жк днепропетровская 37

Актуальное
Поплавок_160_600_правый

Говорим «кластер», подразумеваем «инновации» (интервью с президентом кластера медицинского, экологического приборостроения и биотехнологий, председателем комиссии по производственным кластерам Общественного совета при губернаторе Петербурга М. Гириной)

Совместное освоение рынка дает каждой из компаний кластера гораздо больше возможностей, позволяя успешно работать в области инновационных разработок.

Кластер медицинского, экологического приборостроения и биотехнологий образовался в 2005 году на базе нескольких малых предприятий, работающих в медицинском приборостроении с начала 1990-х годов. Тогда объединение стало для компаний прежде всего эффективным способом вести конструктивный диалог с гос­структурами.

Сегодня кластер объединяет 87 предприятий и организаций, совокупная выручка от реализации продукции и услуг составляет около 7 млрд руб., число сотрудников – 5500, продукция экспортируется в 50 стран мира.

Внутри России география кластера расширилась до Екатеринбурга и Новосибирска. Установлены зарубежные связи: кооперация с кластером Литвы, сотрудничество в обла­сти совместных научных разработок с ассоциацией кластеров Франции.

Совместно выработанные предложения предприятий по развитию отрасли высокотехнологичного медицинского оборудования были учтены при формировании Федеральной технологической платформы «Медицина будущего», где глава петербургского кластера теперь возглавляет рабочую группу по межкластерному взаимодействию.

Добровольное и равноправное объединение предприятий защищает и усиливает каждое из них в отдельности и создает синергетический эффект для объединения в целом, полагает Марина Гирина, президент кластера медицинского, экологического приборостроения и биотехнологий, председатель комиссии по производственным кластерам Общественного совета при губернаторе Санкт-Петербурга.

– Марина Борисовна, насколько взаимосвязаны инновационность экономики и ее кластеризация?

Гирина.jpg– Сейчас слово «кластер» стало необыкновенно популярным. Насколько инновационными окажутся создаваемые сегодня кластерные образования, покажет время. Наша кооперация сформировалась еще до того, как был взят курс на кластеризацию региональной экономики.

Его основу составляют малые предприятия, на протяжении двух десятилетий занятые разработкой и серийным производством высокотехнологичной медицинской техники. Эта область приборостроения является инновационной по сути – конкурировать на постсовет­ском рынке в течение стольких лет невозможно, если не предлагать заказчикам новинки.

Продукция большинства наших компаний имеет спрос и за рубежом, экспортные поставки растут. Инновационность разработок определяется патентами РФ и зарубежными патентами, качество продукции подтверждено сертификатами – ISO, СЭ, FDA, высокая конкурентоспособность – выходом на мировые рынки. Поэтому в инновационности предприятий, входящих в кластер медицинского приборостроения, сомневаться не приходится.

– Почему именно кластер может стать центром кристаллизации инноваций? Ведутся ли внутри объединения совместные научно-исследовательские работы с целью получению новой для российского рынка продукции?

– Объединение научно-производственных компаний создает мощный синергетический эффект, особенно в точках пересечения взаимных интересов. У нас есть программа по выпуску инновационных продуктов на основе разработок компаний кластера.

Это создание оптико-хирургического комплекса с применением лазерного и ультразвукового контроля; программно-аппаратного комплекса для скрининга и диагностики; лазерного хирургического комплекса.

Первый из проектов уже представлен в Министерство промышленности и торговли РФ для получения финансирования в рамках федеральной целевой программы. Это совместная разработка на основе ультразвуковой высокочастотной видеоэндографии (Группа «Акси») и инвазивного хирургического лапароскопического комплекса (ООО «Минимакс»).

Центр ТЭС Института физиологии им. И. П. Павлова РАН выступил инициатором создания совместно с СПбГУ ИТМО кла­стерного центра, где планируется вести научно-исследовательскую и опытно-конст­рукторскую работу.

Совместное освоение рынка дает гораздо больше возможностей каждой из компаний. По сравнению с отдельной фирмой, конгломерат может предложить множе­ство решений по разным вопросам.

Например, сегодня по направлениям медицины у нас охвачено почти все: функциональная диагностика, реанимационное оборудование, анестезиология, гастроэнтероскопическая техника, инвазивная хирургия, изделия медицинского назначения, хирургические материалы, искусственные сосуды, аппараты для клинической и лабораторной диагностики. Это практически современная клиника «под ключ», которую кластер может предлагать на рынке, объединив передовые разработки компаний-участников.

– В чем еще вы видите преимущества кластерного объединения?

