Актуальное

Осторожный спуск: об объемах выпуска промышленной продукции

На предприятиях Санкт-Петербурга третий год снижается спрос на продукцию при высоком уровне издержек.

Сборка автомобилей
В 2015 году выпуск транспортных средств и оборудования стал меньше на 16,4%, машин – на 15,6%
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Поиски выхода из сложившейся ситуации осложняются недостатком объективной информации о положении дел в отраслях. Промышленники не готовы резко менять планы и предпринимать решительные тактические шаги.

Производственный сектор экономики города ожидаемо среагировал на макроэкономическую ситуацию спадом в 2015 году. Индекс промышленного производства Санкт-Петербурга сократился на 7,3% в прошлом году по сравнению с 2014 годом. Все три отрасли – добыча полезных ископаемых, обрабатывающая промышленность, энергетика, – показатели которых входят в этот индекс, демонстрируют спад. В обрабатывающем секторе лидеры по величине падения – производство кокса и нефтепродуктов, где за год произвели на 52,6% меньше продукции.

Неутешительные итоги в 2015 году в автомобилестроении: выпуск транспортных средств и оборудования стал меньше на 16,4%, машин – на 15,6%. Пищевые и табачные предприятия сократили производство на 4,4%, несмотря на девальвированный рубль и попытки запустить импортозамещение.

В отсутствие кризиса, вероятно, роста бы не было. Негативная динамика объема выпуска промышленностью – не только последствие макроэкономического шока конца 2014 года, но и продолжение общего спада, который начался три года назад и связан со структурными проблемами отрасли.

Промышленное производство
Источник: hh.ru
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Индекс промышленного производства в обрабатывающей промышленности с 2012 года демонстрирует медленное падение вместе с торможением экономики и замораживанием инвестиционной активности. Такая динамика связана еще и с изменениями в структуре промышленности города – резкое сокращение выпуска на одних крупных предприятиях и рост на других сформировали ее.

Производство электроники с начала 2012 года упало на 83,9% (уровень 2012 года взят за 100%). В сфере металлургии сокращение произошло на 55% у предприятий в сфере металлургии, в деревообработке – на 45%.

В то же время бизнес, который пострадал от девальвации в 2014 году, в течение последних трех лет уверенно рос: выпуск пищевых продуктов и табака стал больше в 1,6 раза по сравнению с 2012 годом, машин и оборудования – в 2,6 раза, транспортных средств – в 1,8 раза. Спад активности на предприятиях, которые прежде показывали рост, хотя и малозаметен в исторической перспективе, но ощущается сильнее вследствие их растущего веса в структуре промышленности и на рынке труда.

Контрактная помощь производству

Системные проблемы вели к сокращению спроса на товары петербургских предприятий, которые, в свою очередь, отреагировали снижением выпуска продукции во избежание заполнения складов.

Промышленная продукция
Источник: hh.ru
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Согласно данным Росстата, объем отгруженных товаров предприятий производственного сектора в 2015 году вырос на 5,5% по сравнению с 2014 годом. Этот показатель рассчитывается в текущих ценах, поэтому позитивная динамика связана с инфляцией, а не с реальным ростом продаж. Индекс цен производителей промышленных товаров в декабре 2015-го по сравнению с данными предыдущего года достиг 114,4%, то есть продукция стала дороже на 14,4%. Если сопоставить эти значения, видно, что рост проданной продукции не смог компенсировать потери, связанные с инфляцией, – выручка компаний в целом по отрасли упала.

Резкая и неожиданная девальвация в некоторой степени помогла сгладить сложности со сбытом продукции в отдельных сферах. Долгосрочные контракты с клиентами необходимо выполнять, поэтому отрасли, которые работали по такой системе, пока остались на плаву – клиенты не успели быстро отреагировать на новые условия, и отдельные виды деятельности показали рост отгрузки своей продукции.

У производителей машин и оборудования этот показатель вырос на 20,4% против роста цен в 8,9%. Например, согласно отчету АО «Силовые машины» за третий квартал, выручка, связанная с производством электродвигателей, генераторов, трансформаторов, увеличилась на 13,4% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Это связано с исполнением в 2015 году контрактов на строительство Волжской ГЭС, Рефтинской ГРЭС. А оптовая торговля оборудованием за 9 месяцев принесла компании рост выручки на 23,3%.

