Актуальное
160_600_Поплавок_уши_Строим_добро

“Солнце, ветер и вода”. Что будет с российским рынком возобновляемой энергии

Российский рынок возобновляемой энергетики заметно отстает от мировых лидеров, несмотря на создание законодательной основы для его стимулирования. Теперь на развитии отрасли могут сказаться трудности финансирования проектов, особенно на базе зарубежного оборудования.

Доля России на мировом рынке ВИЭ составляет всего 2% (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Доля России на мировом рынке ВИЭ составляет всего 2%
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), доля России на мировом рынке ВИЭ оценивается примерно в 2%, что намного ниже показателей Китая (20%) или США (13%). Использование ВИЭ в общем энергопотреблении страны составляет всего 1% без учета ГЭС мощностью свыше 25 МВт, удельный вес производства тепловой энергии на ВИЭ – 3–4%.

Такой низкий процент обусловлен как экономическими, так и технологическими особенностями. Кроме того, в развитых регионах страны развитие ВИЭ нерентабельно из-за относительно низких тарифов на традиционную энергетику.

Непочатый край

Вместе с тем отечественный рынок возобновляемой энергетики обладает огромным потенциалом по различным ресурсам в зависимости от географии, ландшафта и климата регионов.

Согласно Энергетической стратегии РФ на период до 2030 года, технический ресурс ВИЭ, преобладающая доля в котором отведена использованию энергии солнца и ветра, оценивается примерно в 4,5 млрд т условного топлива в год, что более чем в четыре раза превышает объем потребления всех топливно-энергетических ресурсов России.

В энергетически изолированных районах экономическая эффективность использования возобновляемых источников энергии может превышать показатели традиционной энергетики

Экономический потенциал ВИЭ, учитывающий уровень экономического развития регионов, цену на ископаемое топливо, тарифы, экономическую целесообразность, состояние экологии и другие факторы, оценивается намного скромнее. Тем не менее в энергетически изолированных районах экономическая эффективность использования возобновляемых источников энергии может даже превышать показатели традиционной энергетики.

Директор научно-образовательного центра «ВИЭ» СПб ГПУ д. т. н. проф. Виктор Елистратов на примере удаленных районов Крайнего Севера убеждает, что растущие цены на привозное дизельное топливо делают экономически эффективными комбинированные дизельно-ветровые электростанции.

«Более 60% территории России находится в зонах автономного энергоснабжения и в северных районах, где проживает более 15 млн человек, – поясняет ученый. – Сейчас электроснабжение Севера обеспечивают примерно 80 дизельных электростанций общей мощностью свыше 2 млн кВт. Завоз топлива в эти регионы составляет около 6 млн т ежегодно. При экономически обоснованном тарифе, который в 2014 году составлял 45 рублей/кВт?ч, ежегодные субсидии населению из бюджетов разных уровней достигают 600 млрд рублей».

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Разработанные в центре системы распределенного ветрового энергоснабжения, которые на 50% и более могут заменить дизельную генерацию, обеспечили бы, по расчетам ученых СПбГПУ, экономическую эффективность этих мероприятий. В том числе за счет снижения стоимости электроэнергии у конечного потребителя, сокращения субсидий, сетевых и транспортных расходов. И это не говоря о повышении экологической безопасности за счет сокращения вредных выбросов и уменьшения завозимой тары: сейчас около 200 000 пустых бочек из-под топлива ежегодно пополняют свалки северных территорий.

Сегодня трудно представить, что в 1950-х годах в Советском Союзе действовало около 5000 малых ГЭС, поскольку на территории РФ их осталось несколько десятков.

«Запланированный рост малой гидроэнергетики в разных странах Европы за период 2000–2020 годов составляет от 10 до 30%. У нас ситуация иная: доля малой гидроэнергетики в общем объеме энергопотребления снизилась с 23,5% в начале 1950-х годов до сотых долей процента к началу 2000-х, – рассказывает генеральный директор ЗАО «МНТО ИНСЭТ» Яков Бляшко. – Специалисты нашей компании выявили объективный потенциал малой гидроэнергетики для ряда регионов, то есть провели измерения, наметили конкретное месторасположение источника генерации, рассчитали потенциальную мощность, сделали технико-экономические обоснования проектов. Причем речь идет не об абстрактном потенциале гидроресурсов, а о мощностях, реально недостающих населению этих регионов, которые можно обеспечить за счет малых ГЭС».

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Хотя большинство реализованных проектов выполнено компанией в энергодефицитных регионах, выработка электроэнергии оказывается не единственной задачей, поскольку наряду с доступным энергоснабжением решаются вопросы социально-экономического развития поселений. Более того, собственные разработки дают возможность использовать не только энергию рек или ручьев, но и других водных ресурсов – прудов, водосбросов, питьевых водоводов. Большим потенциалом обладают тепловые станции: в «ИНСЭТ» есть опыт создания гидроэлектростанции на сбросах ТЭЦ, что позволило получать 2 МВт электроэнергии.

