Актуальное
160_600_Поплавок_уши_Строим_добро

Определиться с выбором: о независимости российского бизнеса

На традиционном бизнес-завтраке сотрудники редакции и члены экспертного редакционного совета журнала “Промышленно-строительное обозрение” оценили перспективы компаний в новых экономических условиях.

Бизнес-завтрак
Андрей Алексеев, Николай Вильчур, Михаил Бизяев на бизнес-завтраке, организованном журналом “Промышленно-строительное обозрение”
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Перефразируя известную цитату, можно сказать, что заниматься бизнесом и быть свободным от государства нельзя. Тем не менее наиболее оптимистичными сегодня выглядят российские компании, которые научились как можно меньше зависеть от изменений государственной экономической политики и влияния «системообразующих компаний», в прошлом – госкорпораций.

Ставший традиционным ежегодный бизнес-завтрак сотрудников редакции «Промышленно-строительного обозрения» с членами экспертного редакционного совета на этот раз прошел в ресторане «Арка». Гости обменялись мнениями по поводу событий прошедшего года и оценили ближайшие перспективы своих компаний в новых экономических условиях.

Любопытно, что год назад прогнозы и пожелания экспертов свелись в итоге к необходимости консолидации всех сил перед угрозой очередного экономического коллапса. Для такого единения, полагали участники мероприятия, всем: власти, бизнесу, банковскому сообществу, общественным институтам – нужно начинать договариваться, кто кому может помочь, на каких условиях и чем при этом поступиться.

Совет казался актуальным, учитывая новые ставки рефинансирования, действующие экономические санкции, существенные сокращения доходов и понимание того, что ситуация, в отличие от кризисов 1998 или 2009 годов, обещает затянуться намного дольше, чем на год-полтора. Прогнозы по итогам 2015 года сбылись и по некоторым позициям оказались даже хуже предполагаемых, поскольку ощутимых положительных сдвигов в экономике не про изошло.

Другое дело, что тема необходимости договариваться ушла из повестки дня. Вернее, на фоне нарастающего кризиса у предпринимателей продолжают накапливаться проблемы, связанные с налоговым и инвестиционным климатом, выбором антикризисных мер, инфляционными издержками, неотложностью структурных экономических реформ и другими важнейшими для него вопросами.

Есть у бизнеса и проработанные предложения по их решению, и готовность к аргументированному диалогу. Вот только площадок для дискуссий с властью практически не  осталось, и вопросы, адресованные правительству разных уровней, повисают в воздухе.

Фитнес поневоле

«Снижение показателей в большинстве секторов экономики продолжается, но это не индикаторы кризиса в их классическом понимании, – описывает сложившуюся к началу 2016 года ситуацию директор Центра инновационного развития, д. э. н. профессор СПб ГЭУ Андрей Алексеев. – Главная проблема и причина сегодняшней ситуации в том, что последние 15 лет в российскую экономику закачивались огромные нефтегазовые деньги. В результате все отрасли получали свою долю сверхдоходов без каких-либо усилий, направленных на повышение производительности труда или интенсификации экономики, хотя бы пропорционально этим получаемым «ни за что» средствам. Теперь, когда на нефтяные дивиденды рассчитывать не приходится, «жирному» благополучию пришел конец, структура экономики меняется, но производительность осталась на прежнем уровне и не позволяет извлекать дополнительную прибыль. Это вынуждает нас «худеть» и волей-неволей становиться более эффективными, хотя мы к этому не готовились, не тренировались и о таком исходе даже не думали».

По данным ЮНКТАД, общий объем прямых иностранных инвестиций по всему миру вырос на 36% по сравнению с предыдущим годом. В России он сократился на 92% – до $1,2 млрд

На Научно-производственном предприятии «Буревестник», напротив, успели «потренироваться» еще в 2009– 2010 годах, оказавшись в похожей ситуации: тогда основной заказчик, обеспечивающий девять десятых оборота компании, сократил заказы в 2,5 раза. Зато сегодня оборудование «Буревестника» успешно конкурирует с зарубежными аналогами в борьбе за потребителя и настолько востребовано в стране и за ее пределами, что не все заявки в прошедшем году предприятию удалось удовлетворить.

«Мы уменьшили штат, пересмотрели модельный ряд продукции и сосредоточились на ее экспортном продвижении, – рассказывает о полученном опыте антикризисного управления генеральный директор НПП «Буревестник» Владимир Цветков. – В результате в планах на 2016 год доля экспорта составляет уже более 50% в денежном выражении. Можно сказать, что кризисы учат нас жить и работать».

