Top Banner_Благотворительный_фонд_Строим_Добро

Актуальное

Вверх или вниз: о прогнозах развития экономики

Анализируя итоги экономического развития в 2015 году, в перспективе эксперты допускают оптимистические сценарии. И это несмотря на то, что основные экономические показатели продолжили падение.

Система управления
Разуваев: Сейчас страна переживает нефтяной шок, отток капитала, санкции, но если мы посмотрим на реальный сектор экономики, то увидим месяц к месяцу легкий “плюс”
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Чиновники Минэкономразвития считают, что кризис достиг предела и дальше предполагается восстановление экономики. В первом полугодии 2016 года ими прогнозируется, что динамика будет демонстрировать нулевые показатели, но в конце года можно рассчитывать на повышение темпов роста до 1%.

С точки зрения независимых аналитиков, официальные прогнозы противоречивы и неустойчивы, реальные показатели замалчиваются, а правительственные доклады неоправданно оптимистичны.

Экономический спад продолжается. Снизившийся в середине 2015 года на 4,6% уровень ВВП к концу года вышел на минус в 1,5%. По данным, озвученным президентом РФ, падение ВВП составило 3,8%, а промышленного производства на 3,3%, рост инфляции составил 12,7%.

Наиболее существенное падение произошло в производственном секторе. По данным рейтингового агентства Moody’s, в России в ближайшее время не произойдет роста ВВП, поскольку цена на нефть падает. Прогнозируется снижение на 1,5% динамики и объема ВВП в 2016 году. Эксперты компании Standard & Poors считают, что экономические показатели могут снизиться и более чем на 1,5%.

По мнению одного из ведущих финансовых аналитиков, директора аналитического департамента Группы компаний «Альпари» Александра Разуваева, падение производства и ВВП в 2015 году, не превысившее 4% на фоне тех прогнозов, которые были год назад, выглядит оптимистично.

Специалисты Международного валютного фонда в надежде на постепенный рост цены на нефть рассчитывают на восстановление экономики. Вместе с тем прогнозируемая цена на российскую нефть колеблется между $30–40. Основываясь на этих цифрах, специалисты МВФ считают, что падение ВВП России в 2016 году составит от 0 до 1%. Эти ожидания поддерживают и аналитики Сбербанка России.

Нефть
Аналитики подчеркивают, что по-прежнему экономические показатели плотно увязаны с мировой конъюнктурой и ценами на нефть
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Я не разделяю точку зрения о сырьевой отсталости России, как и какой-либо другой нефтегазовой державы, – подчеркивает Александр Разуваев. – Во-первых, в глобальной экономике деньги не пахнут. Во-вторых, нефтегазовый бизнес – один из самых «умных», особенно с учетом того, что простых для освоения новых месторождений практически не осталось.

Падение на мировых рынках цен на нефть и газ, которое мы наблюдаем со второй половины 2014 года, – это конъюнктура, следствие ценовой войны между сланцевыми компаниями и ОПЕК. И это распространенное суждение. Надо также иметь в виду, что, помимо действий ОПЕК и избыточного предложения на нефтяном рынке, есть вероятность повышения ставки Федеральной резерв­ной системы США. Соответственно, рост ставки и дорогой доллар – это почти всегда дешевая нефть. Сейчас страна переживает нефтяной шок, отток капитала, санкции, но если мы посмотрим на реальный сектор экономики, то увидим месяц к месяцу легкий «плюс».

Летом 2015 года ВВП снизился на 4,6%, после чего руководством страны были введены антикризисные меры, благодаря которым экономика начала восстанавливаться. В том числе правительство перешло на режим жесткой экономии бюджетных средств и попыталось изыскать дополнительные источники пополнения бюджета, в связи с чем были изменены правила функционирования кредитной и налоговой системы страны.