Стимулы для развития ВИЭ

Опыт стран – лидеров на рынке ВИЭ свидетельствует, что возобновляемая энергетика развивается по инициативе, под эгидой и под контролем государства. Оно стимулирует инвесторов и потребителей использовать энергию ВИЭ за счет финансовых и налоговых инструментов до тех пор, пока в силу не вступают рыночные факторы.

К 2020 году доля ВИЭ в отечественном энергобалансе должна составить 5% (Чтобы увеличить, кликните на фото)
К 2020 году доля ВИЭ в отечественном энергобалансе должна составить 5%
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Законодательная база в области альтернативной энергетики в последние годы была усовершенствована. Российские перспективы ВИЭ рассмотрены в принятой в 2009 году Энергетической стратегии РФ, согласно которой к 2030 году доля нетрадиционных ВИЭ в отечественном энергобалансе должна составить не менее 10% (к 2020 году – не менее 5%). В результате годовой объем производства электроэнергии на базе ВИЭ прогнозируется довести до 80–100 млрд кВт?ч, то есть увеличить его более чем на порядок.

Два года назад приняты нормативные решения правительства по объектам ВИЭ, которые будут работать на оптовом рынке электроэнергии и мощности (Постановление правительства № 449 от 28 мая 2013 года). В документе установлены лимиты на вводимые установленные мощности ВИЭ, на стоимость 1 кВт произведенной энергии, на объемы эксплуатационных затрат, определены минимальные коэффициенты использования мощности в течение года.

Отвечающие установленным критериям проекты отбираются ежегодно на конкурсной основе, по итогам реализации программы предполагается ввести в эксплуатацию более 5800 новых объектов, максимальная сумма инвестиций по итогам всего периода достигнет почти 466 млрд рублей. Косвенно финансирование развития ВИЭ коснется потребителей: рост цен на традиционную электроэнергию порядка 2% обеспечит государству ежегодно около 70 млрд рублей.

К 2020 году на вложенные средства планируется получить 1,5 ГВт энергии за счет солнечных электростанций, 3,6 ГВт – за счет ветряных установок и 900 МВт – за счет малых ГЭС.

В январе 2015 года вышло Постановление правительства № 47, которое утвердило меры поддержки ВИЭ уже на розничном рынке, направленные преимущественно на малую генерацию (меньше 25 МВт), в том числе с использованием биогаза, биомассы, свалочного газа. Перспективы использования этих видов топлива связаны также с вступлением в силу с 1 января 2015 года изменениий в федеральный закон «Об отходах производства и потребления».

Компания «Вирео Энерджи» реализовала первый в Ленобласти проект элекростанции в 1 МВт на свалочном газе за счет прямых иностранных инвестиций и заключила договор на технологическое присоединение установки к сетям ОАО «Ленэнерго». И способна продавать энергию либо сетевым организациям для компенсации потерь, либо заинтересованным в «зеленой» энергии компаниям по договорной цене.

«Согласно Постановлению № 47, на период, равный сроку возврата инвестиций, при установлении тарифов учитывается уровень доходности инвестированного капитала в размере 14% годовых для продажи сетевым компаниям, – комментирует положения законодательного документа коммерческий директор ХК «Вирео Энерджи» Алексей Ющук. – Тариф за 1 кВт?ч вырабатываемой «зеленой» электроэнергии ненамного выше того, что предлагают традиционные сбытовые компании, и по себестоимости энергия из свалочного газа дешевле по сравнению с другими ВИЭ. Кроме того, мы достигли заметного экологического эффекта: сократили вдвое санитарную зону вокруг полигона, избавились от пожароопасных слоев газа в толще отходов».

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

В разработке находятся другие документы по розничному рынку ВИЭ и по совершенствованию уже принятых решений относительно оптового рынка. Тем самым законодательно закреплен ряд механизмов поддержки ВИЭ, который предусматривает прежде всего господдержку при заключении договоров о предоставлении мощности. В частности, для оптового рынка электроэнергии это продажа мощности по договорам предоставления мощности квалифицированных генерирующих объектов ВИЭ.

Для розничного рынка – обязанность сетевых компаний покупать электроэнергию квалифицированных генерирующих объектов ВИЭ по регулируемым тарифам в целях компенсации 5% планируемых сетевых потерь. Кроме того, для объектов возобновляемой генерации в обоих случаях действует компенсация из федерального бюджета для технологического присоединения к электросетям.

В изолированных энергосистемах, согласно Постановлению № 47, устанавливаются долгосрочные тарифы (формулы цены) на покупку электроэнергии от объектов ВИЭ на период окупаемости, а сам проект ВИЭ включается в федеральные и региональные целевые программы.

