Актуальное

Высокий размах

Обеспокоенные спадом в металлургической отрасли специалисты объединяются, чтобы сломать стереотипы и расширить границы использования металлоконструкций.

Производители говорят, что в условиях удорожания кредитных ресурсов и падения спроса на стройматериалы застройщики и инвесторы заинтересованы в поиске новых технологий, которые, с одной стороны, помогут увеличить скорость возведения зданий, обеспечат гибкость планировок и архитектурных решений и одновременно с этим позволят сохранить высокое качество конечного строительного продукта. Таким решением может стать применение металлоконструкций.

Продвигать технологии, подразумевающие в том числе нетрадиционное применение металла, призвано недавно учрежденное профобъединение – Ассоциация развития стального строительства.

Сплотили трудности

АРСС объединяет всех участников рынка стального строительства от ведущих производителей и поставщиков металлопроката, в ее составе – Евраз, Мечел, ОМК, заводы по производству металлоконструкций, научно-исследовательские и проектные институты, архитектурные бюро. Цель членов ассоциации – изменить «бетонные» стереотипы инвесторов, девелоперов, архитекторов и проектировщиков, стимулируя выбор металлоконструкций.

Специалисты считают, что сектор металлопроката и производства металлоконструкций попал в зависимость от негативных явлений разного порядка. Так, профицит стали на российском рынке достигает 30%. Между производителями растет конкуренция по всем видам проката. С другой стороны, риски увеличиваются из-за высокой транспортной составляющей, роста тарифов монополистов, угрозы экспортных пошлин, высокого барьера для входа на глобальные рынки с готовой продукцией.

«Отечественная металлургия сегодня находится в сложных условиях, – считает генеральный директор Ассоциации развития стального строительства Дмитрий Еремеев. – В 2014 году до 30% произведенной стали уходило на экспорт. Но сейчас на фоне падения цен на мировых рынках на внутреннем рынке их рост не может быть бесконечным, потому что стагнирует спрос. Тем не менее именно внутренний рынок для металлургов – в приоритете».

В начале своей деятельности члены ассоциации решили с разных сторон изучить рынок, составить реестр производителей, который затем будет издан в качестве отраслевого каталога.

«Общая картина в отрасли не меняется лет десять, – говорит генеральный директор ООО «Металл-Дон» Александр Ларионов. – Есть топ-30, а также сеть мелких производителей, периодически появляются новые игроки. По нашим оценкам, в отрасли – 14 000 участников, при этом 60–70% объемов производства приходится на топ-30. Возможности и уровень оснащения предприятий не однородны. При заказе в 100 т возникают проблемы с выполнением. Заказчики не могут получить достоверную информацию о возможностях компаний. Отдельные производители зачастую не соблюдают технологии».

Кроме внутренних проблем отрасль производства металлоконструкций напрямую зависит от динамики выпуска металла. Производители проката также испытывают трудности.

«Ежегодный средний рост объемов производства металлоконструкций в 2008 году составлял 2850 т, потом произошел всем известный спад, – констатирует Александр Ларионов. – Затем среднегодовой прирост дошел до 1800 т и остановился на этой цифре. Налицо снижение инвестактивности после реализации проектов в Сочи. В отрасли зафиксировано падение выпуска в 2013 году на 19% и спад потребления – на 18%».

Специалисты констатируют, что на фоне недозагруженности отечественных производителей при строительстве некоторых спортивных сооружений, например футбольных стадионов, подрядные компании применяют конструкции зарубежных производителей и проектные решения западных специалистов, мотивируя тем, что в России не хватает технологий, позволяющих применять металлоконструкции в таком качестве. Профлист, например, завозят из Канады.

«В 2014 году продолжилось падение спроса, производители старались выживать самостоятельно, некоторые кооперировались с холдингами, – рассказывает Александр Ларионов. – В перспективе у нас на юге реально просматривается всего лишь один проект строительства моста в Крыму».

Дорогу металлу!

Основным инструментом продвижения в ассоциации выбрали пропаганду широкого применения металлоконструкций – стального каркаса, большепролетных конструкций и трубобетона.

«Технология стального каркаса позволяет застройщикам существенно облегчить конструкцию, а это экономия на фундаменте, – говорит Дмитрий Еремеев. – Кроме того, сокращаются сроки строительства. А это, в свою очередь, позволяет начать раннюю продажу квартир без инвестиционной скидки, которая может доходить до 15–20%».