В близком рассмотрении

«Ситуация в экономике города неоднородная, – отмечает директор Центра развития и поддержки предпринимательства Даниил Старковский. – Картина в ряде отраслей сильно отличается, в некоторых есть, безусловно, отрицательная динамика, в некоторых – положительная. Поскольку Санкт-Петербург благодаря наличию портов является внешнеторговым центром страны, отрасли, связанные с экспортом, особенно – сырьевым, стабильны. Баланс, который они указывают в отчетах, положительный. Поскольку правительство города последовательно занимается развитием промышленных отраслей, несмотря на все имеющиеся в экономике сложности, промышленники настроены оптимистично».

По мнению специалиста, нестабильно положение в сфере торговли. «В 2016 году, как известно, в регулировании этого сектора грядут изменения, направленные на упорядочение работы. Мы надеемся, что, когда пройдет удивление от нововведений и когда предприниматели поймут, как работать по новым правилам, эти изменения будут восприниматься положительно – но напряженность в сфере торговли есть, и деятельность государственных органов направлена на то, чтобы разъяснить ситуацию и получить обратную связь», – подчеркивает Даниил Старковский.

В свою очередь, президент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Александр Ходачек считает, что экономика Петербурга находится в плачевном состоянии. Эксперт отмечает, что третий год подряд индекс промышленного производства достигает лишь 92–94% от показателей предыдущего года. «В совокупности мы уже более чем на 25% снизили уровень промышленного производства, – констатирует ученый. – Снижаются вложения в основной капитал и иностранных инвестиций. И если рассмотреть индексы производства по отраслям, то почти по всем позициям они находятся в диапазоне от 83 до 91%. Это говорит о том, что экономика и города, и всей страны находится в тяжелой ситуации. Если рассмотреть внешнеторговую деятельность, то объемы перевалки грузов в Большом порту Санкт-Петербург уменьшились на 19% по отношению к прошлому году. Это свидетельствует о том, что затронуло и внешнеэкономическую функцию. И если сравнить это с уровнем индекса потребительских цен, то стабильной окажется ситуация только в сфере оборонного заказа и в производстве, хранении и переработке продукции агропромышленного комплекса. Два направления, на которые повлияли программы импортозамещения, меры по поддержке отечественного товаропроизводителя, субсидии для сельского хозяйства, снижение ставок по кредитам на ГСМ и посевной материал».

Специалисты Международного валютного фонда в надежде на постепенный рост цены на нефть рассчитывают на восстановление экономики

Говоря о прогнозах, Александр Ходачек также обрисовал отрицательную динамику, связанную с оттоком инвестиций. По мнению эксперта, реальные располагаемые доходы по итогам 2015 года уменьшатся на 5–7%, и в дальнейшем они не вырастут даже на 1%.

«У нас очень хорошие данные по безработице – менее 6%. Основной удар от санкций и падения цен на нефть принял на себя фондовый рынок, который в валютном выражении упал очень серьезно и когда восстановится – сказать сложно. Но он в России почти не влияет на уверенность потребителей. Наш Центральный банк фактически не вмешивается своими интервенциями в торги – он говорит, что может как-то сглаживать колебания, но этого не делает. Более того, у нас нет обязательной продажи экспортной выручки: слабый рубль выгоден, с точки зрения правительственных чиновников, для поддержки экспорта и импортозамещения, но главное – бюджет, потому что нефтегазовый сектор – это основа доходов казны. Соответственно, с рублевой точки зрения выручка нефтегазовых холдингов должна оставаться более-менее постоянной».

По мнению эксперта, в 2016 году рецессия в экономике продолжится. В проекты бюджетных назначений 2017 года, очевидно, войдет сокращение социальных расходов, возможное поэтапное повышение пенсионного возраста для отдельных категорий граждан, помимо госслужащих. При инфляции 12,8% в 2015 году она вряд ли снизится до 6,4% в 2016 году.

Нефтяной туман рассеивается?

Прогнозировать в столь динамично изменчивой ситуации – дело неблагодарное. Но все же аналитики рискуют просчитать разные варианты.

