Актуальное

Правило абсурда: о практическом решении технических задач

Вопросы обеспечения надежности и безопасности пытаются решить не выполнением расчетов и проведением испытаний, а составлением набора документов. В этой постановке задача не имеет решения, но дает возможность заниматься ею бесконечно.

Дмитрий Еременко (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Дмитрий Еременко
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Для решения задач технического регулирования их надо прежде всего правильно формулировать. Необходимый алгоритм для корректной постановки задачи содержится в ФЗ № 384 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». В статье 16 «Требования к обеспечению механической безопасности здания или сооружения» требуется доказать, что в процессе строительства и эксплуатации здания или сооружения строительные конструкции и основание не достигнут предельного состояния по прочности или устойчивости.

Предельное состояние характеризуется разрушением, потерей устойчивости формы или положения, потерей эксплуатационной пригодности и другими явлениями, связанными с угрозой причинения вреда. Если эта задача ставится как техническая, единственное решение – сравнение расчетной нагрузки или деформации с предельным значением, допустимым для выбранной конструкции. Предотвращается отказ единственным возможным способом – обеспечением запаса прочности. Этого запаса должно быть достаточно, чтобы учесть возможные отклонения характеристик применяемой продукции и допущения, сделанные при расчете проект­ной нагрузки и моделировании условий строительства и эксплуатации.

К документу приложили перечень ссылок на нормативы, описывающие требования к обоснованию данных, необходимых для такого расчета, и к построению расчетной модели, а ссылку на этот перечень, заявленный как обязательный для исполнения, поместили в статьи 5 и 6.

Замысел был безупречный, но дальше «что-то пошло не так». Для выполнения задачи с помощью расчетов надо как минимум понимать описываемые физические процессы хотя бы на уровне средней школы. В нашем случае ее решили проще – заменили все расчеты и испытания «документами, утвержденными в установленном порядке», открыв неограниченные возможности для совершенствования нормативной базы, «бессмысленного и беспощадного».

Если выполнять требование федерального закона и все-таки делать расчет, то становится понятно, какие свойства продукции определяют надежность и срок службы. На контроле этих основных характеристик и должна строиться система обеспечения и подтверждения качества.

Если система технического регулирования не в состоянии сформулировать требования для определения пригодности продукции, определить подделку или суррогат – откуда на рынке появится конкурентоспособный продукт?

Не тут-то было. Практически все наши регуляторы уверены, что основа надежности – утвержденный документ и сертификат, а что написано в документе или сертификате, читать уже никто не будет. Вместо испытаний можно просто написать в документе, что срок службы составляет 50 или 100 лет – как позволит воображение, а доказательством будет служить сертификат соответствия и набор цитат о необходимости внедрять, развивать и модернизировать.

Мы определили один такой явный случай утверждения национальных стандартов, в которых просто нет ничего, что позволило бы сделать расчетное обоснование на­дежности. С помощью последовательной переписки со всеми участниками написания и утверждения, вплоть до обращения к председателю правительства, мы добились рассмотрения нашего вопроса у заместителя руководителя Росстандарта господина А. В. Зажигалкина.

В результате получили протокол, где с нашими замечаниями согласились и обещали устранить их в обозримом будущем. На логичный вопрос о том, как тогда может производиться, сертифицироваться и применяться продукция, выпущенная в соответствии с такими техническими условиями, нам ответили, что это не вопрос Росстандарта, а тех, кто занимается производством и применением.

В прошлый раз с этим вопросом Минпромторг нас послал в Минстрой и, наоборот, Минстрой в Минпром­торг, поэтому мы опять написали председателю правительства. Ответ из департамента градостроительной деятельности и архитектуры Минстроя разрешил все сомнения и противоречия. Оказывается, если стандарты описывают требования к заводской продукции, то они не имеют отношения к надежности зданий и сооружений, которые из этой продукции построили!

Утверждаются и вводятся в действие несколько стандартов и технических условий на одно и то же изделие, и все описывают его основные свойства по-разному (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Утверждаются и вводятся в действие несколько стандартов и технических условий на одно и то же изделие, и все описывают его основные свойства по-разному
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Водоканал Санкт-Петербурга» научился определять срок службы по названию материала – так следует из разработанных и утвержденных Региональных методических документов «Устройство сетей водоснабжения и водоотведения в Санкт-Петербурге. РМД 40-20-2013». Этот документ заслуживает внимания как обобщенное описание сложившихся типичных формальных подходов к решению или, точнее, к имитации решения задач технического регулирования.

Когда речь идет о стандартах, которым должны соответствовать применяемые материалы, – просто перечисляются все известные. В конце концов, какая разница? Утверждаются и вводятся в действие несколько стандартов и технических условий на одно и то же изделие, и все описывают его основные свойства по-разному. Это никого не смущает – мы привыкли ссылаться на все отечественные и зарубежные стандарты сразу и не читать ни один из них как следует.

Для каждого материала назначается своя методика для решения одной и той же задачи – расчета внешней нагрузки и моделирования взаимодействия трубопровода с грунтом с учетом проектных условий. Очевидно, изобретение специальных методик расчета когда-то стало одним из первых трюков, использовавших наш традиционный формализм и позволивших сделать из решения технической задачи инструмент для продвижения товара.

Кроме методики расчета изобретаются специальные требования и рекомендации по прокладке, составители которых с трудом понимают техническую задачу, которую должны решить. В утвержденном Своде правил СП 32.13330.2012 «Канализация. Наружные сети и сооружения» описаны все типы труб, рекомендуемых для прокладки в просадочных грунтах. При этом даже добавили условие, при котором стыки должны сохранять герметичность при просадке свыше 10 см. Остается вопрос – это правила, по которым надо строить трубопровод, или просто рассказ о том, как закапывать трубу, чтобы стыки не разошлись?