Отгрузка продукции предприятий металлургии и производств готовых металлических изделий поднялась на 31,9%, в то время как цены увеличились на 8,2%. На статистику повлиял Ижорский трубный завод. По данным компании, в 2015 году было отгружено около 550 000 т труб большого диаметра, что на 36% выше аналогичного показателя предыдущего года. Положительная динамика обязана стабильному спросу на трубы со стороны ключевых клиентов – «Газпрома» и «Транс­нефти». По словам генерального директора ЗАО «Ижорский трубный завод» Дмитрия Покровского, компания рассчитывает сохранить высокий объем выпуска продукции и обеспечить полную загрузку оборудования.

Динамика вакансий
Источник: hh.ru
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Еле заметный рост у предприятий целлюлозно-бумажной промышленности, полиграфической и издательской деятельности – продажи выросли на 20,6%, цены – на 17,6%. Другие виды деятельности, которые меньше ориентированы на длительные контракты или госзаказ, показали спад.

Однако судить об устойчивости к кризисным явлениям некоторых предприятий, которые демонстрируют рост, рано. Показатель «Объем отгруженных товаров собственного производства» учитывает стоимость проданной продукции независимо от того, поступили деньги на счет продавца или нет. Рост числа просроченных платежей или существенные задержки могут свести к нулю эти достижения – затраты неизбежно вырастут.

Предприятия, у которых падает и отгрузка товаров, и объемы выпуска, иными словами, не имеющие избыточных запасов, меньше нуждаются в услугах перевозчиков. Это отражается на объемах перевезенных грузов: с марта 2015 года в этом секторе наблюдается спад. За прошлый год объем коммерческих перевозок упал на 14,8% против роста годом ранее на 6,6%.

Кроме того, одновременное сокращение отгрузки товаров и выпуска продукции говорит об отсутствии избытка на складах предприятий. Уменьшение объемов производства неизбежно снижает загрузку мощностей, которая зеркально отражается на занятости работников.

Нагрузка падает

Сокращения объемов выпуска промышленной продукции в 2015 году, как и ранее, не настолько велики, чтобы перейти к масштабным увольнениям. Большинство компаний не прибегали к «мягкому» варианту экономии на персонале – сокращению рабочего времени, поэтому рынок труда, согласно официальной статистике, не показал впечатляющей негативной картины в промышленном секторе, где работают около 15% петербуржцев. Уровень безработицы в Санкт-Петербурге за 2015 год низкий – 2,1%, годом ранее он составлял 1,4%. Численность персонала, переведенного на неполный рабочий день, увеличилась незначительно.

Газета "Работа"
По данным HeadHunter, число предложений о работе в производственном секторе в 2015 году в целом было ниже на 11%, чем в 2014-м.
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«На такие меры шли некоторые автопроизводители, предприятия горно-металлургического сектора, а также вспомогательные службы фирм, зависимых от импортного сырья или запчастей», – делится наблюдениями руководитель отделения по подбору инженерно-технических кадров Kelly Services Ольга Копылова.

«Режим неполного рабочего дня, как правило, вводится в таких отраслях, как строительство, автомобилестроение. В Санкт-Петербурге этот показатель не такой высокий, как в других регионах», – соглашается менеджер по развитию бизнеса Coleman Services Ольга Енютина и добавляет, что официальная статистика уровня безработицы занижается за счет отсутствия учета тех, кто ищет работу и подрабатывает где-то еще. Уже в 2014 году приток незанятых в неформальный сектор был в два раза выше оттока работников из формального. Помимо неполного рабочего дня этому способствует отсутствие роста заработной платы в реальном выражении.

«Эта мера позволила избежать сокращения персонала, дополнительно проанализировать ситуацию и на время отложить принятие важных управленческих решений по сокращению штата или закрытию предприятия», – говорит Ольга Копылова и добавляет, что перевод сотрудников на неполный рабочий день не носит повсеместного характера. «В конце 2014 – середине 2015 года к такой мере прибегали чаще, чем в 2013-м. Как правило, это были производственные компании, которые столкнулись со сложностями из-за падения курса рубля», – замечает Ольга Енютина.

