Актуальное
160_600_Поплавок_уши_Строим_добро

Пролетарский завод наращивает выпуск продукции

Пролетарский завод, одно из старейших предприятий Санкт-Петербурга, благодаря сохраненному научному, техническому и кадровому потенциалу, а также помощи инвесторов, по-прежнему на рынке со своей продукцией.

кранПролетарский, а в прошлом веке Александровский, завод за 181 год своей истории неоднократно менял направление деятельности, был литейным, выпускал паровозы и локомотивы, судовое и железнодорожное оборудование. Но всегда оставался на самом пике современной техники, обладал самой передовой для своего времени технологической базой. Завод систематически реконструировали и переоснащали, поэтому он всегда оставался флагманом российского машиностроения.
Непростые для российской промышленности 1990-е годы едва не поставили точку в истории завода. Финансирование судостроительных программ, как военных, так и гражданских, упало почти до нуля, в энергетике также был кризис. Вокруг завода начались интриги, ситуация ухудшалась и подошла к пределу, после которого возврата уже могло не быть.
Помощь пришла в 2004 году от Восточно-Европейской Финансовой Корпорации (ВЕФК), объединяющей ряд банков, предприятий и компаний различной направленности, которая приобрела крупный пакет акций завода. И не просто приобрела, а начала активную работу по инвестированию, реорганизации и реконструкции завода. И вот спустя три года можно с уверенностью сказать, что неприятности остались позади, предприятие активно развивается и строит планы на будущее.

О стратегии предприятия рассказывает директор по энергетике и развитию Пролетарского завода Александр Разумей.

– Александр Иванович, расскажите вкратце о предыстории. Какова была ситуация на Пролетарском заводе к моменту прихода инвестора ВЕФК?
– За советскую историю предприятия максимальный выпуск товарной продукции был достигнут в 1986–1987 годах. Завод работал в три смены, штат составлял 7500 человек. Завод имел статус головного по отдельным направлениям.
А потом началась перестройка, и пошел постепенный спад производства, связанный в основном с сокращением финансирования продукции для ВМФ. Статус «головного» остался, а вот денег становилось все меньше и меньше. Пролетарцы, впрочем, не сидели сложа руки. Компенсируя отсутствие госзаказов, наше предприятие активно начало осваивать выпуск продукции энергетического машиностроения, что теоретически должно быть востребовано всегда. Однако финансовых средств катастрофически не хватало.
А тем временем счета за электричество, газ и воду приходили регулярно, и их приходилось оплачивать в полном объеме. Зарплату сотрудникам также надо было платить (и платили регулярно), хотя численность работающих сократилась более чем в 3 раза. Да и организационных проблем хватало: оборудование износилось, обеспечивающие сети и коммуникации обветшали.
Однако, несмотря на все трудности, удалось сохранить наиболее квалифицированный костяк коллектива, наиболее ценное, порой уникальное оборудование, технологии и, главное, сохранить «пролетарский дух».
Это и позволило с 2004 года, когда контрольный пакет акций завода приобрела ВЕФК, начать восстановление предприятия, выведение его на новый уровень.

– Но ведь значительный пакет акций завода находился в госсобственности.
Была ли какая-нибудь поддержка с этой стороны?

– Мы знаем сотни примеров, когда предприятия обанкротились, фактически прекратили свое существование, несмотря на то, что частично или полностью принадлежали государству. Конечно, все понимали: такое уникальное производство терять ни в коем случае нельзя! Но денег не было, и лозунгом дня стала бессмертная фраза: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!».
Государство, конечно, было заинтересовано в том, чтобы Пролетарский завод сохранил свой профиль и значение. Но на это были необходимы инвестиции, а их можно было получить, только привлекая к развитию финансовые структуры.
Да и сейчас 30% акций ОАО «Пролетарский завод» принадлежит государству.
ВЕФК на этот шаг пошла с открытыми глазами, все реально взвесив, провела тщательный аудит, учла все ресурсы, оценила имевшиеся задолженности, просчитала реальные риски и перспективы. Риск был велик: возрождение уникального производства в центре Санкт-Петербурга – очень сложное дело.
С другой стороны, решение ВЕФК прийти на промышленный рынок явилось нормальной реакцией на оздоровление экономики страны. Целью инвестирования финансовых средств в предприятие была не спекуляцией: «купить подешевле – продать подороже», а серьезным долгосрочным инвестиционным проектом создания мощного эффективного производства.