В АРСС начали собирать команду профессионалов «перспективной цепочки строительного сегмента», в которую уже вошли крупные производители стальной продукции и металлоконструкций (Северсталь, Металл-Дон), монтажные предприятия, архитекторы, проектировщики, профильные НИИ, вузы. Ассоциация намерена развеять скептицизм со стороны инвесторов к стальным конструкциям, скорректировать существующее законодательство, создать пул успешных проектов, обобщить опыт. Планируется сформировать научно-технический, инженерный, научно-образовательный и медийный центры.

«Структура потребления металлопроката должна измениться за счет снижения доли арматуры, которая является низкомаржинальным продуктом, и повышения доли высокомаржинального фасонного проката и трубы, – считает Дмитрий Еремеев. – Российское металлопотребление является арматуроемким: 25% рынка приходится на ее долю, тогда как в США этот показатель составляет 11%, а в Южной Корее – 21%.

В то же время доля фасонного проката и балки в структуре спроса низкая – лишь 9%, тогда как в США аналогичный показатель – около 16%, в Японии – 22%. Это свидетельствует о большом потенциале профилей в России. Если использование железобетона в строительстве уменьшится в пользу металлоконструкций лишь на 10%, потребление стального проката вырастет на 400 000 т».

Родство Эмпайр-стейт-билдинг и сталинских высоток

Актуальным и перспективным специалисты считают сектор многоэтажного строительства, что подтверждается мировыми тенденциями.

«Доля сооружений на качественном современном стальном каркасе в Норвегии примерно равна 48%, в США – 66%, в Англии – 68%, – напоминает Дмитрий Еремеев. – Россия задержалась на 15% построек на таком каркасе. Отставание сложилось исторически: применение стали практиковалось больше в ВПК, а при закладке гражданских сооружений предпочтение отдавалось железобетону. Однако стальное строительство имеет преимущества – быстрота возведения, компактность стройплощадки, всесезонность, разнообразие планировок».

Стальной каркас, как утверждают специалисты, проверенная временем технология. Таким методом на Манхэттене возведен первый и самый высокий американский небоскреб – Empire State Building, так же строились сталинские высотки в Москве. В Петербурге на стальном каркасе в начале XX века построен знаменитый дом Зингера. В современном строительстве в Англии массовое предпочтение отдано именно данной технологии.

Применение стального каркаса в различных видах строительства, по мнению ряда проектировщиков и производителей металлоконструкций, выгодно. Технология, подразумевающая включение металлических деталей и конструкций, пригодна не только для промышленных зданий, транспортных и спортивных сооружений, как происходит сегодня в современной строительной практике, но и для жилых, социальных объектов. При помощи стального каркаса, например, можно решить проблему реновации хрущевок с гораздо большей рентабельностью, чем это делается сегодня.

Рискуют смелые

Один из смелых проектов вышел из мастерской компании «Руукки Рус». Из металлоконструкций предприятия строятся сотни зданий, но в основном это традиционно одноэтажные промышленные корпуса, логистические и торговые объекты. В 2014 году компания предприняла попытку войти на рынок строительства жилищных и социальных объектов.

«Наш проект 16-этажного дома «Т16» прошел экспертизу в НИИЖБ в 2010 году как проект многократного применения, – рассказывает начальник проектного бюро «Руукки Рус» Николай Клещев. – Использованы были такие решения, как стальной несущий каркас, сварные колонны двутавры, перекрытия сталь-ЖБ, композитные элементы с тавровыми балками и несъемная опалубка. Наружные стены с облицовкой панелями, покрытыми листами стали».

Специалист при этом отмечает, что созданная для производства сэндвич-панелей линия за два года не выпустила ни одной и была ликвидирована. Проектировщики «Руукки Рус» применяли такие прогрессивные решения, как L-связи, исключающие обжатия, сопряженные с рисками монтажа, поскольку учитывалось, что строительные компании не имеют опыта.

«В некоторых странах таким методом застраивают кварталы, – замечает Николай Клещев. – Технология выгодна для сейсмически опасных районов. Однако, несмот­ря на целый ряд преимуществ, проект, разработанный нами, так и не был реализован на практике».

Более удачная судьба оказалась у проекта строительства многоэтажных паркингов на стальном каркасе.