То, что кризис заставляет искать новые пути развития, подтверждает председатель совета директоров АО «Звезда-Энергетика» Николай Хаустов. Он ссылается на пример ОАЭ, где благодаря доходам от продажи нефти за семь лет удалось перестроить экономику таким образом, что доля сырьевого сектора в ВНП сместилась с первого на четвертое место.

«В России за эти «тучные годы» были упущены возможности ухода от сырьевой зависимости, поэтому сегодняшняя ситуация, связанная в том числе с падением нефтяных котировок, заставляет затягивать пояса, – констатирует он. – Наша компания создана 15 лет назад, и мы каждый год моделировали свою деятельность так, как будто Газпрома – главного заказчика энергетического оборудования – не существует. Эта политика помогла нам удержаться в 2015 году на плаву, когда самые крупные партнеры резко сократили заказы: нефтяная отрасль – до шести электростанций вместо 70–90, Газпром не приобрел ни одной станции по инвестиционным программам. Компанию спасают новые инфраструктурные проекты за границей и два крупнейших контракта, номинированных в валюте».

Кирилл Мясоедов
Кирилл Мясоедов (в центре)
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Экономическая ситуация в 2015–2016 годах такова, что уверенно чувствовать себя смогут компании, в выручке которых существенную долю занимает валютная составляющая, – согласен региональный директор Северо-Западного филиала ПАО РОСБАНК Кирилл Мясоедов.– Но большинство компаний и банков работают в рублевой зоне с российскими клиентами. Если до недавнего времени мы находились в относительно комфортном положении с точки зрения спроса на банковские продукты, то в 2015 году в связи с турбулентной экономической конъюнктурой банковский сектор оказался в крайне непростой ситуации. Благодаря своевременным мерам регулятора и профильных ведомств положение удалось стабилизировать. Сегодня мы следуем избранной в 2014 году стратегии, которая предполагает развитие транзакционного банкинга и дистанционных каналов предоставления услуг.

Количество клиентов растет, и это позволяет рассчитывать на то, что в 2016 году ситуация окажется лучше, хотя и 2015 год мы прошли с умеренной прибылью и без пауз в кредитовании наших клиентов. При всей консервативности риск-политики банка с участием иностранного капитала, мы можем предложить интересные кредитные продукты российским промышленным предприятиям, компаниям по добыче и переработке природных ресурсов, сельхозпроизводителям, фарминдустрии, ритейлу. Это позволяет нам занимать умеренно оптимистичную позицию в отношении развития банковского сектора в 2016 году».

Если экспортеры в силу ослабленного рубля чувствовали себя в прошедшем году не так плохо, то о промышленных компаниях, ориентированных на внутренний рынок, этого не скажешь. Одним из первых уже к началу прошлого года просел строительный сектор, а вместе с ним – промышленность основных строительных материалов, где эффективность антикризисных мер была практически исчерпана еще в 2009–2010 годах. Заместитель генерального директора ЗАО «Проммонолит» Михаил Бизяев оценивает ситуацию на рынке стройматериалов как критическую.

Участники бизнес-завтрака
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

«Во всем мире цементная промышленность является индикатором динамики роста национальной экономики, – поясняет он. – Наша страна 10 лет выпускает около 60 млн тонн цемента в год. В то же время Китай производит почти 2 млрд тонн, США – 200 млн тонн, Турция за 20 лет полностью обновила цементную промышленность и теперь в разы превышает российские объемы производства. У нас же за это время введено не более четырех-пяти новых технологических линий. Кроме того, плановым развитием ресурсной базы и рациональным территориальным размещением производственных мощностей ни на государственном, ни на региональном уровне никто не занимается. Как пример – производственные мощности и, как следствие, количество действующих бетонных узлов в Санкт-Петербурге почти в шесть-семь раз превышает максимальные потребности рынка».

Цементная отрасль, по словам специалиста, выбрана в качестве индикатора экономики во всем мире не случайно – срок планирования в ней составляет 15–20 лет, а если таких долгосрочных многомиллиардных вложений нет, значит, инвесторам этот рынок не интересен из-за низкой рентабельности и отсутствия правовых, политических или экономических гарантий.

Сокращение инвестиционной деятельности в России происходит не только в цементной отрасли: в 2015 году, по данным ЮНКТАД, общий объем прямых иностранных инвестиций по всему миру вырос на 36% по сравнению с предыдущим годом. В России он сократился на 92% –до $1,2 млрд, что на два порядка меньше лидирующей по этому показателю американской экономики ($384 млрд).

