жк днепропетровская 37 квартиры

Строим Добро

Единицы – в массы (особенности внедрения энергосберегающих технологий — деловой разговор)

Пока реализованных энергоэффективных проектов единицы, внедрение программ энергосбережения разрозненно и носит разовый характер, но в ближайшем будущем они могут стать приоритетными направлениями инвестирования.

Особенности проведения энергоэффективных мероприятий и внедрения энергосберегающих технологий обсуждают участники делового разговора.

– Как вы оцениваете сегодняшнее состояние рынка энергосберегающих технологий?

Михаил Сенченко:

Сенченко_16.JPG– Сейчас очень активно пропагандируются энергосбережение и энергосберегающие технологии, но, к сожалению, на практике по-настоящему крупных, комплексных проектов в этой области крайне мало. Реализуются локальные системы на объектах, которые в целом выполнены довольно традиционно. В результате эффект энергосбережения от подобных систем не так заметен, а вложения в него довольно серьезные. Но, безусловно, курс на энергосбережение взят. Я надеюсь, что постепенно мы выйдем на темпы и объемы, сопоставимые с европейскими, где каждый новый проект можно назвать энергоэффективным, а следовательно, и экономический эффект от применения ресурсосберегающих технологий при эксплуатации намного выше.

Андрей Белов: Белов_16.JPG

– Энергосберегающее оборудование и технологии внедряются довольно активно, если доказана их окупаемость. А вот метод энергосбережения с помощью программно-аналитических комплексов зачастую не принимается во внимание. Между тем он может обеспечить снижение удельного расхода энергоресурсов на 15–17% за счет оптимизации существующего энергопотребления и, соответственно, быструю окупаемость.

– Один из критериев энергоэффективности – снижение энергопотребления на единицу выпускаемой продукции. Насколько производители заинтересованы в реализации таких проектов и готовы к проведению энергосберегающих мероприятий?

Михаил Сенченко:

– Трудно оценить, насколько готовы к снижению энергопотребления и заинтересованы в этом производители сейчас. Однако можно с уверенностью сказать, что по ходу развития экономики спрос на энергетические мощности все время растет, а наша инфраструктура, к сожалению, очень сильно износилась и не способна удовлетворить растущие потребности. Уже сейчас она работает на пределе и не справляется с нагрузками, которые на нее ложатся. Участились аварии.

Ярким примером служит августовский блэк-аут в Петербурге, когда половина города осталась без электричества. Безусловно, снижение энергопотребления весьма актуально для наших предприятий – как потребителей, так и производителей. Нельзя не упомянуть и про постоянно растущие тарифы на энергию.

Андрей Белов:

– К сожалению, далеко не всегда специалисты предприятий понимают, что объективные удельные нормы и автоматизированный оперативный контроль фактического удельного расхода – это инструменты для выявления непроизводительных энергозатрат и мотивации персонала. В результате целый пласт мероприятий, связанных с оптимизацией энергопотребления, остается незадействованным. А это, по нашим оценкам, для горнодобывающих предприятий, например, 15–17% удельного расхода ТЭР.

– Какого эффекта можно ожидать от внедрения энергосберегающих технологий?

Михаил Сенченко:

– Основная выгода от внедрения таких технологий – это существенное снижение эксплуатационных расходов. Возможно, мы увеличиваем капитальные затраты на объекте, но они окупаются при его эксплуатации.

Рассмотрим это на примере: в Финляндии по нашим технологиям реализован проект офисного здания, теплопотребление в котором составляет 25 кВт на куб. метр в год. Рядом построено точно такое же, но с традиционными инженерными системами, и его энергопотребление составляет уже 35 кВт за куб. метр в год. Это почти на треть больше!

Я думаю, зная стоимость 1 кВт/час тепла, не сложно подсчитать срок окупаемости таких технологий. А если учесть, сколько тратит инвестор при проектировании и приобретении необходимых мощностей в начале реализации проекта, то экономический эффект заметен уже на этапе строительства. И это только чисто денежная прибыль. Существует и множество других плюсов от внедрения энергоэффективных технологий. В их числе комфортные условия работы людей, удобство и простота обслуживания такого здания за счет использования современных систем управления.

Все эти плюсы невозможно конвертировать в деньги, но выгоды очевидны: лояльность сотрудников, большая надежность работы систем, меньшие затраты на ремонт и т. п. Средний срок окупаемости проектов в итоге сокращается до 5 лет. Снижение нагрузки на окружающую среду, как следствие внедрения энергосберегающих технологий, также немаловажно.

Андрей Белов:

– Можно выделить два метода энергосбережения. Первый заключается во внедрении энергосберегающего оборудования и технологий силами специалистов.