«Перспективу для развития имеют направления производства, которые связаны с поддержкой отечественного товаропроизводителя, – считает Александр Ходачек. – Очевидно, что нам не стоит ориентироваться на правила ВТО. Ведь те страны, которые применили санкции в отношении России, этими нормами пренебрегли, а система ВТО предусматривает очень хорошую точечную поддержку региональных товаропроизводителей. Поэтому у Петербурга есть все шансы, используя полномочия субъекта Федерации, найти способ поддержать свою экономику и переломить тенденции к падению. Тогда к 2018 году можно выйти на показатели 2015 года с учетом эффекта низкой базы».

Трубы
Ходачек: По прогнозам, только к 2018-2019 годам мы выйдем на показатели 2014 года
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Аналитики подчеркивают, что по-прежнему экономические показатели плотно увязаны с мировой конъюнктурой и ценами на нефть.

«То, что сейчас происходит на валютном и нефтяном рынках, всех очень пугает, – говорит Александр Разуваев. – Нефть за последние два года упала фактически в три раза. Поскольку ЦБ не вмешивается, а зависимость очевидна: когда нефть идет вниз, то рубль стремится следом. Обнадеживает, что пока резервы у правительства есть. Резервный фонд национального благосостояния – примерно $120 млрд, – хорошая «подушка». В следующем году у нас вряд ли будут проблемы с бюджетом, а что будет дальше, поживем – увидим.

Формирование внутреннего рынка и импортозамещение – это очень хорошо, но проблемы государственных финансов могут быть решены, только если цены на нефть восстановятся».

Укрепление рубля в следующем году аналитик также связывает с ростом цены на нефть. «Но ЦБ не даст ему сильно укрепляться. Таргет резервов, заявленный Набиуллиной – $500 млрд, – никто не отменял», – замечает Александр Разуваев.

«До 2018 года экономика России будет в сложной ситуации, потому что слишком низка база 2015 года, – отмечает, в свою очередь, Александр Ходачек. – Даже если ВВП, согласно разным вариантам прогнозов Мин­экономразвития, покажет рост 0,7–2,4%, его нельзя будет сравнивать с прошлым годом. Для объективной картины следует смотреть динамику в целом за 3–4 года. По прогнозам, только к 2018–2019 годам мы выйдем на показатели 2014 года».

Реальный рост экономики, по мнению ученого, возможен к 2020 году, а заметные темпы роста – к 2023–2025 годам.

«Многие компании не только мелкого и среднего, но и крупного бизнеса готовятся к тому, что нужно будет бороться и сражаться, чтобы удержать бизнес на прежнем уровне, – считает Даниил Старковский. – Предприниматели пытаются подложить «подушку» под свое дело и находить разные формы поддержки. Безусловно, государство, понимая это, должно оказывать такую помощь и исполнять те программы, которые уже сейчас планируются на следующий год. Опять-таки это будет гораздо эффективнее, если предприниматели станут сами проявлять активность».

Говоря о будущем финансовой системы, Александр Разуваев предположил, что российское правительство не пойдет на сокращение социальных обязательств.

«Поскольку у нас не предполагается секвестра, бюджет будет балансироваться за счет ослабления рубля, но надо понимать, что ослабление валюты – это рост цен на импорт, увеличение скорости обращения денег, – подчеркнул аналитик. – Соответственно, следует ожидать роста инфляции, кроме того, очевидно, что не будет возможности для снижения ключевой ставки. Если цена на нефть поднимется и бюджет будет сбалансирован при более высоком курсе рубля, в этом случае за счет монетарной политики, которая проводится ЦБ, и за счет сдерживания тарифов естественных монополий в следующем году вероятно снижение инфляции до уровня менее 10%. Ключевая ставка, соответственно, будет не 11, а 8–10%. В этом случае мы сможем наблюдать оживление экономики».

Подготовила Любовь Ежелева

В печатной версии название статьи – “Вверх или вниз” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, № 168, март 2016 г.)

Исследование микрорайона

Подборка для Вас

X