жк Днепропетровская 37 студия 3,2

Актуальное

Не надо изобретать велосипед

Энергосберегающие технологии не относятся к числу малоизвестных или технически сложных в реализации достижений. Как полагают эксперты, проблемы их внедрения связаны с трудностями инвестирования, несовершенным законодательством и отсутствием управления энергосбережением.

Тема промышленной модернизации остается одной из самых обсуждаемых в экспертном сообществе – считается, что техническое обновление должно снизить производственные издержки, повысить конкурентоспособность промышленности и вывести страну из сырьевой зависимости.

Понятие модернизации в промышленности трактуется очень широко. К нему причисляют и обновление основных фондов, и энергосбережение, и элементы бережливого производства, и автоматизацию технологических процессов. Ключевая особенность этих методик так или иначе состоит в повышении эффективности использования ресурсов, в том числе энергетических. Сегодня любой разговор о перспективах развития современного бизнеса и процветания каждой компании включает в себя обсуждение оптимизации ресурсопотребления. Так полагают авторы «Основных рекомендаций по повышению энергоэффективности компаний».

Документ является частью совместного российско-британского проекта, посвященного проблемам энергоэффективности через использование энергетических пас-портов. Необходимость оптимизации природных ресурсов обусловлена не только ограниченностью их запасов. Потребление традиционных ресурсов осложняется ростом их стоимости и труднодоступности, а возобновляемых – снижением качества и возможностей восстановления. Благодаря требованиям к оптимизации ресурсов, экологические и ресурсосберегающие факторы в зарубежной практике повышения энергоэффективности развиваются как две равноправные составляющие единого процесса.

Если в России стоит задача к 2020 году снизить энергоемкость ВВП на 40%, то в Великобритании эти же цели сформулированы как уменьшение к тому же сроку выбросов углекислого газа на 34%. При этом обе страны используют схожие технологии для достижения результатов.  Несмотря на принятие целого ряда законодательных актов в области энергосбережения, российская экономика остается одной из наиболее энергозатратных в мире. По словам Юлии Кудрявцевой, генерального директора консалтинговой компании TML Ltd., для большинства промышленных предприятий затраты на энергию – вторая по объемам расходная статья бюджета после сырья.

Генеральный директор ООО «Системы энергоэкологической безопасности» Наум Дзекцер приводит в «Рекомендациях…» данные по промышленным предприятиям Петербурга: они потребляют около 35% использующегося в регионе объема первичных энергоносителей и занимают лидирующее положение в потреблении централизованно вырабатываемых электрической и тепловой энергии (более 30%).  К наиболее крупным в регионе промышленным энергопотребителям относятся металлургическое производство, машиностроение, производство строительных материалов, химические предприятия и деревообработка.

Уровень энергоемкости по отраслям различен. Энергетическая составляющая стоимости продукции в металлургии достигает 40–50% от общих затрат на ее производство, в стройиндустрии – 25–30%. В машиностроении объем потребления ТЭР составляет до 15% от общего энергопотребления региона. Удельное энергопотребление на ЦБК на 30% выше, чем на западных производствах такого же назначения. При этом уровень технологической оснащенности предприятий неоднороден. Есть произ­водства, на которых используются технологии и оборудование, введенные в эксплуатацию более 30–40 лет назад. Но есть и предприятия, работающие по прогрессивным технологиям.

 По данным «АВОК Северо-Запад», доля предприятий более чем с 10-летним сроком эксплуатации вентиляционного оборудования составляет 59%, компрессоров – 59%, оборотных систем охлаждения – 57%, насосов – 57%, электроприводов – 56%, котельных – 55%. Примерно в половине этих случаев срок эксплуатации энергетического оборудования составляет более 25 лет.  Президент НП «АВОК Северо-Запад» Александр Гримитлин полагает, что замена одного только вспомогательного оборудования на более современное (и менее энергоемкое) может внести весомый вклад в промышленное энергосбережение.

 – Системы отопления и вентиляции промышленных предприятий являются главным потребителем энергии, – говорит он. – У металлургов доля затрат на эти инженерные системы составляет 15–20%, у машиностроителей доходит до 70–75%. Для предприятий, ориентированных на работу в условиях ВТО и претендующих на получение международного сертификата управления качеством, важны вопросы поддержания качественного микроклимата помещений, но в наших климатических условиях они особенно энергоемкие.

Выходом из ситуации может стать использование рециркуляции отработанного воздуха. Современные 2–3-ступенчатые системы фильтрации позволяют очищать и возвращать в цех до 95% отработанного воздуха. По опыту работы производителей промышленной вентиляции можно констатировать, что на предприятиях-заказчиках практически все системы вентиляции удалось перевести на системы рециркуляции воздуха и снизить тем самым затраты на воздухообмен в десятки раз.