Тем не менее, по мнению руководителя по связям с инвесторами и государственными структурами IFC Алексея Жихарева, для инвестора ВИЭ, работающего на оптовом или розничном рынке, пока еще есть нерешенные вопросы, связанные с потенциальными юридическими и финансовыми рисками.

Для объектов возобновляемой генерации действует компенсация из федерального бюджета (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Для объектов возобновляемой генерации действует компенсация из федерального бюджета
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Инвестор на розничном рынке, который готов участвовать в конкурсном отборе на строительство ВИЭ в рамках региональной схемы развития энергетики, зависит от того, как скоро регионы выпустят соответствующие нормативно-правовые документы, – комментирует Алексей Жихарев. – Окупаемость проекта связана с тарифом на продажу электроэнергии, а он по действующему законодательству устанавливается по факту ввода генерирующего источника в эксплуатацию. Но финансирующий банк хочет иметь обязательства по тарифам еще до начала строительства. Этот риск можно снизить за счет тарифного соглашения, но пока непонятен его статус. Сетевые компании обязаны покупать электроэнергию по тарифам, определяемым договором, и существует риск, что он может быть не заключен. Поэтому договор поставки надо подписывать заранее, до начала строительства, и на долгий срок. Наконец, постановлением прописан 15-летний срок окупаемости объекта, и методика расчета тарифа на такой срок еще не утверждена. Кроме того, инвестор должен предусматривать девальвацию денежных потоков и компенсацию выпадающей мощности».

Проблемы и перспективы

Ключевая проблема для нынешнего российского рынка ВИЭ – сложности финансирования из-за девальвации рубля, что уже поставило под вопрос отбор инвесторов на реализацию запланированных проектов ВИЭ на оптовом рынке в области ветровых установок и малых гидроэлектростанций на 2016–2017 годы общей мощностью почти 900 МВт.

Стоимость проектов в долларовом эквиваленте дает представление о том, какие объемы инвестиций был готов «переварить» рынок ВИЭ до изменения валютного курса. Но теперь проекты резко подорожали, и инвестору сложно прогнозировать финансовые потоки. Уже подписанные и согласованные проекты по ветровой энергетике и малым ГЭС отложены, по солнечным электростанциям начаты только несколько проектов.

Возникает и другая проблема – недостаток отечественных эффективных установок для выработки возобновляемой энергии, что подразумевает финансирование НИОКР в этой области. Кроме того, для реализации новых проектов ВИЭ и классификации генерирующих источников обязательным становится указание локализации применяемого оборудования. Инвестор должен гарантировать использование оборудования, которое хотя бы частично было произведено или собрано в РФ.

Для финансирования новых проектов и классификации генерирующих источников обязательной становится локализация применяемого оборудования до 65–70% в зависимости от вида ВИЭ к 2020 году

В Постановлении № 449 установлены целевые показатели степени локализации для каждого типа генерирующего объекта ВИЭ на период до 2020 года и подробно описан вклад каждого отдельного компонента в достижение этих показателей.

«Нормы по локализации – это крае­угольный камень в механизме государственной поддержки проектов ВИЭ, – говорит Алексей Жихарев. – Здесь правительство выдвинуло достаточно четкие требования: в ветровой энергетике степень локализации должна достигать 65% к 2020 году, в солнечной – 70%, в малой гидроэнергетике – 65%. Эти данные будут учитываться при квалификации генерирующих объектов и влиять на размер платы за поставляемую мощность. Но если за последние пять лет у нас по­явились заводы по выпуску солнечных панелей, то ветрогенераторы на территории РФ пока не производятся».

Значительно упростилась бы работа по развитию ВИЭ, будь в Минэнерго официальные достоверные и точные данные по существующим возобновляемым ресурсам, которые помогали с выбором наиболее рациональных технологий в тех или иных условиях.

По словам Виктора Елистратова, общепринятых данных по ресурсам ВИЭ нет, потому что пока не создана единая система их оценки. Сбор данных для составления технико-экономического обоснования тоже оставляет желать лучшего. В среднем по России одна реперная гидрометеостанция приходится на 37 000 кв. км, а для районов Крайнего Севера еще реже. Неудивительно, что федеральная карта ветровых ресурсов дает только усредненные значения, которые необходимо уточнять на месте строительства энергокомплекса. Иначе говоря, проводить дополнительные исследования с получением многолетних почасовых значений энергии ветра, используя современные инструментальные методы, базы цифровых моделей рельефа и результаты спутниковых наблюдений.

Пока инвесторы пользуются разрозненной информацией, подготовленной отдельными научно-исследовательскими институтами и организациями, не всегда отдавая себе отчет в том, как их генерирующий комплекс будет вписываться в энергосистему.

Татьяна Рейтер

Похожие сообщения

X