«Каркас из монолита или ЖБИ на 15–20% дороже каркаса из стали, – говорит генеральный директор ООО «К-Проект» Александр Блинов. – В открытом паркинге доля каркаса составляет 20–30%, в закрытом – 10%. Поэтому очевидно, что металлокаркас – выгоднее. Себестоимость каркаса многоуровневого гаража на 241 машино-место – 200 000 рублей. Учитывая, что цены на машино-место с $800 в 2000 году выросли до 8000 в 2014 году, разработанные проекты имеют хорошую перспективу.

Мы используем прокат и сталежелезобетонное перекрытие по профнастилу. Была попытка применения пустотных плит в качестве перекрытия. Мы сравнили по расходу стали две парковки в разных каркасах и определили, что наличие пустотных перекрытий позволяет снизить расход стали на 20%. Также каркас получается легче: 270 и 206 т. Но вмешалась экономика. Цена пустотной плиты выросла до 1500 рублей, и другие ЖБИ тоже заметно подорожали. Поэтому пришлось вернуться к первому варианту».

Специалисты отмечают, что даже самые удачные проекты не получают широкого применения, поскольку это ограничено нормативами. В частности, из-за завышенных требований по огнезащите.

Скованы нормами

«Практика применения электросварных и бесшовных стальных труб сейчас ограничена нормами применения малоуглеродистой и низколегированной стали, – считает директор ЦНИИСК им. В. А. Кучеренко АО «НИЦ «Строительство» Иван Ведяков. – Отрадно, что в Казани при строительстве стадиона начали применять элект­росварные трубы большого диаметра – 1460 мм. Сейчас технология широко используется при возведении стадионов в Самаре и Нижнем Новгороде. В Ростове и Калининграде пока не принято решение, из какого проката строить – квадратной, прямоугольной или круглой трубы.

Трубы изготавливаются с ограничением содержания серы и фосфора методом термомеханического проката из высокой чистоты металла – стали третьего поколения. Этот материал должен более широко внедряться. Для чего необходимо корректировать нормы».

Работа в этом направлении уже началась. Так, ученый отмечает, что с 1 июля будет актуализирован СНИП, появятся изменения в обязательных требованиях при проектировании объектов, связанных с принятием Постановления Правительства РФ № 1521.

«Дополнительно необходимо разработать стандарт на базе ТУ и ГОСТ 27 772 по стали, – говорит Иван Ведяков. – Нужен и новый стандарт двутаврового сортамента для сгибаемых конструкций. Имеющихся в российских нормах 60 видов недостаточно. Например, в Америке их 249, 209 – в Европе, и 260 типоразмеров применяются в Англии. Также у нас малое количество профилеразмеров. Всего 16. Отсутствуют и типоразмеры с поперечным сечением для строительства».

Отсутствие соответствующих уровню технологического прогресса норм, по мнению специалистов, привело к снижению применяемого в строительстве металлопроката.

От эксклюзива к массам

«Мы ведем научно-техническое сопровождение строительства всех стадионов, – рассказывает Иван Ведяков. – Из-за нечетких нормативов были попытки использовать импортную сталь в канатах системы «Фрейсине». Но в связи с указанием ориентироваться на 95% отечественного металлопроката от идеи отказались. На возводимые объекты поставляются только импортные тяги. Канаты решили заменить обычным полосовым прокатом 30–50 мм толщиной».

Но такое импортозамещение получается не всегда. Например, по информации ученого, при проектировании и строительстве «Лахта-центра» ставку сделали все же на иностранные решения и технологии.

«Сейчас стоит вопрос о применении жесткой арматуры и композитных сталей ЖБИ – трубобетона, – комментирует Иван Ведяков. – Уже заложен фундамент. Прокат – российский. Работы проводились с высоким уровнем рационализации. Мы ведем испытания 46 фрагментов колонн будущей башни».

Специалисты убеждены, что более широкое использование металлоконструкций является прогрессивным шагом не только для уникальных объектов, но и для массового строительства. Популярный монолит исчерпал свои возможности. Технология имеет более длительные сроки реализации, погодозависима, приводит к высоким нагрузкам на фундамент, что для Петербурга критично. Вес типового этажа при сборном ЖБИ составляет 256 000 кг на кв. м. Каркас на алюминиевом профиле – 156 000 кг. Тем не менее преимущества металлокаркаса пока не очевидны для широкого круга застройщиков.

Успех продвижения «стальных» технологий зависит в том числе и от активности членов профсообществ металлургов, которым предстоит сломать устоявшиеся стереотипы.

Подготовила Любовь Ежелева

Похожие сообщения

X