– Прежде всего кластеру при поддержке правительства города удалось инициировать программу по обеспечению госзаказа региональным инновационным продуктом с конкретным бюджетом на 2010–2011 годы. Эта программа позволяет до минимума сократить время разработки медицинских инноваций – от пожеланий со стороны медицины до внедрения в клиническую практику.

На 2012–2014 годы в бюджете города предусмотрено финансирование уже в 270 млн рублей на поставку продукции кластера для нужд городского здравоохранения, а в 2010 году мы начинали с 30 млн.

Совместно с КЭРППиТ мы проводили в Архангельске и Екатеринбурге выездные презентации кластера для руковод­ства региональных ЛПУ, правительств Архангельской и Свердловской областей. Благодаря этому были достигнуты договоренности о закупках продукции кла­стера.

Кроме того, встречи положили начало совместной работе с профильными кла­стерами Свердловской области, позже – Новосибирска, Томска, Самары. Представители этих регионов сегодня также входят в наш кластер.

Работа с регионами – это не только продвижение продукции. Мы предлагаем программы, которые позволяют нашим разработчикам в регионах заново осваивать рынок – слишком долго здесь превалировали бизнес-интересы зарубежных компаний.

Но сегодня мировой рынок медицин­ского оборудования просел на 40%, и этот спад серьезно задел таких монстров, как Siemens, Philips, GE, Toshiba и иже с ними. Если раньше они ориентировались на крупные сделки, то сейчас начинают работать в других сегментах, и российским производителям становится все сложнее.

Чем быстрее мы будем объединяться и противостоять засилью импортеров, тем больше появится шансов устоять на рынке. Задел для выживаемости могут дать только новые инновационные продукты, и региональные компании это хорошо понимают.

Кроме того, каждая фирма нашего кластера выдвинула пакет предложений для европейских коллег по различным направлениям НИОКР. Здесь мы активно работаем с Францией и Словенией.

В рамках форума «Российский промышленник» запланирован круглый стол со словенской делегацией, где мы покажем, как можно на базе Люблянского университета отрабатывать и внедрять наши методики, выполнять НИОКРы и постепенно выходить на европейский рынок. Эта программа кластера так и называется: «Вхождение в Европу».

– Компании, входящие в кластер, успешно экспортируют свою продукцию. Означает ли это, что высокотехнологичные инновационные разработки в меньшей степени востребованы на российском рынке?

– За рубежом наши компании конкурируют на свободном рынке, которого у нас практически нет. Если они выигрывают конкурс по поставкам в Конгресс США у корпорации Hewlett-Packard, то продвигать свои разработки здесь им гораздо сложнее.

Нет реальной конкуренции, не работают прозрачные зарубежные схемы тендеров на поставки. Хотя нам удалось доказать на уровне правительства города, что в государственном заказе необходимо учитывать своих собственных производителей. Этот опыт сегодня перенимают наши партнеры в Новосибирске, Томске, Екатеринбурге.

Казалось бы, если есть экспортоориентированные производители, надо дать им возможность работать в собственной стране. У нашей продукции есть большой потенциальный рынок в России, пора расчистить ей дорогу.

Внутренний спрос на продукцию кластера огромен, на ее финансирование есть средства, только их надо по-другому распределять между теми, кто уже привык здесь все получать, и отечественными производителями.

Правда, мы должны отдать должное нашему городскому правительству: оно всегда поддерживало и, надеюсь, будет поддерживать инициативы кластера.

– Ваш кластер объединяет более 80 юридически независимых, экономически состоявшихся компаний. Как складываются отношения между ними внутри кластера?

– Юридически мы являемся некоммерческим партнерством. Чтобы стать его членом, достаточно зайти на сайт и за­полнить анкету. Это сугубо добровольное объединение, где все решения принимаются коллегиально правлением или общим собранием.

С другой стороны, никакой кластер не будет создан, если нет взаимной заинтересованности. Шесть лет назад у нас такая заинтересованность была, и мы объединились. Нельзя сказать, что объединение различных компаний проходит легко, работа в кластере – это работа в команде, а к этому не все могут сразу приноровиться. У нас даже конфликтная комиссия создана – потому что каждый инноватор считает себя самым-самым и единственно инновационным.

Но к нам продолжают приходить, потому что видят результаты работы. А мы добились очень многого в инновационной сфере – участия в госзаказе, обеспечения заявок от ЛПУ, признания наших разработок в Комитете по здравоохранению, выхода с инновационным продуктом в регионы и за рубеж.

Предприятия кластера имеют общие интересы в производственной кооперации, в совместном продвижении на рынке, строительстве производственных площадей. Все эти факторы стимулируют добровольное и равноправное объединение инновационных фирм.

Беседовала Татьяна Рейтер

Похожие сообщения

X