Игра по правилам и без

Законодательная база, созданная за несколько лет, вполне могла бы обеспечить положительные сдвиги в развитии экономики в целом и в обрабатывающей промышленности в частности, уверен президент Союза литейщиков Санкт-Петербурга Владимир Евсеев. Федеральные законы о промышленной политике, о стратегическом планировании, о стандартизации и техническом регулировании в той или иной степени содержат основы для развития отечественного реального сектора экономики.

Владимир Евсеев, Николай Хаустов
Владимир Евсеев и Николай Хаустов на бизнес-завтраке, организованном журналом “Промышленно-строительное обозрение”
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Беда в том, что все эти законы практически не выполняются и не обеспечены в первую очередь жестким спросом к виновным в их невыполнении, а также финансами, – категоричен эксперт. – Федеральное правительство становится главным тормозом в развитии экономики: деньги в стране есть, но они не работают на реальный сектор. Во-вторых, отраслевой принцип в промышленности больше не существует, производственные кооперационные связи разрушены, каждое предприятие выживает в одиночку. Минпромторг мало ориентируется в реальном положении дел в промышленности, запрашивает информацию в отраслевых ассоциациях и союзах. То есть ни государство, ни государственные корпорации не выполняют свои координационные и организационные функции и не обеспечивают условия функционирования бизнеса».

Иными словами, отстроенная бюрократическая вертикаль не работает, но и создание рыночных механизмов брошено на полдороге за ненадобностью. Для начала надо разобраться, куда двигаться дальше, полагает Владимир Евсеев: либо по пути снижения роли госкомпаний в экономике, либо, наоборот, по пути огосударствления экономики с административным планированием и контролем.

Николай Хаустов, в свою очередь, считает: говорить, что государство никак не участвует в поддержке бизнеса, было бы неправильно – у предприятий есть возможность в соответствии с принятыми в последние годы постановлениями использовать средства федерального и городского бюджетов в виде субсидирования части затрат на НИОКР, на оборотные средства и другие расходы.

Генеральный директор ООО «Трубы ХОБАС» Дмитрий Еременко утверждает: проблемы в российской экономике в значительной степени определяются отсутствием логичной нормативной основы для взаимодействия участников.

На ошибки в документах действующей нормативной базы эксперт неоднократно указывал в обращениях в Технический комитет, Федеральное агентство по техническому регулированию, Минстрой и другие инстанции, отвечающие за формирование нормативной базы. Однако полученные ответы свидетельствовали «о неспособности или нежелании решать вопросы выполнения требований федерального закона о техническом регулировании». Именно так Дмитрий Еременко сформулировал отношение чиновников к проблеме в недавнем открытом письме премьер-министру.

Участники бизнес-завтрака
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

«У нас сами нормативы – это не общие обязательные требования, а набор формальных поводов для разрешения или запрета, источник искусственно созданных противоречий. Даже сам статус нормативной базы, обязательность утвержденных правил – это предмет бесконечной и бессмысленной полемики, – поясняет глава компании «Трубы ХОБАС» на примере строительной отрасли. – Система технического регулирования должна быть основой планирования ресурсов, обеспечить безопасность строительства и возможность достижения конечного результата, а не привычной растраты бюджета. Вместо этого она становится инструментом для манипуляций, административного вмешательства, повышающего риски участников строительного процесса. Иными словами, даже ответственную работу получает не подрядчик, который умеет и знает, как ее выполнять, а тот, кто согласен попытаться сделать эту же работу за меньшие деньги.

Результаты таких «благих намерений» мы видим на каждом шагу. Системы, которая отличает одного подрядчика от другого, полноценный продукт от имитации или подделки, не существует, но только она сможет обеспечить эффективность экономики, независимо от того, рыночная она или управляемая государством. Проблема в том, что сегодня никто не заинтересован в создании этой системы, потому что увеличение неопределенности нормативной базы является как раз источником обогащения для тех, кто берется за регулирование и дает больше возможностей тем, кто умеет договариваться, чем тем, кто умеет работать».

Профилактика кризиса

Нужно отметить, что бизнес-завтрак происходил тогда, когда подробности проекта нового антикризисного плана, разработанного Минэкономразвития и представленного накануне на совещании экономического блока правительства, еще не были известны в деталях. Между тем проект выглядит радикально – он предусматривает меры по структурной перестройке экономики и поддержке инвестклимата, регионов, отраслей, а также меры по социальной поддержке. В документе, в частности, предлагается сокращение участия государства в коммерческом секторе и приватизация госкомпаний, существенное уменьшение проверок бизнеса, а также меры по повышению качества работы судебной и правоохранительной систем.