– Что требовалось для реализации принятого бизнес-плана?
– Оборотные средства, воля и контроль! План топ-менеджеров ВЕФК был сформулирован жестко: сначала завод должен доказать свою дееспособность.
А для этого он должен: а) восстановить позиции на рынках энергетического и судового машиностроения, б) наладить выпуск продукции, реально пользующейся спросом, в) сформировать круг новых заказчиков, г) обновить парк техники.
И этот план неуклонно выполняется.

– Как отреагировал рынок на возвращение Пролетарского?
– Как только завод в полный голос заявил о себе, появились заказчики. Первыми пришли энергетики за газо- и паро-турбогенераторами, сверхмощными насосами для тепловых и атомных электростанций.
А затем стал подниматься военно-морской флот. И здесь для нашего завода нашлось немало заказов: корабельные энергоустановки, подъемно-крановое оборудование, специальные гидравлические системы, аэрофинишеры и другое оборудование для кораблей и подводных лодок, грузового и танкерного флота.

ПГТЭС-1500– Трудно работать в условиях рынка?
– Конечно, трудно! Очень непросто оказалось отвоевать и вернуть свою тематику даже по госзаказу, который составляет сейчас 50–60% от общего объема выпускаемой продукции. Уже не говоря о чисто рыночных позициях энергетического машиностроения. Для этого ОАО «Пролетарский завод» вынуждено из собственных средств проводить и финансировать научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также изготовление опытных образцов новой техники. НИОКР из государственного бюджета не финансируются.
Мы постоянно вкладываем средства в повышение качества продукции, обновление технологического парка, повышение уровня проектирования. И все равно гладко не получается. Очень часто подводят смежники, из-за чего порой приходится нести расходы по штрафным санкциям, обусловленным задержкой поставки продукции.
Определенные трудности создает наличие западных конкурентов по поставке судового оборудования для гражданского флота на наиболее выгодных экономических условиях для заказчика.

– Пора спросить о результатах. Каковы темпы роста производства? Как это выглядит в цифрах?
– В цифрах это выглядит так: в 2004 году объем выпущенной товарной продукции составлял 300 млн рублей, в 2005 году – 610 млн рублей, в 2006 году – 1030 млн рублей, а в 2007 году будет не менее 1,5 млрд рублей, что для нашего предприятия – точка безубыточности. А дальше запланирован стремительный рост.
Акционер ставит нам задачу увеличения товарного выпуска в 2008–2010 годах в 1,5–2 раза ежегодно! И логично: наша продукция востребована на рынке и пользуется большим спросом. Мы планируем, что уже в следующем году выпуск товарной продукции достигнет 2,5–3 млрд рублей, и это позволит инвестировать в производство уже не 10 млн рублей, а порядка 200 млн рублей. Вот такие цифры!

– Таких темпов роста не показывает, пожалуй, ни один завод в стране. На чем базируется ваша уверенность в успехе?
– Основания есть. Приведу лишь некоторые.
Пролетарский завод имеет оборудование для выполнения всех технологических стадий изготовления машины, от заготовительного производства в начале пути до разнообразных испытательных стендов в конце. Кузнечный и литейный цеха, свой гальванический цех, к слову сказать, недавно переоснащенный, широкий спектр станочного оборудования, включая станки с ЧПУ, обрабатывающие центры, многокоординатные, крупногабаритные, широкий спектр термического оборудования: газовых и электрических промышленных печей, включая азотацию, собственный цикл производства турбинных лопаток… Всего не перечислишь.
Например, на всем Северо-Западе РФ только у нас имеется установка лазерного упрочнения металла. Эта технология в разы повышает износостойкость и работоспособность деталей машин, цилиндров, подшипников. Установка обеспечивает потребности завода и позволяет оказывать специальные услуги другим предприятиям.
Такая же ситуация с установками индукционного нагрева токами высокой частоты (ТВЧ). Уникальная технология позволяет производить местную локальную закалку отдельных участков деталей машин, например шеек валов под подшипники. У нас их несколько, все недавно отремонтированы.
И главное, интегрированность завода в большую финансово-промышленную группу ВЕФК. Весьма удобно, что в этой же группе есть банки, автотранспортное предприятие, проектно-строительная компания и другие структуры. Мы тесно сотрудничаем, и это существенно облегчает решение многих вопросов.