Эксплуатационная пригодность определяется гидравлическим режимом, который напрямую зависит от ограничения деформаций в профиле. Такие ограничения даны в другом СНиП 3.05.04-85 «Наружные сети и со­оружения водоснабжения и канализации», для безнапорных – 5 мм, для напорных – 30 мм отклонения в профиле. Что и куда потечет по безнапорной трубе, которая может «гулять» в профиле на 10 см и более? Главное, чтобы стыки не разошлись. Уверенность в том, что эта задача решается исключительно выбором «правильной» трубы, заменила и требования технического регламента, и здравый смысл.

Регулирование сводится к бесконечному перекраиванию рынка и постепенному перетеканию ресурсов из сферы производства – потребления к участникам административного распределения

Если обратиться к статье 16 того же ФЗ 384 – это случай предельного состояния по деформации основания сооружения, ведущей к потере эксплуатационной ­пригодности. Чтобы основание не деформировалось, очевидно, надо заниматься основанием и его несущей способностью. Решения есть в других нормативах – СП 22.13330.2011 «Основания зданий и сооружений», СП 35.13330.2011 «Мосты и трубы», они требуют дополнительных ресурсов и расчетного обоснования.

Наша система регулирования устроена так, что она по умолчанию должна выбрать самый дешевый вариант из настоятельно рекомендованных. Главный критерий – наличие утвержденного документа, в котором написано, что «так можно». Таких документов с каждым днем становится все больше, и задача усложняется – теперь надо решить, какой из них «самый обязательный» или «самый правильный из не очень правильных». Расчеты в качестве обоснования принимаются в исключительных случаях. Идет горячая и бессмысленная полемика о том, какие нормативы обязательны для применения – это, как правило, указанные в перечне к техническому регламенту. Если в основе обеспечения надежности действительно лежит расчет и необходимые доказательства, то эта борьба за место в перекрестных ссылках просто теряет смысл.

Главное достоинство существующей системы – возможность ухода от ответственности, но есть и главный недостаток – отсутствие возможности для реалистичного планирования. Строительная отрасль усажена на шпагат – одной ногой в постоянно растущей административно-плановой системе, регулирующей выбор технических решений и бюджеты на их реализацию, другой – в необходимости реализовать результат на практике, действуя в условиях рыночного ценообразования. С одной стороны, отчеты о достижениях в экономии бюджета, полученных на бумаге, с другой – стройка как увлекательное и опасное приключение, и единственное условие дойти до конца – возможность договориться «…в случае чего…». Чем дальше, тем больше эта возможность перерастает в необходимость, условие для выживания. Большинство в списке выбывших – те, у кого договориться не получилось.

Несмотря на формальный переход к рыночному управлению, основные институты регулирования остались государственными. Общественные организации так и не смогли от реализации открывшихся возможностей перейти к определению обязательств или условий, на которых они могут взаимодействовать с государством и друг с другом.

Процесс пошел по пути наименьшего сопротивления - по сути, к возрождению планово-административной системы, наделяющей аппарат управления неограниченными возможностями для вмешательства в экономические процессы (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Процесс пошел по пути наименьшего сопротивления – по сути, к возрождению планово-административной системы, наделяющей аппарат управления неограниченными возможностями для вмешательства в экономические процессы
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Процесс пошел по пути наименьшего сопротивления – по сути, к возрождению планово-административной системы, наделяющей аппарат управления неограниченными возможностями для вмешательства в экономические процессы. Участники рынка включились в конкурентную борьбу за возможность хотя бы на время стать «чуть более равным среди равных» за счет обращения к регулятору и введения в действие или пересмотра очередного норматива.

Регулятор охотно помогает, выдавая на каждый отдельный случай формализованное разрешение или запрет, не связанные общей логикой. Регулирование сводится к бесконечному перекраиванию рынка и постепенному перетеканию ресурсов из сферы производства-­потребления к участникам административного распределения. Если раньше проблемой была чрезмерная формализация, то теперь к этому добавились новые факторы – повышение инновационности, патриотичности и направленности на будущий стратегический прорыв.

Задача технико-экономического обоснования сформулирована таким образом, что она не может иметь решения. Хотя, скорее всего, решение никто и не ищет – здесь важнее участие в процессе, как и при строительстве любой финансовой пирамиды.

Товар не может удержаться на рынке, где на него нет спроса. Если система технического регулирования не в состоянии сформулировать общие необходимые требования для определения пригодности продукции, однозначно определить подделку или суррогат – то откуда на этом рынке появится конкурентоспособный качественный продукт? Сжимается спрос на самый главный экономический ресурс – квалифицированную рабочую силу. Она исчезает с рынка за ненадобностью.

Проектировщик, который комбинирует решения из рекомендованного или утвержденного набора, теряет способность строить расчетные схемы. Если из ТУ на продукцию исключить основные характеристики, то для ее производства уже не нужны грамотные технологи.

По данным Роструда, всего 30% работающих на наших стройках имеют специальное образование, еще 40% учатся «на ходу», 30% – контингент, «не поддающийся однозначному определению». Если правил так много и в их статусе не могут разобраться те, кто их пишет, то какие из них могут быть обязательной основой для профессионального обучения?

Задачу можно решить, только если она правильно сформулирована. Этому должны были научить еще в школе. Правильную постановку задачи не заменишь никакими призывами, лозунгами и политическими установками. Есть ли смысл реформировать институты и генерировать новые нормативы, если нет ни желания, ни способности разобраться даже в действующих федеральных законах?

Дмитрий Еременко, генеральный директор компании «Трубы ХОБАС»

В печатной версии название статьи – “Правило абсурда” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, № 169, апрель, 2016 год)

Похожие сообщения

X