Второй основан на применении программно-аналитических комплексов, которые выполняют две задачи. Они вовлекают в процесс энергосбережения каждого работника путем создания административного, психологического, профессионального и финансового стимулов, а также предоставляют в распоряжение каждого сотрудника программный механизм выявления непроизводительных энергозатрат, работающий в режиме реального времени. В результате обеспечивается повседневная «всеобщая» оптимизация энергопотребления.

Очевидно, что для эффективного энергосбережения нужно использовать оба этих метода. Однако второй часто игнорируется. Между тем, как показывает наш опыт, он позволяет обеспечить скачкообразное снижение удельного расхода ТЭР, ведь каждый работник в своей сфере ответственности может реализовать много способов экономии энергии.

Например, обеспечить оптимальные режимы работы машин, исключить «холостые» пробеги, ввести регламент действия производственной цепочки, способствовать внедрению на своем участке энергосберегающего оборудования и средств автоматизации, устранить утечки тепла, воды, которые выявит программно-аналитический комплекс. Такое оборудование осуществляет сбор данных по расходу ТЭР и выпуску продукции из автоматизированных систем, имеющихся на предприятии, рассчитывает объективные удельные нормы энергопотребления и на их основе обеспечивает контроль энергетической эффективности в режиме реального времени, объективный прогноз энергозатрат по планируемому выпуску продукции, оценку фактического эффекта энергосберегающих мероприятий и другие виды анализа по любому объекту и виду ТЭР.

Внедрение программно-аналитического комплекса «АРМ для управления энергосбережением» может обеспечить снижение удельного расхода ТЭР на 15–17% за 3 года, при этом срок окупаемости комплекса не превышает 1 года.

– Как добиться максимальной эффективности подобных проектов?

Михаил Сенченко:

– Необходим комплексный подход. Эффективность энергосберегающей системы отопления и вентиляции будет минимальна при ограждающих конструкциях с высокими теплопотерями. Следует добиваться энергоэффективности на всех этапах реализации проекта: устанавливать герметичные окна, теплые стены, монтировать современные инженерные оборудование и сети, выполнять их увязку в общую систему умного дома. Только тогда можно сократить на 25% расход тепловой и электрической энергии в здании, а значит, добиться экономии при его эксплуатации.

– Что препятствует активному вовлечению предприятий в процесс энергосбережения?

Есть ли необходимость в доработке нормативной базы, регулирующей это направление?

Михаил Сенченко:

– К сожалению, мы находимся на начальном этапе внедрения энергосберегающих систем, и подобных реализованных проектов пока единицы, а значит, себестоимость их высока. Во многих европейских странах государство прорабатывает разные формы поддержки: налоговые льготы, субсидии, всевозможные программы. Что-то подобное начинает осуществляться и в Москве местным правительством. Это уменьшает дороговизну капитальных вложений инвестора.

Необходимо реализовывать больше программ стимулирования проведения мероприятий по повышению энергоэффективности на федеральном уровне. И со временем, при увеличении количества масштабных проектов, их себестоимость начнет снижаться. Конечно, сразу всех тонкостей в нормативно-правовой базе не учесть. Российское законодательство еще достаточно сырое в этом плане, но по мере работы в этом направлении и реализации подобных проектов возникнут новые нюансы, которые совершенно точно нужно будет дорабатывать и на нормативно-правовом уровне.

Кроме того, высококвалифицированный персонал в области энергосбережения всегда в дефиците, и потребность в нем велика. Для проведения энергоэффективных мероприятий нужны действительно грамотные инженеры, рабочие и управленцы. Да и опыта внедрения энергосберегающих технологий у нас еще мало. Но по мере реализации проектов специалистов будет все больше, и спрос на них тоже будет расти.

Андрей Белов:

– Тормозящим фактором в вопросах энергосбережения часто является незаинтересованность работников, недостаточная информированность специалистов о резервах энергосбережения и непонимание того, как эти резервы можно задействовать. Без мотивации персонала и без оперативного контроля энергетической эффективности обеспечить оптимизацию энергопотребления проблематично.

«Закон об энергосбережении» и другие нормативы требуют устанавливать узлы учета энергоресурсов на объектах. Однако само по себе внедрение технического учета не обеспечивает энергосбережения.

Более того, оно заведомо убыточно до тех пор, пока не проведен анализ данных по расходу энергии и соответствующему выпуску продукции, то есть не обеспечен контроль энергоэффективности. Максимальный эффект будет достигаться в случае автоматизированного контроля, осуществляемого в режиме реального времени. Только так можно ежедневно выявлять непроизводительные энергозатраты.

В связи с этим необходимо предусмотреть в нормативной базе внедрение программно-аналитических комплексов, обеспечивающих автоматизированный оперативный контроль удельного расхода энергоресурсов относительно объективных удельных норм, в качестве обязательного или, в крайнем случае, рекомендуемого энергосберегающего мероприятия.

Подготовила Славяна Румянцева

Другие материалы по теме

X