– Какие направления являются приоритетными в спектре промышленного производства?
– Во-первых – развитие военно-морской тематики. Государственная судостроительная программа растет быстрыми темпами, и мы занимаем в этой программе свое достаточно весомое место. Совсем недавно нами были изготовлены два 80-тонных электрогидравлических палубных грузовых крана КЭГ 80019С. Наши краны, лебедки, подруливающие устройства, глубоководные аппараты, палубные механизмы устанавливаются на многих военных кораблях и гражданских судах.
Мы законно гордимся тормозными комплексами для самолетов палубной авиации авианесущих кораблей. Такую продукцию, кроме нас, выпускают только американцы.
Хорошо продается энергетическое оборудование. Наши газо-турбогенераторы (ГТГ) номинальной мощностью 1,5 МВт созданы на базе корабельного образца, могут работать на газе и жидком топливе и выгодно отличаются от других предлагаемых на рынке. Как правило, конкуренты предлагают ГТГ на базе авиационных двигателей, чаще всего списанных. Авиадвигатели по своей конструкции имеют значительно меньший ресурс и показатели экономичности. Наши ГТГ хорошо себя зарекомендовали в качестве автономных энергетических агрегатов в местах, удаленных от энергосистем.
Очень удачной и востребованной оказалась конструкция паро-турбогенераторов (ПТГ). Как правило, котлы в городских котельных вырабатывают пар с давлением большим, чем необходимо в системе. Поэтому его понижают с помощью специального дросселирующего устройства (РОУ). Мы предлагаем вместо РОУ устанавливать ПТГ, который будет вырабатывать электроэнергию как бы на излишках пара. Это значительно повышает КПД установки и снижает себестоимость вырабатываемой энергии.
Откликнувшись на строительный бум, мы возобновили производство сваевдавливающего оборудования для нулевого цикла. Начат серийный выпуск установок СУПС-В, которые, развивая давление до 160 т, вдавливают в грунт сваи любой длины и сечения. Преимущества налицо: отсутствует грохот и вибрация, разрушающие фундаменты окружающих зданий, что весьма актуально при сегодняшней плотности застройки.
В общем, завод способен производить самую широкую номенклатуру изделий: от манипуляторов глубоководных аппаратов до электрогидравлических кранов грузоподъемностью от 8 до 80 т. Мы откликаемся на все запросы предприятий и отраслей, где есть необходимость в нашей продукции.

– А как на предприятии реализуется кадровая политика?
– Кадровый вопрос – один из самых сложных для предприятий Санкт-Петербурга. От квалификации работников, их профессиональной подготовки, деловых качеств в значительной мере зависит решение технических и технологических проблем.
Хочу сказать спасибо ветеранам-пролетарцам, которые продолжают трудиться. Их немало, и это наш золотой фонд. Но мы также прилагаем немало усилий, чтобы привлечь на завод и молодежь. Заключены договоры с рядом технических вузов Санкт-Петербурга по целевой подготовке на условиях кредитования Банком ВЕФК. Заводские стипендиаты учатся в Кораблестроительном, Политехническом и других вузах. Студенты три дня в неделю работают на заводе, обучаясь по вечерней форме обучения, три дня учатся по дневной форме обучения. У них есть хорошая перспектива стать специалистами высокого класса с достойной оплатой за труд.
Кадровый вопрос часто напрямую переплетается с жилищным. Поэтому в настоящее время ВЕФК планирует строительство жилья и предоставление комнат и квартир в служебное пользование работникам предприятия, предоставляет льготные ипотечные кредиты на длительный срок.

Ну и, наконец, на привлечение и удержание кадров работают такие факторы, как своя столовая, где можно недорого и вкусно пообедать, рейсовый автобус, доставляющий сотрудников от метро к проходной утром и обратно вечером, обеспечение спецодеждой, свой медпункт и находящаяся рядом поликлиника, собственный детский спортивно-оздоровительный лагерь и другие удобства, формирующие позитивное отношение человека к своему труду и к своему заводу.

– А ваши работники чувствуют происходящие изменения?
– Конечно! Во-первых, за истекшие три года существенно выросла зарплата как у рабочих, так и у ИТР. Во-вторых, все видят, что идет плановый ремонт, восстановление старой техники и приобретение новой, порой импортной и очень недешевой. Очевидно, что работать на новой технике удобнее и производительнее, чем на старой.
Проводится оснащение цехов и служб новым инструментом, приспособлениями, пополняется ЗИП, восстанавливаются утраченные приборы и автоматика.
Проводится плановая работа по ремонту освещения в цехах, ремонтируется и модернизируется отопление и вентиляция, создавая комфортные условия труда.
На заводе бум компьютеризации.
В заводской сети сегодня уже более 500 ПК, внедряются новые компьютерные программы, формируется единое информационное пространство.
Все это видно невооруженным глазом и дает свои результаты.

– Что еще остается сделать?
– Думаю, остается только работать!

Виктор Малков

Похожие сообщения

X