Снижение энергозатрат за счет модернизации вспомогательного оборудования – далеко не единственный пример решения проблем энергосбережения. Сегодня в этой сфере предоставлено множество успешно работающих и тиражируемых технологий. Часть типовых энергосберегающих мероприятий приведено в «Рекомендациях» применительно к различным отраслям промышленности.  В последние годы в странах с развитой экономикой приняты государственные программы, направленные на снижение энергопотребления в промышленности. Так, в Великобритании в апреле 2010 года вступила в силу Схема энергоэффективности, стимулирующая экономию энергии на примерно 20 000 предприятий, использующих более 6 ГВт энергии в год. Эти предприятия потребляют более 10% энергии в Великобритании. Уже в ноябре 2011 года был опубликован первый сводный рейтинг компаний, внедривших меры по повышению энергоэффективности в рамках Схемы.

С 2008 года в Финляндии действует Соглашение об энергоэффективности до 2016 года, в котором участвуют около 70% промышленных предприятий, преимущественно самых энергоемких. Все они обязаны провести энергетические обследования и на их основании приступить к выполнению энергосберегающих программ.  Исходя из опыта этих и других стран, можно отметить несколько общих принципов достижения сокращения энергозатрат в промышленности. Среди них мониторинг и регулирование параметров потребления различных ресурсов, модернизация оборудования, изменение технологического процесса, утилизация выбросов и тепла.

Например, не требующая серьезных инвестиций установка приборов учета, обнаружение перерасхода ресурсов и его корректировка могут, по оценке британских экспертов, сократить энергозатраты на 10–15%.  На предприятиях Heinz наиболее эффективным способом сокращения расходов стало изменение технологических процессов. Здесь реализованы проекты по утилизации тепла сточных вод, понижена температура нагрева горячей производственной воды, вдвое снижено потребление пара.

В ОАО «Пролетарский завод» модернизация наружного освещения территории завода с заменой на автоматизированную систему с энергосберегающими лампами должна будет снизить энергопотребление в шесть раз при достижении нормативных параметров освещенности.  Большой потенциал энергосбережения можно извлечь при реконструкции инженерных систем предприятия, о чем свидетельствует опыт ОАО «Хлебный дом». В 2009–2010 годах на основной части площадок компании была проведена полная реконструкция котельных, сетей теплоснабжения, отопления и вентиляции, построенных в 1960–1980 годах. Расход потребления природного газа был снижен почти в два раза. В целом потенциал энергосбережения за счет таких мер может достигать 30–40% от потребляемого количества энергии.

На предприятии JCB был выбран другой подход. Упор делался на управление производственными процессами, работу с персоналом, контроль энергопотребления в реальном масштабе времени.  Вовлечение персонала в решение задачи энергосбережения осуществляется и в других компаниях. Как уверяют британские авторы «Рекомендаций…», в компании Hilton UK & Ireland была разработана экологическая стратегия, каждый год проводился конкурс на звание экочемпиона среди сотрудников, продумывались меры поощрения – все усилия были направлены на изменение модели поведения персонала для более рационального использования энергии. В результате за три года экономия на оплате потребляемой энергии составила 3,8 млн фунтов стерлингов.

Таким образом, управление процессами энергосбережения каждым сотрудником становится таким же значимым фактором для повышения эффективности, как техническое оснащение.

– Признание важности энергии как одного из видов ресурсов, который требует такого же менеджмента, как любой другой дорогостоящий ресурс, сегодня становится первым шагом к снижению энергозатрат, – уверяет Юлия Кудрявцева, ссылаясь на новый международный стандарт по системам энергетического менеджмента ISO 50001:2011.

Основное назначение стандарта – интегрировать понятие энергоэффективности в управление самой организации. Тогда предприятие сможет получить экономию в тех областях, которые традиционно рассматриваются как затратные. По предварительной оценке, при условии широкого применения стандарта снижение мирового энергопотребления может достичь 60%.

 По словам Юлии Кудрявцевой, ряд российских предприятий уже используют элементы энергетического менеджмента: разрабатывают и реализуют программы энергосбережения, осуществляют закупки менее энергоемкого оборудования, анализируют возможности для улучшения энергоэффективности отдельных производств и процессов. Поэтому, внедряя стандарт ISO 50001, предприятие может обнаружить, что оно уже выполняет часть требований, которые в него включены. Тогда останется сделать еще один шаг, чтобы выработать системный подход к управлению энергетическими ресурсами.

Казалось бы, технические возможности для повышения энергетической эффективности доступны и понятны. Тем не менее не только их воплощение на практике, но и первый шаг к их реализации – энергетический аудит и разработка программ энергосбережения – пока продвигаются медленнее, чем планировалось.

 В Центре по эффективному использованию энергии одной из причин подобной ситуации называют недостатки с точки зрения полноты и качества нормативной базы. Например, в промышленности меры политики энергетической эффективности ограниченны и сосредоточены на энергоаудите. Вместе с тем все еще не приняты стандарты энергоэффективности электродвигателей и другого энергетического оборудования, нет опыта заключения долгосрочных целевых соглашений по повышению энергоэффективности между правительством и энергоемкими промышленными холдингами. Не проводится сертификация энергоменеджеров, не продуман пакет мер по продвижению энергетической эффективности на малых и средних предприятиях, отсутствуют многие другие факторы, необходимые для большей результативности энергосберегающей политики.