Вполне логичные предложения, если бы не одно «но». В них немало перекличек с утвержденным год назад «Планом первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности на 2015 год», который так и остался набором благих пожеланий.

Дмитрий Еременко, Михаил Цветков
Дмитрий Еременко и Михаил Цветков на бизнес-завтраке, организованном журналом “Промышленно-строительное обозрение”
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Трудно, к примеру, было бы поспорить с планами по созданию возможностей для привлечения оборотных и инвестиционных ресурсов в наиболее значимых секторах экономики, что было продекларировано год назад. Однако на деле результатом 2015 года стало почти стопроцентное падение инвестиций по сравнению с 2014 годом. Кроме того, чтобы выходить на индустриальную модернизацию, нужна открытая экономика, доступ к передовым технологиям, приток капитала, а не политика отгораживания от мирового рынка.

И как расценивать заявленные в предыдущем проекте меры по «развитию малого и среднего предпринимательства за счет снижения финансовых и административных издержек», если государство за 2015 год скорее занималось увеличением этих нагрузок на предпринимателей?

Генеральный директор компании «Вильчур и партнеры» Николай Вильчур с 1998 года занимается юридическими консалтинговыми услугами для малых и средних предприятий. За это время он изучил логику развития кризисных ситуаций, закономерности контролирующего прессинга по отношению к предпринимателям и подготовил для этих случаев ряд рекомендаций. Сегодня, по его словам, государство как никогда активно старается переложить возникшие проблемы на предпринимателей.

«Каждый раз, когда в экономике наступает ухудшение, мы наблюдаем одно и то же: прежде всего это проверки силовых органов. В сентябре мой адвокат сопровождал 11 полицейских проверок бизнеса – такого не было еще никогда, – констатирует Николай Вильчур. – Второе, что хотелось бы отметить, – это новая тенденция в налоговом администрировании, которое и без того все время усиливалось. Однако на этот раз фискальные органы работают по жесткому плану, который, между прочим, с февраля 2009 года вырос более чем в 20 раз и никак не зависит от честности налогоплательщика.

Нынешняя сложная экономическая ситуация характерна тем, что фискальный орган выполняет не функции по контролю правильной уплаты налогов – он становится сборщиком, который должен выполнить план. И под удар подпадают не те, кто нарушает налогоплатежную дисциплину, а тот, с кого налоги проще взять. При этом даже полностью погашенные платежи не гарантируют от налоговых претензий. Чаще выигрывает тот, кто крупнее или уже не тратит силы, чтобы разобраться, как избежать этой ситуации. Другими словами, государство в поисках денег идет самым простым путем: вместо того чтобы дать время на построение бизнеса, оно спешит собрать налоги. Курицу режут, даже не дожидаясь сегодняшнего яйца».

Подводя итоги

Закономерно, что, пройдя череду кризисов, бизнес научился адаптироваться к экономическим и политическим изменениям в государстве, выстраивать свою деятельность в рамках существующих законов и при этом сохранять конкурентные преимущества.

Андрей Алексеев, Николай Вильчур
Андрей Алексеев и Николай Вильчур на бизнес-завтраке, организованном журналом “Промышленно-строительное обозрение”
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Мы являемся производителями 40 часов в неделю и потребителями в остальное время. Поэтому давайте попробуем производить свой продукт лучше, чтобы выгоднее его продать, – рассуждает Владимир Цветков. – Для этого не нужно особых условий, все предпосылки уже есть в коллективах, которыми мы руководим, потому что товарный продукт производят люди, их интеллект, их руки и талант. Вот где следует искать источник развития! А к действиям правительства надо относиться так же, как к милостям природы: иногда она помогает, иногда нет, но уж какая есть. В конце концов, российский рынок не самая большая часть мирового рынка, на котором и нужно учиться искать применение плодам своего труда».

«Транзакционные издержки, которые российские компании тратят на защиту интересов своего бизнеса, составляют 25%, но в Великобритании они достигают 41%, – напоминает Андрей Алексеев. – Хотелось бы, чтобы наше государство определилось, будет ли оно придерживаться монетарной политики или станет реальным заказчиком и регулятором. Я надеюсь, что в наступившем году выбор будет сделан, потому что тенденции к этому уже просматриваются. Возможно, что тогда мы сможем перейти от оборонительной стратегии, которая заставляет бизнес болезненно реагировать на каждое колебание нефтяного курса, к наступательной, проявляемой в реальных внутренних по отношению к национальной экономике мегапроектах».

Татьяна Рейтер

В печатной версии название статьи “Определиться с выбором” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, №168, март, 2016 г.)

Похожие сообщения

X