жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Кластерные инициативы (создание кластеров в Петербурге — проблемы и перспективы)

Инициаторами процесса перехода от традиционной отраслевой специализации экономики к кластерной стали петербургские промышленники и предприниматели. Инновационный и более эффективный способ организации бизнеса повысит конкурентоспособность предприятий, будет способствовать активному развитию экономики региона.

Сегодня мы наблюдаем первый этап формирования кластеров, хотя проблем на пути реализации инициативы еще немало. К такому выводу пришли участники дискуссии, организованной Петербургским союзом промышленников и предпринимателей и посвященной петербургскому опыту кластерной кооперации.

За круглым столом собрались руководители «продвинутых» компаний, которые уже имеют опыт взаимодействия в масштабах кластера, представители законодательной и исполнительной властей. СПП, безусловно, представляет самое мощное лобби в создании инновационной кооперационной системы.

– В 2008 году на первом Петербургском инновационном форуме мы подписали соглашение о создании кластера по механообработке и связанных с этим технологических компетенций, – сказал, открывая дискуссию, вице-президент СПП Михаил Лобин. – В кластер объединились около 30 крупных машиностроительных предприятий.

Реализовать инициативу взялись генеральный директор завода «Звезда» Павел Плавник, Кирилл Соловейчик, который в то время возглавлял «Полиграфмаш», а сегодня является заместителем председателя КЭРППиТ, президент компании «Комсомольская правда» Сергей Цыбуков. Они и выделили средства на создание электронной системы технологических компетенций в области металлообработки.

Инициатива, заметим, возникла не на пустом месте. В 2008 году в городе была принята Комплексная программа мероприятий по реализации инновационной политики 2008–2011 годов, в обсуждении которой члены СПП приняли активное участие. Программа явилась стартом для развития инновационной деятельности, в ее рамках предприятиям оказывалась методическая помощь и финансовая поддержка.

– Нам представлялось, что промышленный комплекс и научные силы вполне способны объединяться, чтобы в оптимальные сроки реализовывать инновационные идеи – от разработки продукта до запуска в серийное производство. – подчеркнул Михаил Александрович, – Потому дальше мы уже действовали в этом направлении активно и целенаправленно.

Именно СПП принадлежит инициатива по разработке и принятию Закона «Об основах промышленной политики», идея создания Промышленного совета во главе с губернатором Валентиной Матвиенко, равно как и предложение по корректировке, а собственно, по формированию новой Концепции промышленного развития, где ставка делается на кластеры. Такая последовательность промышленного лобби, безусловно, повлияла на активность бизнеса при формировании кластерных образований.



Что может служить основанием для дальнейшего развития кооперационной системы, какие проекты могут стать объединяющим началом? У генерального директора завода «Звезда» Павла Плавника на этот счет веские аргументы:

– Сейчас идет серьезная борьба за людские, природные, финансовые ресурсы, за передовые разработки. И в этой борьбе участвуют не только предприятия, но и города и государства. Умение объединяться в такие моменты является ключевым фактором конкурентоспособности. И та страна, город, территория, которые сумеют достичь синергии, получат заслуженное право завоевать в перспективной экономике лучшие позиции. Поскольку ясно, что добавленная стоимость, экономические блага напрямую зависят от уровня технологической значимости рынка, на котором мы действуем.

Во всем мире сейчас активно используется принцип ГЧП, и опыт последнего десятилетия развития ведущих экономик показывает, что одной их форм партнерства государства и бизнеса являются кластерные образования. Движущим фактором для кластера должно стать техническое перевооружение компаний.

Большинство предприятий сегодня не имеет никаких внешних ресурсов для реализации проектов техперевооружения. Совершенно очевидно, что, обладая ресурсами, мы сможем выполнить не 5–10% необходимых задач, которые сегодня требуют решения, а действовать гораздо эффективней.

При реализации кооперационных проектов важным является вопрос, а готовы ли мы друг с другом кооперироваться, чтобы получать эффект от сотрудничества. Сплотить предприятия сложно, это становится главным препятствием, объективным параметром, снижающим потенциал модернизационных проектов кооперационного типа. С моей точки зрения, уровень готовности к такой работе объективно низок, и это основной сдерживающий фактор.

– Проблема в том, что никто ни во что не верит, – поддерживает коллегу президент компании «Комсомольская правда» Сергей Цыбуков. – Должны быть не просто кооперационные связи, а программа, в реализацию которой все должны вложить, как говорится, копеечку. Когда копеечка вложена, начинается самое интересное.

В ноябре прошлого года мы вместе с ИТМО выиграли конкурс на создание Центра прототипирования изделий из конструкционных материалов и покрытий. Получили средства из казны города и федерального бюджета. Мы обязались, что этот центр окупится через шесть с половиной лет. Но понятно, что на образцах, на малых сериях этого не добиться. Поэтому мы вынуждены были вложить часть своего бизнеса и окупать проект за счет серийного выпуска продукции. Однако средняя загрузка мощностей 15–20%, а если говорить о нанотехнологическом оборудовании, то сегодня она не превышает 3–4%.



Иными словами, государство направляет средства на проект с жестким требованием возврата за определенное время, но при этом на центре коллективного пользования заработать невозможно: отечественных потребителей немного.

Выход один: кооперироваться и с нашей, и с зарубежной наукой, создавать международную кооперационную сеть и стараться зарабатывать не только в отечестве, но и за рубежом. Что мы и сделали, выйдя на немецкий автопром. Мы намерены центры прототипирования европейских университетов и кластеров завязать единой сетью. И здесь ИТМО выступил интегрирующей площадкой.

