквере проводились субботники, концерты рок-музыкантов в поддержку достопримечательности. В результате такого активного протеста общественности петербургским парламентариям пришлось вернуть Эльфийский садик в список зеленых зон. Таким образом, он был спасен от застройки. На стене одного из домов, к которым примыкает садик, висит табличка о том, что он «охраняется народной памятью».

Заинтересовавшийся неформальными достопримечательностями наш читатель сейчас может найти их список в Интернете, а может зайти в Эльфийский садик, где установлен указатель, который сориентирует, где и на каком расстоянии находятся или находились другие культовые «тусовочные» места Петербурга второй половины прошлого века.

Вячеслав Мельников, Александр Тупеко Фото Влада Анелькина, Дмитрия Ратникова

Другие материалы по теме

X