Отправка работников на неполный рабочий день для предприятий выглядит наилучшей альтернативой. «Это рационально с точки зрения зарплат, так как сокращение приводит к колоссальным расходам», – говорит Ольга Копылова. По словам же Ольги Енютиной, в России увольнение до недавнего времени считалось высшей мерой профессионального наказания, свидетельством деловой и личной несостоятельности работника, поэтому бизнес предпочитает более мягкий подход сокращения издержек на персонал.

Появление частично свободной рабочей силы повышает конкуренцию на рынке труда (количество резюме на одну вакансию). По данным HeadHunter, число предложений о работе в производственном секторе в 2015 году в целом было ниже на 11%, чем в 2014-м. В то же время количество резюме выросло на треть. Соотношение резюме к вакансиям увеличилось с 5,4 до 7,9.

Рост цен
Источник: hh.ru
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Постепенное высвобождение рабочих рук и дальнейшее сокращение загрузки мощностей, создание новых основных средств рано или поздно вынудят прибегнуть к решительным мерам поддержки производств.

С завязанными глазами

Уровень взаимоотношений власти и промышленников не способствует оптимизации компаний и лучшей адаптации к кризису. Для этого нужны ясные посылы от власти и честная и объективная оценка текущей ситуации.

Бизнес, в том числе промышленники, критиковал власть за отсутствие сигналов и раньше. Тогда это доставляло неприятности, но они не ощущались в денежном выражении и отсутствии возможностей погашать задолженности. Теперь, без понимания дальнейших сценариев развития экономики, сложно планировать свою работу, в том числе по оптимизации затрат. В итоге издержки растут еще больше, компании вынуждены откладывать реформы и расплачиваться за упущенные выгоды.

Для формирования правильных посылов не хватает информации. «Редкий регион собирает больше статистических данных, чем это предусмотрено в федеральном плане, основываясь на котором сложно делать выводы об экономической ситуации. Взять, например, тренд на импортозамещение: когда возникла необходимость всесторонней локализации производства в России, пришло осознание того, что мы ничего конкретного не знаем о своей обрабатывающей промышленности», – говорит ведущий эксперт Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург Александр Курячий.

В итоге нет возможности однозначно сказать, чего ждет бизнес. «Неблагоприятные настроения подтверждаются индексом Опоры RSBI, который остается выше уровня конца 2014 года, но с середины 2015 года имеет значительную тенденцию к спаду из-за неоправданности ожиданий предпринимателей по обещанному началу выхода из кризиса. При этом настроения в промышленности, соглас­но рейтингу, также значительно лучше, чем в сфере торговли и услуг», – замечает Александр Курячий. По его словам, расчеты Высшей школы экономики позволяют иначе оценить ситуацию. В сферах промышленности и строительства индекс предпринимательской уверенности находится в отрицательной зоне, но стремится к положительным значениям, что говорит о растущих позитивных настроениях.

Власти не готовы оперативно обобщить текущие тенденции, сделать экспертные оценки важных для бизнеса показателей. И, как следствие, промышленники формируют планы и прогнозы методом проб и ошибок. «Все индикаторы оценки ожиданий указывали на рост настроений бизнеса с конца 2014 года по середину 2015 года, когда все, кто формирует представления о будущем экономики, сообщали о завершении кризиса. Видимо, многие восприняли это как сигнал к бурному росту в конце 2015 года, тогда как речь зачастую шла о конце спада, который обернулся бы стагнацией», – говорит Александр Курячий. И добавляет, что в конце 2015 года представления бизнеса изменились из-за повторного снижения курса рубля, которое продолжилось и в начале 2016 года.

Обрабатывающей промышленности Санкт-Петербурга вряд ли удастся в ближайшее время выйти в рост – велики системные проблемы экономики и отрасли. Для этого требуются изменения бизнес-процессов и дальнейшая оптимизация. Они невозможны без понимания, что кризис – это надолго и обойтись банальным накачиванием спроса государственными деньгами не получится: нужны более глубокие реформы.

Евгений Заздравных

В печатной версии название статьи – “Осторожный спуск” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, № 168, март, 2016 г.)

Related posts

X