Недоверие, которое мы сейчас испытываем со стороны коллег, заказчиков, власти, исчезнет, если у нас будет возможность развиваться. Когда мы будем действовать на понятных условиях, пусть и жестко контролируемых государством, вместе с наукой и бизнесом вкладывать деньги, создавая инновационные продукты, и как воронка втягивать в новые модернизационные процессы остальных, реализуя в год не один-два проекта, а 10–15 – тогда дело пойдет.

Большие перспективы, по мнению президента компании «Диполь», вице-президента СПП Николая Ковалева, есть у петербургского кластера электроники. Это логично, поскольку, по его словам, без развития этого базового направления невозможно создать прорывные процессы в инновационной промышленной политике.

В автопроме, например, доля электроники составляет 45%, в авиации 60%, в медтехнике 75%.

Сегодня основные страны мира интегрированы в глобальный процесс развития отрасли. США и Япония – лидеры в создании инновационных продуктов. Недавно присоединившиеся к этому глобальному движению Тайвань, Корея, Сингапур лидируют в области менеджмента распространения технологий. Проще говоря – в копировании. Путь трансфера технологий – наиболее реалистичный для нас сегодня.

Ядром построения системы копирования везде являются научно-исследовательские центры. Но не сами по себе, а в связке с малыми и со средними технологическими компаниями, с крупными организациями и корпорациями-потребителями и, что немаловажно, с включенными иностранными RND-центрами и корпорациями, которые осуществляют глобальное движение обмена и технологий и участвуют в общемировом распределении труда в этих центрах.

– Петербург – один из самых перспективных и удобных в стране центров для построения такого рода структуры, – убежден Николай Ковалев. – У нас традиционно собраны и локализованы, а самое главное, эффективно действуют практически все ключевые компании, которые составят кластер электроники.

Но проблема в абсолютной разобщенности предприятий. Они не имеют ядра, центра притяжения, хотя общие интересы хорошо проглядываются. Сосредоточиться следует, как мне кажется, на коммерциализации продуктов и идей. Кроме того, важно переориентироваться с гособоронзаказа на другие высокотехнологичные рынки.

Нам было бы интересно перетянуть сюда технологии Smart Grid, связанные с новыми интеллектуальными системами в энергосбережении, печатную полупроводниковую электронику, микросистемы техники, технологии внутренней сборки, лазерно-плазменные технологии – все то, что при грамотной трансляции и поддержке даст эффект в наших компетенциях.

Сейчас в кластере промышленно-лазерной технологии семь предприятий различной формы собственности, и это позволяет ему быть успешным, реализовывать проекты, которые ни одному из семи участников были бы не под силу. За прошлый год кластером, например, было выполнено работ на общую сумму 360 млн руб.

– Мы принципиально избегали внутренней конкуренции при формировании структуры. – подчеркивает д.т.н., проф. директор Российско-германского центра лазерных технологий Глеб Туричин. – Когда говорят, в кластере 30 предприятий механообработки, мне становиться страшно. Договориться, наверно, в такой структуре действительно будет сложно. Нам удалось, мы не делим между собой рынки и ресурсы, мы их объединяем. Вместе с тем я считаю, что построить гарантирующую систему без определенной идеи, основы, невозможно.

Кластер начинается тогда, когда каждый внес денежки, но не обязательно делать именно финансовый вклад, это может быть любой ресурс.

Основная проблема для нас в процессе создания кластерной системы в том, что к настоящей технологической кооперации никто не готов. Я не встречал руководителей крупных предприятий, способных отдать на сторону часть свой технологической цепочки. Все должно быть свое – это общая логика.

Европа живет кооперацией, и вполне успешно, а мы все строим, но стараемся себя ограничивать замкнутой самодостаточной структурой. Если отказаться от самодостаточности и положиться на кооперацию – вот это как раз условие синергии, которой все мы хотим добиться.

Кластер предприятий радиоэлектроники был создан по классической схеме – под производство конечного продукта. А конкретно – полного комплекса оборудования, которое обеспечивает весь тракт передачи и приема цифрового телевидения. И этот проект вполне можно считать одним из самых успешных, поскольку задачи по созданию продукта и использованию потенциала компаний, создавших кооперацию, полностью реализованы.

– Петербург в этом отношении уникальный город, – констатирует председатель совета директоров завода им. Козицкого Борис Иванов, один из инициаторов создания кластера. – Ни в одном мегаполисе России нет комплекса предприятий, где производится все оборудование: от формирования сигнала до его передачи. Опыт, который мы приобрели, позволяет говорить о том, что его можно тиражировать, мы вполне можем кооперироваться для реализации различных задач.

Безусловно, чтобы создавались и развивались кластеры, недостаточно инициативы снизу, от предприятий. Необходима поддержка города, не только финансовая, но и законодательная. И это понимают представители обоих ветвей власти.

 – Хочется особо отметить связку между действием Закона «Об основах промышленной политики», формированием Промышленного совета и принятием Концепции развития промышленности Петербурга до 2020 г., – подчеркивает заместитель председателя КЭРППиТ Кирилл Соловейчик, – эти документы, безусловно, оказывают влияние на дальнейшее развитие промышленного сектора на основе кластеров.

Следующим шагом станет формирование Комплексной инновационной программы развития промышленности на 2012–2014 годы.

По словам Кирилла Соловейчика, сегодня настало время обновить Постановление «Об основах инновационной политики», внести в него коррективы, пересмотреть подходы к оценке приоритетных направлений развития. С учетом уже имеющейся практики по созданию кластеров есть необходимость внесения поправок в Закон «О промышленной политике» в части, касающейся определения понятия «кластер», его роли и места, формализации подходов по их развитию, по механизмам модернизации промышленности, по месту центров коллективного доступа в промышленной политике, по взаимодействию с наукой и вузами.

Андрей Михайлов, аспирант СПбГУЭФ

Другие материалы по теме

X