 Но каким бы несовершенным, по мнению специалистов, ни было законодательство в области энергосбережения, оно подвело каждое предприятие к необходимости провести аудит, то есть заставило оценить затраты на энергоресурсы и пути их снижения через программы энергосбережения. Это сразу ставит перед компанией следующую задачу – изыскать ресурсы для реализации программ. Для этого руководителям предприятий необходимо либо решать их самостоятельно, используя внутренние резервы или займы, либо обратиться к энергосервисным компаниям.

 По мнению главы председателя совета СРО НП «Три Э» Виталия Млынчика, энергосервисные услуги становятся ключевым фактором в формировании рынка энергосбережения и энергоэффективных технологий во всем мире. И хотя серьезных нормативных документов, которые регламентировали бы энергосервисную деятельность, пока нет, в перспективах этого направления на рынке энергосбережения мало кто сомневается.  Из 70 организаций НП «Три Э» не менее 10 компаний планируют заниматься исключительно энергосервисными услугами, более 20 – заниматься ими наряду с другой деятельностью.

 В условиях наметившегося роста издержек и сокращения инвестиций энергосервисный контракт особенно удобен промышленникам: для его реализации предприятию не приходится нести затраты на приобретение оборудования и риски из-за недополученного эффекта.  Для бизнес-среды в этой схеме тоже есть свои преимущества: энергосервисный контракт помогает найти оптимальное и точное решение с минимальными затратами и повышает требования к управлению проектом.

 Но энергосервисные компании на практике сталкиваются со многими проблемами, прежде всего связанными с трудностями кредитования, схемами возврата средств, сложностями закупок по контрактам и другими нормативными и организационными вопросами.

 – В США 60% энергосервисных компаний создавалось производителями оборудования – это был способ продвижения энергосберегающих технологий, – моделирует возможные варианты развития энергосервиса Виталий Млынчик. – Поэтому для отечественных поставщиков, которые настаивают на энергоэффективности своей продукции, есть два пути – либо самим создавать энергосервисную компанию, либо тесно сотрудничать с уже действующими.

 – Инжиниринговые компании, которые хотели бы заниматься энергосервисом, не всегда имеют средства для того, чтобы за свой счет реализовывать проекты, – уверен Владимир Ядыкин, заместитель директора по развитию НИИ Энергетики СПб ГПУ. – Есть европейский опыт, благодаря которому энергосервисные компании смогли за короткое время привлечь большие средства со стороны различных инвестиционных фондов.  Это произошло тогда, когда им законодательно было разрешено стать энергосервисными компаниями в качестве поставщиков ресурсов. Как только они оказались включенными в сбыт энергоресурсов, финансовые институты начали с ними работать.

 Надо отметить, что специального продукта финансирования энергосервисных контрактов или энергосберегающих мероприятий у отечественных финансовых институтов пока нет, хотя эти вопросы сейчас находятся в числе приоритетных для комитета Госдумы по энергетике. Обычно для этих целей банки используют разные формы кредитования, лизинговые и факторинговые схемы или варианты проектного финансирования.

 – Вряд ли можно создать некий универсальный кредитный продукт для энерго-сберегающих проектов, так как каждый из них индивидуален, – полагает Юрий Евстифеев, советник председателя правления банка ОАО «Банк Санкт-Петербург», где накоплен определенный опыт разработки и реализации механизмов кредитования проектов в области энергоэффективности с использованием различных банковских инструментов. – Проблема энергосервисного финансирования в том, что контракт инжиниринговой компании не может быть предметом кредитного залога в отличие от госконтракта, который по сути является договором подряда и часто принимается кредитными организациями в качестве залога. Энергосервисный контракт – это предпринимательский риск, который должен нести предприниматель, а не банк. По словам эксперта, для таких проектов, как установка приборов учета в многоквартирных домах, уже разработана и применена схема лизинга. Кроме того, в банке рассматривают возможности факторинговой схемы по финансированию программ энергосбережения.

 Инвестиционные механизмы кредитования, в том числе проектное финансирование, также могут быть использованы для обеспечения энергосберегающих мероприятий, но они более сложные и дорогие, хотя достаточно гибкие. Юрий Евстифеев обращает внимание на то, насколько важно для гарантии возврата средств предусмотреть техническое и эксплуатационное сопровождение проекта энергосервисной компанией.

 – Мы пошли по пути развития энергосервисных контрактов, в то время как за рубежом используют перфоманс-контракты, которые включают все составляющие – энергетический аудит, энергосервисные услуги и сопровождение, – говорит он. – С точки зрения банковского законодательства договор, где возврат средств зависит от получаемых за счет реализации проекта результатов, профинансировать проще.

 Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

X